Реклама 18+
Блог С миру по Нитке

Она в 27 бросила карьеру инженера ради тенниса. Теперь ездит по мелким турнирам на плохих кортах – и кайфует

Рассказ BBC о шведке Марине Юданов и ее приключении.

«Марина Юданов – 556-я ракетка мира. Это невыдающаяся статистика, за которой скрывается выдающаяся история.

Еще в начале 2017 года 29-летняя Юданов зарабатывала больше 30 тысяч фунтов в год, работая в родной Швеции инженером в Volvo. У нее была финансовая стабильность, и она осела – по крайней мере, физически – в оживленном втором городе страны, Гетеборге. Но ей чего-то не хватало.

В поисках ответа она нырнула в жестокий мир низших уровней профессионального тенниса. Она сама оплачивает это тяжелое путешествие, оставляя всю себя на корте и экономя на всем за его пределами. Затяжные поездки на машине вместо дорогих перелетов, дешевые съемные квартиры вместо гостиниц. Иногда она живет в одной комнате с теннисисткой, против которой ей играть на следующий день.

«Мой рассказ – это не нытье и жалобы. Я не жалуюсь, – объясняет Юданов. – Я очень благодарна за возможность этим заниматься. Но это очень тяжело».

Это ее история, далекая от богатств, сосредоточенных на вершине тенниса.

Дневник Марины. Апрель-2019, судорожный рывок из Осаки

«В понедельник я проиграла в последнем круге квалификации на турнире в Осаке, Япония и использовала возможность поменять билет на самолет – за которую пришлось доплачивать. Перенесла вылет с воскресенья на четверг.

Во вторник вмешалась судьба. Я попала в основную сетку, потому что кто-то снялся из-за травмы. Потом я обыграла девочку, которая стоит на 300 строчек выше меня. После этого я должна была играть в четверг – в день вылета домой по новому билету.

До аэропорта Токио больше трех часов. Что если я проведу длинный матч? Наверное, опоздаю на самолет. Что если я выиграю? Точно пропущу рейс. Новый билет обойдется в 550 фунтов, это очень дорого. Что делать?

Матч получится длинным, я проиграла в трех сетах, а потом отправилась в самое судорожное путешествие в жизни. Из клуба я уехала, не приняв душ, потом у меня были такси, поезд, поезд, самолет, самолет, и больше суток спустя я еще в теннисной юбке и топе прилетела в нулевую температуру заснеженного Копенгагена. После этого еще всего четыре часа на поезде, и я дома.

Если бы мы играли на три минуты дольше, я бы опоздала на самолет и зависла в аэропорту Токио».

Как она дошла до такой жизни?

Когда-то Юданов была юниорской чемпионкой Швеции, но из многообещающей карьеры ничего не вышло. Ее сломило давление учебы, отрочества и стремления к спортивному совершенству.

«Я входила в число лучших юниоров своего возраста, в 16 лет была 250-й в мире. Но все это оказалось мне не по силам. Начался подростковый бунт. Я зависала с людьми, которые мне только вредили, курила, пила, встречалась со взрослыми мужчинами. Я думала, что ненавижу теннис, и бросила в 18».

После этого Юданов шесть лет не брала ракетку в руки. Но постепенно теннис пробрался обратно в ее жизнь. Сначала она была спарринг-партнером у подруги, потом попробовала играть на национальных турнирах. А после этого в 27 лет ушла с работы.

«У меня уже была хорошая зарплата, но каждый день я просто хотела выйти на корт и бороться. Я вставала в 5 утра, чтобы перед работой поработать над физикой. А сразу после работы шла и играла в теннис. Погоня за ощущением соревнования заняла все мое существование.

Коллеги мне говорили: «О, здорово, следуй за мечтой». Но про себя думали: «Какого черта она придумала? Бросает работу, чтобы ездить по миру и спускать деньги на теннис?».

И поначалу Юданов была обречена тратить деньги. Летом 2017-го у нее не было рейтинга, и она оказалась охотником за головами на фрилансе. Чтобы запустить карьеру с нуля, нужно находить турниры, где разыгрывают крошечные деньги и очки. Это дает возможность перейти на следующий уровень турниров чуть покрупнее, и так человек поднимается по крутому уклону профессионального тенниса.

В начале у Юданов было 20 тысяч евро семейных сбережений. Они покрывали затраты на переезды, проживание и обмундирование. Каждое ее решение – это инвестиция. Ставка на то, что она заработает достаточно очков и призовых, чтобы отбить затраты.

Если у нее неожиданно появятся деньги, она потратит их на карьеру и купит трейлер или дом на колесах, чтобы на нем ездить по турнирам. Именно так бывший теннисист топ-75 Дастин Браун катался по мелким соревнованиям.

«Приходится много считать в уме, когда составляешь маршрут. Смотришь, какие предлагают призовые и очки, хватит ли тебе рейтинга, чтобы попасть в сетку. Если в какую-то неделю турниров мало, то придется ехать подальше, потому что сетки везде сильнее.

Если я еду далеко, то смогу ли позволить себе билет на самолет? Смогу ли провести там несколько дней до турнира, чтобы пройти акклиматизацию, или же это слишком дорого? Есть ли другой игрок, который собирается туда же, с которым я смогу разделить затраты и тренироваться?

Каждый день рискуешь».

Сексуальное напряжение в атмосфере старшей школы

«На некоторых турнирах играют и мужчины, и женщины. Вокруг полно подростков, так что возникает атмосфера старшей школы. Вокруг много нового, гормоны играют, возникает сексуальное напряжение, которое только подогревается тем, что их родители далеко.

Обычно, если ты путешествуешь одна, то турнир селит тебя в один номер с любой другой девочкой из сетки. Я не раз ночевала в одном номере с завтрашней соперницей. Это не так уж плохо. В конце концов,  они тоже хотят подойти к матчу готовыми и отдохнувшими.

Но все иначе, если твоя соседка уже вылетела. Возможно, самолет домой только через несколько дней, и она скучает на курорте, где все включено, а вокруг полно спортивных мальчиков из других стран, которых она больше никогда не увидит. Разве они виноваты, что хотят с ними развлечься?

И не раз случалось, что она уходит и возвращается посреди ночи, мешает спать. А у тебя потом матч рано утром. Жизнь не прекращается даже в туре, ничего не поделать».

Крошечные призовые, опасные корты, скаутинг в инстаграме

В этом году проигравшие в первом круге «Уимблдона» получили по 45 тысяч фунтов, и по сравнению с этим Юданов борется за крошечные призовые. В мае она выиграла турнир в шведском курортном городе Варберг и заработала чуть меньше двух тысяч фунтов.

Но на этом уровне одна серия поражений или травма может обострить жестокие финансовые реалии и погубить карьеру. Так что ставки очень высоки. В матчах решается судьба, это микродрамы, чаще всего разыгрывающиеся без посторонних глаз.

«Помню, я играла в Тунисе, и там собрались люди и судьи. Я думала, что им нравится уровень моей игры, – рассказывает Юданов. – Но потом я поняла, что мы играем последний матч дня на этом корте, и они ждут, пока мы закончим, чтобы привести все в порядок».

Очень часто она борется не только с соперницами, но и паршивыми кортами и плохими судьями. «В Египте мы как-то играли на грунтовом корте, и я, наверное, никогда не видела такой плохой площадки. Там можно было легко подвернуть ногу, и мы все равно играли на 40-градусной жаре. Одна девочка упала, ударилась затылком, потеряла сознание, и ее пришлось откачивать. Было жестко.

В квалификации судей нет, и игроки этим пользуется. На кону стоит очень много, а в теннисе не все розыгрыши одинаково важны. Если мяч наполовину в ауте, то 80% игроков скажут, что он в ауте, потому что это им помогает. Несомненно. Бывает очень тяжело, много споров, много драмы».

У Юданов нет тренера, так что она полагается на сложную систему просмотра соперниц: отслеживает их социальные сетки и опрашивает подруг в туре, чтобы разработать тактику на матч.

«Сначала надо посмотреть результаты соперницы на сайте ITF – она в последнее время больше выигрывает или проигрывает. Потом смотришь имена ее соперниц, пишешь знакомым, спрашиваешь про ее игру. Или заходишь в инстаграм, смотришь ее технику, как она играет.

И, конечно, тебе тоже пишут. Хуже всего, когда две знакомых играют друг с другом, и обе спрашивают тебя об игре соперницы. Приходится говорить: «Сразу предупреждаю, я и ей немного расскажу о тебе! Только не обижайся!».

Декабрь-2017: откровения о поведении струн

«В сентябре я хорошо выступила в Тунисе, так что вернулась с сильным желанием играть еще лучше. Я правильно готовилась, но на корте была сама не своя: не узнавала свои удары, чувствовала, что не могу выиграть ни одного матча. Ничего не получалось.

Мы играли при температуре 10-15 градусов. Было очень прохладно, но я не придавала этому особого значения. Проиграла на первом турнире, потом на втором, а когда судорожно готовилась к третьему и чувствовала себя бессильной неудачницей, так разозлилась, что бросила ракетку в забор.

Подняла ее, продолжила играть – и ничего себе! Внезапно все пошло намного лучше, мяч полетел глубже, удары наконец заработали. Я посмотрела на ракетку и увидела, что она треснула. И тут я догадалась, что это ослабило натяжение струны, и поэтому я снова смогла нормально бить. На холоде нужно понизить натяжку струн, чтобы добавить силы ударам.

Я покопалась в интернете и получила подтверждение: струны из полиэстера на холоде становятся жесткими, теряют хлесткость. Чтобы разобраться, я потратила две недели, причем все поняла только потому, что сломала ракетку.

Конечно, профессионалы и их команды все это знают. И есть десятки таких мелочей, которые нужно самостоятельно для себя открывать, тратить на это время и деньги».

***

Спустя два года после перезапуска карьеры Юданов – шестая теннисистка Швеции. По ее оценкам, за счет призовых и платных выступлений за разные клубы она выходит в ноль. Но ей нужен еще один рывок в рейтинге, чтобы оплачивать счета, которые появляются, когда она живет со своим парнем или родителями.

Есть быстрый и незаконный способ, который некоторые игроки используют, чтобы получить дополнительный доход. Украинку Елену Плошкину, которая максимум поднималась на 698-ю строчку рейтинга, в мае пожизненно дисквалифицировали за договорные матчи.

«Это случается, но я с таким не сталкивалась, – рассказывает Юданов. – В соцсетях это много обсуждают. Кто-то писал, что может поставить на мелкий турнир и выиграть больше денег, чем игрок за победу на турнире.

Существует явный финансовый стимул заниматься договорняками, соблазниться этими деньгами. Если ты играешь на мелких турнирах и не продвигаешься выше, то у тебя финансовые трудности. Никто не зарабатывает, если, наверное, не сдает матчи».

В этом году Юдановой исполнится 30. Она понимает, что теннис не принесет ей миллионы долларов. И многое зависит от того, когда кончатся те 20 тысяч евро, которые ее родные изначально вложили в ее угасающую мечту.

Когда Юданов освоилась в профессиональном туре, она остановила быструю потерю денег, но сейчас у нее остались последние пять тысяч евро.

«Я не могу играть еще 10 лет. Сколько у меня еще времени, и как долго я могу находить оправдания тому, что постоянно играю? Достаточно ли я выигрываю? Моя конечная цель – зарабатывать профессиональным теннисом. Если я выйду на этот уровень, то хочу играть вечно. Потому что в теннисе я показываю всю себя».

«В теннисе часто встречаются депрессия, алкоголь, наркотики». Американец показывает жизнь за пределами топ-100

Теннисист помог в борьбе с договорняками – теперь не хочет ездить в Аргентину из-за ненависти

Фото: Instagram/marinayudanov

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья