Блог сошников

Джеймс Харден ломает НБА. Он настолько хитер, что соперники извращаются в защите против него

Харден – выдающийся атакующий игрок. Думаю, разумно с этого начать. Он потрясающе сочетает высочайший объем нагрузки, вариативность (да) и эффективность. За последние годы мы привыкли к этому, это стало данностью.

Но соперники с такой данностью мириться, конечно, не могут: они перепробовали целый воз разных, в том числе, достаточно странных тактик и схем, чтобы постараться помешать Хардену создавать нападение «Рокетс». Вообще это, наверное, главный комплимент для атакующего игрока – видеть, как защита соперника делает что-то экстраординарное, просто потому что «нормальное» не помогает. А Джеймс продолжает работать над игрой, подбрасывать оппонентам новые задачки и вынуждать их искать все новые и новые решения вопроса Хардена.

И, на самом деле, праймовые годы Джеймса в НБА логично описать именно тем, как против него защищались. Это наглядно показывает траекторию его карьеры, как он менялся и развивался.

Чтобы вспомнить все, через что прошел Джеймс в последние годы (и все, через что он протащил НБА), нужно выбрать какую-то отправную точку. В качестве таковой напрашивается сезон-2016/17, также известный как сезон, когда Харден должен был выиграть свой первый MVP. Дело в том, что это был последний «нормальный» сезон Джеймса.

Вот небольшой отрывок о Хардене из текста, написанного в 2017-м:

«У Хардена есть одна особенность. Это такой бородатый феномен, который не дает мне покоя весь сезон и который делает Джеймса игроком другого уровня. Он будто пророс в своих партнеров. «Хьюстон» – это не только Харден, но Харден – это весь «Хьюстон» сразу. Райан Андерсон, Эрик Гордон, Пэт Беверли, Клинт Капела и Тревор Ариза – это все инструменты Джеймса. Он так хорош в атаке, потому что он – это пять человек сразу, которые управляются одним мозгом. И это наталкивает на мысль о том, что прозвище «Борода» уже как-то приелось, да и банально до жути. Осьминог – вот подходящее прозвище. Никаких эмоций и куча щупалец, это то, как играет Джеймс».

«Рокетс» того сезона – это Харден, центровой, два шикарных «шестых» и море шутеров. Тогда Джеймс расставлял партнеров по краям, получал заслон, абсолютно точно знал, откуда придет подстраховка и заигрывал этого партнера. Соперники чаще стягивались, а не разменивались, это позволяло создавать движение в атаке, и Джеймс раз за разом последовательно принимал правильные решения. Команда много бежала и показывала 3-й темп в НБА, а Харден намного меньше, чем сейчас играл один в один.

В сезоне-2016/17 только 23,7% владений Хардена были изоляциями. Это уже достаточно много, но еще очень далеко от нынешнего Джеймса. Ну, то есть у Харрисона Барнса в том году было больше изоляций, если смотреть на долю от общего числа атак.

Но в решающий момент плей-офф Харден откровенно выдыхается, и это наиболее приятное для Джеймса объяснение из тех, что я могу придумать. Он выдает странный перфоманс против «Сперс», и Моури решает, что лидеру нужно найти помощника. Летом 2017 в команду приходит Крис Пол.

К тому моменту уже было понятно, что традиционная защита работает против Хардена так себе – он решает ее слишком легко. Наличие второго боллхэндлера в основе, способного поддержать движение мяча, сделало размены против Хардена почти неизбежными: другая защита неминуемо должна была приводить к открытым броскам в 1-2 хода. А размены защиты оставляют нападению не так много вариантов. Открытых зон почти нет, но есть удобные матч-апы. Это значит, что придется постоянно играть в изоляции.

Революция началась.

В сезоне-2017/18 доля изоляций во владениях Хардена растет до 35,0%. Он набирает по 1,22 очка за владение, это атакующий рейтинг в 122 – лучше, чем самая крутая атака того сезона (и это атака «Рокетс»).

В сезоне-2018/19 – изоляции составляют уже почти половину всех атак Джеймса – 48,7, (1,11 очка за владение).

Игра «Рокетс» относительно лиги замедляется – 13-й темп в 2018-м, 26-й – в 2019-м. Потому что изоляции энергозатратны, и большое количество владений ни к чему.

В этих сезонах Харден демонстрирует лютейший уровень в атаке один на один не только за счет того, что он дико хорош, но и за счет того, что он исполняет вещи, которые другие игроки не делают или почти не делают.

Сначала все замечают, как Джеймс во время броска цепляет руку опекуна локтем, тем самым зарабатывая фол. Движение быстрое, и если защитник пытается активно мешать дриблингу, то вовремя убрать руку почти нереально.

Из-за этого, команды стали советовать игрокам, чтобы те прижимали локти к телу и не расправлять руки, когда против них атакует Харден. На максималках это выглядело так:

На Харден продолжает бросать больше 14 штрафных за 100 владений по сей день.

Потом лигу добило то, что Харден отточил стэп-бэк трехочковый. Он просто долбит мяч в пол, резко отшагивает и бросает.

Вот как менялось количество стэп-бэков Хардена и реализация этих бросков:

Сезон-16/17 – 70 стэпбэков, 40%

Сезон-17/18 – 175 стэпбэков, 44,6%

Сезон-18/19 – 540 стэпбэков, 38,9%

За два сезона он ушел с плюс-минус одного такого броска за матч до 6,5, сохранив реализацию на шикарном уровне 39%. Просто для контекста, средний процент трехочковых в НБА – около 35. Большинство из них (около 80%) бросаются с получения. Значительная часть трехочковых – открытые броски. Примерно 1/5 часть всех трехочковых в НБА – броски из угла, откуда до кольца ближе, и попасть этот бросок проще. Харден бросал заметно точнее, при том, что атаковал с ведения, через руку соперника и отшагивая назад. Он создавал высокоэффективный бросок ни с чего. По 6,5 раза за матч.

Вообще стэп-бэк – это такая тема, которая всегда была не слишком надежной. То есть да, против этого почти нереально защищаться, но и попадать эти броски с хорошим процентом – сложно. Что ж, Хардену это удалось, и теперь нужно было решать, что делать с броском, против которого нет защиты.

И НБА ответила максимально логичным и одновременно неадекватным способом. Харден бросает с отступом? Встань за ним – ему некуда будет отшагивать! Если занять позицию под углом – сзади и сбоку, то можно еще и направить леворукого Хардена в неудобную правую сторону! Это же отличное решение. Правда, теряется основная суть обороны в баскетболе, которая заключается в том, что защитник должен быть между своим кольцом и атакующим игроком. Но кому какое дело, правда? В итоге против Хардена стали защищаться сзади.

И, в принципе, подобная защита, исполненная на высоком уровне, была достаточно эффективна. Во многом из-за того, что у Хардена аллергия на броски со средней, но модель работала. Казалось, что так против Хардена и будут защищаться в ближайшие годы.

Но потом случилась вторая революция. Летом 2019 Криса Пола обменивают на Уэстбрука, и «Хьюстон» теряет основную идею построения команды вокруг Хардена.

До этого они всегда старались окружить его снайперами или снайперами и центровым. В такой ситуации никого из партнеров Хардена нельзя было оставить неприкрытым. На дуге – шутеры, центр – под кольцом, каждый находится в позиции, из которой сразу сможет бросить. Уэстбрук же стал вторым не бросающим игроком в основе. Если его оставить на дуге, он не может эффективно атаковать сразу: его трехочковый не надежен, а поставить его под кольцо нельзя, потому что там уже Капела.

Это дало соперникам допуск в защите, небольшой зазор. НБА получила шанс и начала сходить с ума.

«Торонто» и «Сакраменто» пробовали бокс-энд-уан: один игрок команды опекает Хардена, а другие четверо играют «зону». Соответственно, куда бы ни пошел Джеймс с мячом, рядом с ним двое – его персональный игрок и кто-то, в чьем секторе оказался Харден.

Многие команды стали сдваиваться на Хардене. Не после заслона, а сразу зачастую – в центральном круге. Просто, чтобы убрать мяч у него из рук.

«Клипперс» в недавнем матче не то чтобы часто сдваивались в традиционном понимании, но отправляли на помощь «призрака» – дополнительного игрока, который стоял на средней и был готов помочь, если Харден пройдет первую линию обороны.

Разные команды используют различные типы дабл-тима, меняются акценты, но суть едина – не дать Хардену играть один на один.

В новейшей истории НБА такое внимание защиты на постоянной основе не собирал на себе никто. Ни за каким Леброном или Яннисом не бегают вдвоем по всему паркету. Против Карри играли «бокс-энд-уан», но то было в плей-офф и после травм большинства трудоспособных партнеров. Харден же оказывает подобный эффект в каждом матче, как что-то само собой разумеющееся. И конечно, против Джеймса сдваиваются не только потому, что есть необходимость, но и потому что есть возможность – тот самый «зазор Уэстбрука».

Так «Уорриорс» в недавнем матче пытались сдваиваться на Дончиче, форсировали несколько потерь, но сделать эту модель продуктивной так и не получилось: все партнеры Луки были в позиции для атаки, зачастую он просто отдавал им прямую передачу под бросок. Потому что его партнеры – это снайперы на дуге или центровой в «краске», они сразу в той позиции, из которой могут атаковать. В итоге сдваивания оказались не слишком продуктивны, местами от них и вовсе отказывались. Те же «Уорриорс» перед этим всю игру дабл-тимили Хардена, и это работало куда успешнее, чем защита один на один. Так что сдваивания были основным акцентом в обороне на протяжении всего матча, кроме небольшого отрезка во второй четверти. В атаке «Рокетс» просто больше уязвимых мест и страховать против них проще.

Так что против Джеймса играют два соперника, а значит, в большинстве случаев, партнерам придется что-то решать, они должны реализовывать эту атаку 4 на 3. Но пока ни черта не получается, дабл-тим работает.

Внезапно оказалось, что баскетбол – это командная игра.

Теоретически, задача «Рокетс» похожа на то, что было у Карри с Грином. Стэф собирает двоих наверху, отдает передачу Дрэймонду, идущему к кольцу. Если Грина встречает центр – идет скидка на своего пятого. Если Грина встречает центр, а на атакующего пятого стягивается игрок из угла – идет скидка в угол. Если никто никуда не выходит, Грин кладет лэй-ап.

В чем проблема использовать Уэстбрука в роли Грина – сложно сказать. Ему ведь даже не обязательно ставить заслон – на Хардене и так сдваиваются. Вместо этого обычно Расс стоит на дуге и начинает идти к кольцу не в момент сдваивания на Хардене, а только после получения мяча. Теряется время, и его хватает для того, чтобы защитник отскочил от отдавшего мяч Хардена и переключился на кого-то другого. Защита рассасывается по местам.

Но «Рокетс» вроде как и не пытаются сделать из Уэстбрука Дрэймонда. Вместо этого часто они ставят заслон под Хардена, таким образом, они решают, кто именно будет сдваиваться на Джеймсе. Обычно заслон ставит Капела или Такер, а значит, они вытягивают на дугу центрового соперников, убирая из-под кольца крупного игрока. Окей, умно. И что дальше? После этого открытым остается игрок, ставивший заслон, и ему и дают мяч. Получается, Капела, который не может три раза стукнуть мячом в пол, будет вести вашу атаку как вторичный боллхэндлер? Это все странно и не очень понятно.

Теоретически можно повысить бросковый потенциал команды, убрав с паркета Капелу, тогда единственным игроком без броска останется Уэстбрук. Но чтобы его нельзя было оставить неприкрытым, Расса нужно ставить под кольцо, а он пока ошивается на дуге. Логичнее тогда выглядит убрать с паркета Расса, но верится с трудом, да и у «Рокетс» недостаточно глубокая команда, чтобы отказываться использовать игрока, занимающего 40М в платежке.

Можно наоборот отдать мяч Уэстбруку, но тогда получается, что дабл-тим победил, и «Рокетс» изначально дают сопернику то, ради чего раньше оппоненту приходилось работать – убирают круглого из рук Хардена.

Может, нужно просто дождаться возращения Гордона, который даст команде еще одного игрока, способного и бросать и вести мяч, и тогда все будет в порядке.

Так или иначе, это уже вопрос партнеров и тренеров. Потому что то, что сейчас происходит – это не проблема Хардена, а его заслуга. Ведь, по сути, команды просто сдались в попытках остановить его, перейдя на постоянные сдваивания.

И Джеймс отлично отрабатывает против этих дабл-тимов, просто команда тоже должна играть свою партию. Возможно, это и вина Хардена, что ранее он узурпировал мяч и приучил партнеров быть зависимыми, а теперь Остин Риверс понятия не имеет, что делать с мячом в свободном пространстве. Что ж, придется адаптироваться. Но сам-то Джеймс уже адаптировался:

– Харден собирает сдваивания максимально высоко, чтобы отдать передачу под атаку 4 на 3 почти на всей половине площадки.

– Харден сохраняет тонус и, как только соперник перестает сдваиваться, накидывает полную авоську (как было в концовке с «Клипперс» или во второй четверти с «Уорриорс»).

– Харден старается оставаться опцией и бросает до того, как к нему стянется второй игрок.

– Харден время от времени находит способ пролезть между двумя соперниками.

– Черт, иногда Харден просто бросает через двоих.

Если команде этого недостаточно, то проблема в команде. И в этом штука – сейчас у НБА есть защита против «Рокетс», но все еще нет защиты против Хардена.

И то, как соперники пытаются сдерживать Джеймса, по сути, просто надеясь, что его партнеры будут ошибаться достаточно часто – это высочайшее признание.

Он заставляет НБА идти на абсурдные меры и все равно остается эффективным. Утром вы смотрите протокол матча, и, если там написано, что у Хардена очков 27, то вы понимаете, что на нем сдваивались. Это же дичь полная.

Как уже говорилось, Харден – выдающийся атакующий игрок. И лучше всего это проявляется в том, как против него защищаются.

Вы выбрали лучших игроков НБА 2010-х: кто после Леброна, попал ли Кобе, где Харден?

Кавай подарил нам первый спортивный аудиомем. Он появился даже в новом альбоме Скриптонита

Хайлайты Дончича, защита «Милуоки» и победы Леброна. Рейтинг самых интересных команд НБА

Баскетбол ВКонтакте

Баскетбол в телеграмме

Фото: REUTERS/Troy Taormina-USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Kevin C. Cox, Sean M. Haffey

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья