Блог С миру по Нитке

Джокович выиграл Australian Open с надрывом мышц живота. В Австралии таких травм было много – вероятно, из-за карантина

Эпидемия.

«Я точно знаю, что это надрыв мышцы. Я не знаю, успею ли восстановиться за два дня. Не знаю, выйду ли на корт в следующем матче», – это слова Новака Джоковича в интервью на корте после третьего круга Australian Open. Ведя 2:0 по сетам, он травмировал мышцы живота и в итоге пять сетов мучился с Тэйлором Фрицом, придя в себя только в пятой партии.

«Турнирные перспективы у меня не особо радужные, я не знаю, смогу ли послезавтра выйти на корт. Надеюсь, что с божьей помощью смогу», – рассуждал серб.

На следующий матч Джокович с божьей помощью вышел – и победил Милоша Раонича в четырех партиях. «Если бы это был не «Большой шлем», я бы снялся. Но поскольку это «Шлем», я прикладываю все усилия, чтобы сыграть. Еще за три часа до матча против Милоша я не знал, сыграю ли. Когда я разогрелся, стало нормально», – резюмировал серб после встречи, во время которой половину ударов выполнял с особенным стоном (не таким, как обычно, а более болезненным что ли).

Дальше Джокович прошел Александра Зверева: «Я никогда не играл «Большой шлем» с такой тяжелой травмой. У меня были разные травмы во время «Шлемов», я несколько раз с них снимался. Сейчас волшебные руки моего физио и медицинской команды помогают мне приводить себя в состояние, в котором я способен играть».

А в полуфинале прошел Аслана Карацева – и впервые с третьего круга сказал, что у него ничего не болит: «В последние пять дней мне пришлось довести себя до пределов. Но после победы над Зверевым я знал, что дальше будет лучше. Возникло такое внутреннее ощущение».

На финал он все равно вышел с тейпом на животе, но играл так, что у здорового Даниила Медведева практически не было шансов.

По ходу турнира слова Джоковича о травме вызывали много сомнений. Некоторые вообще не верили, что он травмирован – и утверждали, что он симулирует, чтобы психологически поиграть с соперниками. Но встает вопрос: зачем первой ракетке мира психологически играть с Тэйлором Фрицом (который в двух предыдущих матчах взял у него три и шесть геймов), когда он ведет у него 2:0 по сетам?

Некоторые сомневались в серьезности травмы – в том, что серб именно надорвал мышцу. Потому что впервые он об этом заговорил на адреналине сразу после матча, а потом, пройдя обследование, отказался обсуждать тему.

Но, взяв девятый титул, серб все же настаивал: «Это надрыв косой мышцы живота. Я никогда раньше не испытывал того, что случилось в третьем круге. И МРТ показала, что это надрыв. У людей были сомнения, но там надрыв». А на следующий день рассказал, что за время турнира он увеличился с 17 мм до 25 мм.

Серб рассказал, что выдержал турнир, потому что по 10 часов в день работал с физиотерапевтами и врачами – во главе со своим личным физио Ули Бадио, специалистом не только по кинезиологии и физиотерапии, но и акупунктуре и восточной медицине. Бадио стал центральным человеком в команде Джоковича после того, как провел его через лечение травмы локтя, с которой серб мучился с «Уимблдона»-2017 до лета-2018.

Все подробности мельбурнского восстановления он обещал показать в документальном фильме, который выпустит в конце года. Есть гипотеза, что сагу с травмой он драматизировал как раз для фильма.

Но Рафаэль Надаль подтвердил, что играть с надорванной мышцей живота можно: «Например, я помню, что US Open-2009 я начал с надрывом мышц живота. Я начал с 6-миллиметровым надрывом или около того, а закончил турнир, проиграв в полуфинале дель Потро, с 26 мм. Само собой, это не было разумным решением».

Правда, Надаль утверждал, что «если что-то побаливает и это не ограничивает движения, наверное, можно найти способ. Но когда у тебя прямо травма, невозможно выиграть такой турнир». Но он с надрывом дошел до полуфинала US Open – и кто знает, что он мог бы сделать на «Ролан Гаррос». А для Джоковича Australian Open такой же дом, как для Надаля – парижский грунт.

***

Джокович был не единственным игроком, в Австралии получившим травму мышц живота. Еще как минимум шесть человек столкнулись с проблемами в этой области:

• Йоханна Конта (снялась по ходу матча первого круга Australian Open);

• Пабло Каррено-Буста (снялся по ходу парной встречи против Греции на ATP Cup и по ходу матча третьего круга AO);

• Маттео Берреттини (снялся перед 1/8 финала AO);

• Каспер Рууд (снялся по ходу матча 1/8 финала AO);

• Александр Зверев (дошел до четвертьфинала AO, проиграл Джоковичу);

• Каролина Мухова (снялась перед четвертьфиналом Gippsland Trophy, вышла в полуфинал AO).

Поэтому болельщики и журналисты даже заговорили об эпидемии травмированных животов (с другой стороны, 7 случаев из 256 участников – это чуть меньше трех процентов).

ITF называет травмы мышц живота «распространенным явлением среди теннисистов любого уровня» и связывает их в основном с выполнением подачи (у Джоковича травма подачу как раз не затронула, он сам говорил, что в матче с Фрицом только подача его и спасла) и форхенда (а вот удар справа у серба явно страдал).

Серб в интервью утверждал, что травм в Австралии было много и они – результат того, что игроки прошли 14-дневный карантин, во время которого у них были ограничены возможности для тренировок, а некоторые не тренировались совсем. «То количество травм, которое мы сейчас видим, ненормально. Топ-игроки подготовлены лучше всего. Саша, Димитров, Берреттини, Рафа… Все это связано с условиями и карантином», – сказал серб после выхода в полуфинал, добавив в список травмированных животов Димитрова и Надаля, столкнувшихся с проблемами со спиной.

Специалисты гипотезу серба в целом поддерживают. Например, Ромен Деффет, работающий с бывшим тренером Жюстин Энен Карлосом Родригесом, объяснил бельгийскому журналисту Иву Симону, что во время карантина игроки в основном сидели или лежали в номерах. Поэтому они не укрепляли мышцы корпуса за счет того, что поддерживали осанку.

Мэтт Литтл, тренер Энди Маррея по физической подготовке, добавил: «Всегда трудно/опасно делать общие выводы, когда речь идет о нескольких травмах. Но можно выдвинуть гипотезу, что игроки долго сидели, из-за этого мышцы передней части торса сократились, что потом привело к травмам, когда они стали нагружать их на подаче».

Доктор Марк Ковач считает, что причиной могла быть не только нехватка тренировок подачи: «Конечно, это часть причины. Но еще я думаю, что свою роль могла сыграть нехватка движения нижней части тела по полной длине корта. Поскольку с непривычки ноги быстрее утомляются, корпусу приходится больше включаться – и это его может сломать».

С ним согласился Эмилио Санчес-Викарио – экс-седьмая ракетка мира и основатель академии, через которую прошли Энди Маррей, Светлана Кузнецова и Григор Димитров: «Браво, Марк, мы это в последнее время постоянно наблюдаем – дополнительная нагрузка на мышцы пресса делает их сильнее, но короче. А когда им приходится тянуться, они травмируются. Очень жаль. Этим людям вредно сидеть и лежать в номерах».

***

Джокович считает, что сейчас туру нужно создать пузырь в духе НБА и проводить по несколько турниров в одном месте – чтобы игрокам не приходилось постоянно проходить карантины и подвергаться дополнительной физической и психологической нагрузке.

«Большинство игроков не хочет продолжать сезон, если нам придется постоянно проходить карантины. Сейчас я жду ответов на эту тему», – заявлял серб после четвертьфинала Australian Open.

Тур на его предложение пока не реагировал. По крайней мере, публично.

Джокович быстро и легко разделался с Медведевым. Довел Даниила до отчаяния темпом, глубиной и приемом в шнурки

Джокович – король Australian Open. Первый титул взял еще в 2008-м, когда показывал пародии, а его родители хоронили Федерера

В теннисе все ломают ракетки. Но настоящие разрушители бьют их об ноги

Подписывайтесь на самый интересный инстаграм о теннисе

Фото: REUTERS/Asanka Brendon Ratnayake, Loren Elliott, Jaimi Joy, Kelly Defina; instagram.com/uli.physio

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья