Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Липучая мышь

У него миллион подписчиков и видео с Дзюбой на канале «Зенита». Его фамилия – Миллер

Истории про съемки на «Газпром-Арене», работу на заводе и 800 тысяч на фифу.

В конце октября канал «Зенита» запустил развлекательное «G-Drive Шоу»: что-то среднее между «Большими гонками» и корпоративным тимбилдингом, двое футболистов соревнуются в трех конкурсах с ведущими, проигравшие по сумме трех испытаний исполняют наказание. В первом выпуске победили Артем Дзюба и Михаил Кержаков, а ведущим пришлось перекладывать руками противных марокканских тараканов.

У видео полтора миллиона просмотров. Ни у одного клуба РПЛ еще не было своего развлекательного шоу.

Один из ведущих – фифер и блогер Гена Миллер (27 лет; 1,2 млн подписчиков в ютубе). На видео – это полный парень с волосами в цветах флага России, который сидит на коленях у Дзюбы.

Евгений Марков встретился с Геной в Петербурге и узнал, как снимали видео с футболистами, как Гена ничего не делал до 24 лет, а потом получил миллион подписчиков и проект с «Зенитом».

– Ты правда Миллер?

– Да, могу паспорт показать (показывает, там написано «Геннадий Миллер» – Sports.ru).

– Какие шутки были на эту тему?

– Конфеты Meller. Все.

– Когда в твоей жизни появился «Зенит»?

– Я родился в Ленинграде в 1991 году, и сколько себя помню, один город – одна команда. В первую поездку в Москву в 16 лет ходил по Арбату, у меня в голове не укладывалось, как рядом могут лежать шарфики ЦСКА и «Спартака», а все это продает человек в футболке «Динамо».

– Ты болельщик?

– Всегда за «Зенит». В детстве носил футболку Аршавина. Популярнее Аршавина были только Бекхэм и Руни. Но я диванный болела, ни разу не был на «Петровском», не знаю всей статистики. Первый раз пошел на стадион прошлым летом, на матч Кубка конфедераций Португалия – Новая Зеландия.

– Когда на тебя вышел «Зенит»?

– Я начал снимать фифу в 2017-м, через какое-то время ведущий канала «Зенита» Денис Денисов (второй ведущий «G-Drive Шоу» – Sports.ru) узнал об этом, рассказал в клубе, что в перспективе можем что-то сделать. Я ответил, что тоже хотел бы замутить ролики с футбольным клубом. Какое-то время потратили на то, чтобы подготовить презентацию проекта со всей статистикой, контент-планом и основными тезисами. В клубе идею одобрили и решили делать шоу для «Зенит ТВ». Прошло еще какое-то время и для проекта нашелся спонсор в лице компании «Газпром нефть», партнера «Зенита». Так наша задумка превратилась в «G-Drive Шоу».

– Первая акция с «Зенитом» – перед прошлым Новым годом ты играл в фифу с Дзюбой. Как это было?

– Да, это был первый совместный проект для «Зенит ТВ». Мы обсудили все с пиарщиками клуба. Я хотел стереть грань: больше угарать, шутить про писюны. К сожалению, так в  «Зените» нельзя, но они большие молодцы – и много угарных моментов в том шоу осталось. Денис Денисов – тоже молодец. Он очень яро идею продвигал, говорил, что надо попробовать.

– Ты реально хотел шутить про писюны на канале «Зенита»?

– Я и шутил так, просто их вырезали. Дзюба нормально реагировал. Мы же все мужики.

– Дзюба до чемпионата мира и после – один человек?

– Абсолютно. Мы когда познакомились, сразу понял: это парень с района. Его интересно подкалывать. Ты сидишь, он в какой-то момент начинает тебя стебать.

– Итак, первый выпуск G-Drive Шоу. Сколько вы его снимали?

– Целый день. Я приехал в 9 утра, уехал со стадиона в половину восьмого вечера. За все это время мы ели один раз. Дзюба и Миша Кержаков снимались с трех до начала седьмого.

– Легко снималось с игроками?

– У нас с Артемом есть общее соприкосновение – квесты, перфомансы (квесты с актерами, которые такие же участники и могут напугать – Sports.ru). Он их очень любит, много прошел в Москве и Питере, советовал мне, я советовал питерские, делились историями, футбол пообсуждали. В видосе на моем канале есть история, как они разыграли на перфомансе Лунева. Дзюба переоделся в актера и начал угорать над Луневым. После съемок он сам предложил мне обменяться номерами, а утром прислал список перфомансов, которые стоит посетить.

С Мишей Кержаковым общался впервые. Было заметно, что для него это что-то новое. Ему тяжелее говорить, когда за камерой 30 человек. Раскачивался долго, но потом втянулся.

Когда закончили снимать, ребята сказали: «Все? Давайте еще».

– Ты снимался с большим футбольным клубом, одним из лучших по контенту в России. Что удивило?

– Что клуб вписался во все это дело и позволили нам творить неадекватные вещи с футболистами на таком стадионе. Это масштабно. Не часто мне отдавали целый стадион, где я мог делать все, что захочу.

– Много шуток вырезали?

– Полно. Если я сейчас расскажу, Артем приедет и побьет меня. Он здоровый, у меня нет шансов.

– У вас был сценарий?

– На бумаге есть правила трех челленджей. Все остальное – лайв лайвом. Не было ни одной заскриптованной фразы, кроме приветствия и конца.

– Снимали быстро?

– Лайф снимался одним дублем, почти без склеек. Не было такого, что я подходил и просил паузу на подумать над шуткой. Шоу идет потоком, так же и записывается.

– Какие планы на «Зенит»?

– Отснять сезонник. Мы снимаемся в данный момент.

– Ты сотрудник клуба или кто?

– Пока тусится, мы тусим.

– Тебе платят или работаешь за респект?

– Сумму не назову. Это символические деньги, на моем канале реклама дороже.

– Собираешься играть за «Зенит» в фифу?

– Они изначально хотели мне это предложить, но я сказал прямо: «Я не киберспортсмен, делаю развлекательный контент».

– Как ты играешь?

– Выше среднего, но не дотягиваю до киберспортсменов.

В детстве Гена на неделю впал в кому, после чего отец ушел из семьи

– Ты рос без отца?

– Я, как и все в России, воспитан одной мамой. Батек в 90-е решал какие-то вопросы, мамка рассказывала, что дома валялось оружие, пачки долларов. Дома всегда были видеокассеты, денди, видик. Он занимался перевозкой техники из Японии или Китая, все было отлично, я рубился в денди в игру Contra, где качки в обтягивающих трико бегают и стреляются. Потом пошли большие бабки, он такой: «##### [ничего] себе, я еще не нагулялся». Просто ######## [ушел] из семьи. Забил на нас, ничего не выплачивал. Больше его не видел.

Все случилось после того, как я впал в кому на семь дней. Отец играл в футбол на коробке с мужиками, взял меня с собой. Мне было три-четыре года, мне в голову со всей силы попал мяч. Мама потом рассказывала, что отец притащил меня домой, испугался и уехал: «Это не моя вина». Взял, вырубил, принес домой.

Я семь дней лежал и дышал. Дома. Доктор сказал: «Вот активированный уголь, анальгин». Я бы хотел под геройскую музыку ответить, как это было, но я ничего не помню. После этого отец не появлялся.

– Где он сейчас?

– Вообще ##### [неважно]. На связь не выходил, не искал меня.

– У вас остались родственники со стороны отца?

– Нет. С бабушкой и дедушкой с той стороны мы не общались.

– Что мама говорит об отце?

– ##### [фигня] бывает.

– Мама до этого работала?

– Ей пришлось работать, стала швеей. Всегда работала за копейки, ее максимум – 45 тысяч рублей в месяц, и это в последнее время, когда все стало нормально. А когда я был мелким, в доме по два месяца могло не быть сахара, потому что он дорогой и его невыгодно покупать.

– Что еще помнишь из той небогатой жизни?

– Когда мне в районе 10 лет купили первые бутсы, было дикое состояние. Современные школьники вряд ли могут такое испытать. Ты знаешь, что у мамы зарплата 15 числа, а сегодня только седьмое, но она обещала бутсы, ты ждешь их каждый день. Идете в магазин, отдаете огромные деньги (2300 рублей), покупаете серебристые Nike Total 90.  

– У тебя были игрушки?

– Не было. Поэтому сейчас, когда мне 27, захожу в магазин лего, вижу бионикла: «Твою мать, сколько ты стоишь? 10 тысяч рублей? Иди сюда, урод, я могу тебя позволить». Собираю дома. Подхожу к Даше (своей девушке – Sports.ru): «Зацени, как классно». И счастливый убегаю.

– Когда у тебя появился мобильник?

– Класс девятый. Мамка копила пару месяцев, тогда он стоил 5200 рублей. Siemens C75, серебристая модель, с камерой.

– Где вы жили?

– С папой жили на Петроградской в коммуналке. Шестикомнатная квартира, в каждой живет отдельная семья. Большая кухня, есть график, кто и когда там убирается. Один туалет на всех. Потом нам повезло: оказалось, что в нашем дома жил какой-то писатель, наши комнаты выкупили, нам с мамой дали двушку в Невском районе.

– Опиши вашу квартиру в Невском районе.

– Квартира алкашей. Входная дверь – обычная ДСП. Гроздья с тараканами, наша квартира была самым рассадником, такой мерзкий и гниющий прыщ на теле дома. Ну а как бы по-другому нам дали двушку вместо одной комнаты? Скажи и на этом спасибо.

Сейчас этот район норм, однокомнатная квартира в новом доме стоит пять мультов рублей. А раньше – убогейший. Бомж на бомже. Наркотики за наркотиками. Рядом сортировочная ж/д станция, так что вообще клоповник.

– Тебя занесло на наркотики?

– Ничего такого не было. Повезло, что много пацанов с района угорали по футболу. Один из наших стоял на воротах в «Шиннике». Давид Аршакян из сборной Армении тоже наш, играл в МЛС, бегал в «Чикаго» со Швайнштайгером (сейчас в датском «Вайле» – Sports.ru). Еще в нашем дворе был чувачок, который играл в дубле «Бенфики», но по работе переехал в Питер. Некоторые из нашей тусовки до сих пор играют в футбол за бабки: мелкие (30 тысяч), но бабки. У них сумасшедший уровень игры.

Мы общаемся до сих пор, у нас большая компания из 25 человек, пару недель назад снимали загородный дом, приготовили костюмы, отмечали Хэллоуин.

– Какая жесть была на районе в начале 00-х?

– Постоянно кого-то убивали. Однажды была лютая срань. У нас же трехэтажный дом, а тогда в моде были лавочки у парадной, где бабуськи сидят. Как-то в полпервого ночи пьяная компания села на лавочку у первого этажа, шесть-семь человек буянили, чувак с окнами во двор кричал: «Свалите, свалите». Они не свалили, в итоге этот мужик вышел и одному из них раскромсал череп: без ружья, просто прыгал у него на голове. У моей парадной лежал труп. Квартиру на третьем этаже опечатали. Моя реакция была: «### [фига] себе, вот это «Криминальное чтиво». И идешь дальше прыгать по гаражам.

– Умеешь драться?

– Не умею, считаю, что в грубой силе правды нет. Но если бы я был двухметровый и большой, я бы бил всех и говорил бы, что правда в кулаках. А так я маленький и пухлый, лучше скажу: «Давай жить мирно».

– Тогда как ты разруливал конфликты? На своем канале ты рассказывал, как к тебе однажды пристали с заточкой.

– А как разруливать? К тебе подходят, цепляют за кофту, заточку к пузу: «Гони сюда все, что есть». А ты идешь играть, не берешь ничего, потому что все тогда воровали из сумок: бросил портфель с телефоном на трибуну, после матча мобильника нет. Поэтому на поле никакие драгоценности мы не брали. Я и ответил им: «Я на футбол иду, ничего нет». Было видно, как он расстроился: «Блин, ладно, вали отсюда».

– Когда ты впервые поехал за границу?

– Полгода назад, в дорогущий круиз. Это круизы американской компании, русским сложно получить билет (не узнавали причину, не углублялись), нас и еще пару человек регистрировали как канадцев. Но когда наш человек захрапел в церкви в полной тишине, все поняли, что мы не канадцы. Стоило 1000 евро с человека.

Маршрут – Дания, Амстердам, Лондон, Париж, озеро Лохнесского чудовища. Его, кстати, не существует. Обалдел я со многого.

– А где понравилось больше всего?

– Шотландия! Эдинбург. Там холмы, замок на замке, смотришь через бинокль, а там Джон Сноу из «Игры Престолов». Архитектура! Я как быдло из пятиэтажки кайфовал: «Неплохо, клевые шестиэтажки».

– Что привез из поездки?

– Нимбус-2000 из лондонского музея Гарри Поттера (Нимбус – метла Гарри Поттера – Sports.ru). Жира привез. Там невозможно не жрать. На покупки потратил больше, чем стоила поездка.

Гена читал только одну книгу, не знает алфавит и таблицу умножения, ушел из ПТУ

– Кем ты хотел стать в детстве?

– Реально смотрел на вещи: я ничего не добьюсь.

– Где ты учился?

– Школу я прогуливал, меня отчислили после 10 класса, надо было срочно искать замену. Поступил в путягу (ПТУ – Sports.ru), чтобы получить профессию и корочку, что закончил 11 классов. Специальность была связана с ремонтом и отделкой, такой Джамшуд на минималках.

– Ты так плохо учился в школе?

– Учеба же для тупых. Мои одноклассники сидят с высшим образованием и жизнь свою не любят. Везде нужен опыт работы. Вот ты экономист, есть диплом, да и пофиг на тебя, человек не может устроиться. Единственное, что он может найти после универа, – сомнительная срань за 20 тысяч рублей в месяц. Ты должен отработать там всю жизнь, твои дети должны отработать там всю жизнь, чтобы получить повышение.

– Это ты сейчас взрослый и так говоришь. А тогда почему забил на учебу?

– Вся моя жизнь до съемок фифы – как у Спанч-Боба в голове. Бегает, звуки издает, все остальное пофигу.

– Читаешь книги?

– За жизнь прочитал одну. «Сумерки» Дмитрия Глуховского. Это не те «Сумерки», что сага о вампирах. Хотя, возможно, она тоже хороша, надо бы начать. В школе я точно не читал, так что ту книгу я читал уже после, лет в 20.

– При каких обстоятельствах ты ее читал?

– Странно. Ты берешь книгу, когда наступает чувство полной деградации. Вырубили свет на три часа, пришел на кухню по скрипучему полу. Свечка, чайник на плите. И начал читать. В книге мне понравилось, что мелочам отводится огромное описание. Даже комнате, в которой ничего не происходит, выделяют полторы страницы, чтобы ты погрузился в ее атмосферу. В какой-то момент я представил, как стильно я сижу, читаю, капец я умный.

Книга – толстая, но прочитал ее за два дня и залпом. Кайфанул. Но дальше читать не захотелось. Полный отстой. Читаешь, книга тебя засасывает, а в конце оказывается, что все это сон собаки.

– Стоит попробовать другие.

– Не хочу больше. Эта была моей первой и обожгла меня.

– В школе ты учился на двойки и тройки. Вспомни момент наибольшей тупки. Простейший вопрос, на который ты не ответил.

– Это были почти все вопросы. Будто на меня Медуза Горгона смотрит и я в камень превращаюсь. Ничего не мог сделать. Просто отстаньте со своими формулами и всякой этой сранью. Я даже сейчас алфавит не назову.

– А таблицу умножения?

– Тоже нет.

– Сколько в мире океанов?

– В районе пяти.

– Столица Англии?

– Да ### [фиг] знает. Я проиграл, все.

– Тебя напрягает, что не знаешь базовых вещей?

– Я нахожусь на лютой ступени цивилизации. С разбегу перепрыгнул немного.

– В ПТУ, где ты учился, идут совсем тупые?

– Это просто капец. Не зря эти мемчики существуют. ПТУ – помоги тупому ученику. Все девки – гопницы, могли после пар бахнуть «Блейзер», постоянно курили. Обалдел, что там есть официальная курилка, хотя это как бы колледж, много несовершеннолетних. Проходил практику за две тысячи рублей в месяц – дворником на стройке, складывал мусор в мешки, но я туда почти не приезжал. Отчислился через два года. Первые два месяца пытался ходить, потом понял, что срань какая-то, и перестал. «Спасибо, я так жить не хочу». Единственный плюс – типа закончил школу, но не забрал бумажку, так что считай и не закончил.

– Что ты делал вместо учебы?

– Играл в футбол, жил на мамкины деньги.

– Тебе 19-20 лет, ты не учишься и не работаешь. Как был устроен твой день?

– График был сбит. Просыпался в три часа дня, ждал, когда все придут с учебы и работы (в районе 17:00). В 18:00 мы шли на поле. С 15 до 18 я просыпался, смотрел видосики, играл во второй плейстейшн (мама купила в кредит, год выплачивала). Играли в футбол, пока не стемнеет. Если белые ночи – могли и до пяти утра. Бывало, и всю ночь играли. Наступало полпервого, а зачем расходиться? Давайте в американку поиграем. Купили попить в три часа ночи, продолжили. В семь разошлись. Снова спал до трех дня.

– Что говорила мама?

– Постоянно пилила: «Почему ты ничего не делаешь, толку никакого, высшего образования нет, устройся на работу».

– Бухали с пацанами?

– Первый алкоголь попробовал в районе 17 лет. Впятером покупали по три бутылки пива на человека: пили и до футбика, и после. Водку пили один раз в год по праздникам, но без откачиваний.

Начинал с пранков над девушками, а через полгода набрал 100 тысяч подписчиков. Отказался продвигать Собянина перед выборами

– Ты всегда был пухлым?

– Я был худеньким. Переломный момент в жизни – лет пять назад я сломал ногу. Меня никто не трогал. Принял мяч, разворачивался, подошвы бутс были стерты. Малая берцовая кость треснула пополам. Щелк, и все. Восемь месяцев был прикован к постели, ничего не делал. Играл на ноутбуке в MMORPG, вторую линейку World of Warcraft. Залипал, толстел, смотрел видосики на ютубе.

– Сколько весил тогда?

– До травмы – 58-60. Как выздоровел – 75. В сравнении это кажется большим весом.

– После травмы ты пошел работать?

– Чуть работал и до этого. Я собирал в цеху стулья, кушетки, диваны, столы, кухни, много чего. За 15 тысяч в месяц. Меня научил дядя Миша – такой веселый мужичок, любил прибухнуть, но мебель собирал идеально. Даже пьяным в говно мог нанести разметку с закрытыми глазами. Видел, как он залпом мог выпить 0,5 водки, а потом собирал стулья.

– Вот ты ничего не делал, играл в футбол и тут стал популярным ютубером. Как это случилось?

– Для начала вылечил ногу. Потом долгое время был монтажером и оператором на канале «Вджобыватели», которые снимали пранки. Смотрел, что да как. Тогда в тренде были как раз пранки. Это время – выстрел Rakamakafo и каналов типа ChebuRussiaTV.

Платили мне там очень-очень мало, в районе 15 тысяч в месяц, хотя я монтировал нонстопом, работал параллельно на заводе. Лучше заниматься тем, что нравится, чем работать за те же бабки и ненавидеть работу.

– Ты начал покорение ютуба в 2015 году с того, что предлагал на улице показать грудь и заняться с групповым сексом. Что осталось за кадром?

– Особой жести не было. Все интересное вошло.

– Сейчас там полно просмотров, потому что у тебя популярный канал. Сколько было просмотров тогда?

– Две-три тысячи и два комментария: «О, придурок» или «О, красавчик, давай еще».

– Как ты перешел на фифу? Первое видео про фифу – январь 2016-го.

– Мне надоедало тратить неделю на один видос. Один такой ролик можно снимать месяцами, а можно нанять актеров. У меня же все было по-настоящему. А как фифу начал снимать? Интуитивно как-то пошло. Была маленькая конкуренция, фифу снимали человек пять. Ребята не парились, монтаж особо не делали. Я подумал: «А чем я хуже? Могу снимать то же самое, только еще и монтировать».

И за первые две недели набежало сто тысяч подписчиков.

– Как?

– Стопроцентное попадание в аудиторию. Резкий юмор, где-то грубоватый, с матом (без него никуда) и уникальная подача на фоне других.

– Сразу начал рубить деньги?

– Канал сразу начал расти, мне предлагали много рекламы, но я отказался до 100 тысяч подписчиков. Я делал канал не ради денег, а потому что мне понравилось. Снимал, монтировал, получал много кайфа. На видео я просто открывал паки и играл матчи.

– Ты был пацаном с района и стал популярным блогером. Как чувствовал популярность?

– Никак. Есть ребята с футбольного поля, которые думают, что я зазнался, когда перестал с ними играть. На самом деле это из-за того, что хобби превратилось в работу и мне было приятнее посидеть дома и снять ролик, чем просто так играть в футбол.

– Ты рассказывал, что одна из причин переезда в отдельную квартиру полгода назад – толпы школьников под окнами. Все было так плохо?

– Сосед-школьник рассказал ребятам. Они собирались у окон, кричали «Гена, выходи», вкладывали письма в почтовый ящик. Писали одинаково: «Генчик, привет, спасибо за работу». Но я не Николай Соболев, чтобы говорить о какой-то популярности, все же моей медийности в широких кругах мало. Никогда не задумывался, чтобы Гена Миллер был проектом, лез в СМИ. Я как какашечка поплыл по реке, и все.

На улице могут не подойти за весь день, а бывает, что каждые 15 минут.

– Ты первым из фиферов набрал миллион подписчиков (в апреле 2018-го). Есть объяснение?

– Мне хочется верить, что это простота. Плюс я долгое время работал оператором-монтажером и набил руку. Знал, что помимо видосиков можно снимать что-то клевое. И появился проект «Фуферы». Три испытания, две команды, наказания для проигравших. Принципиально никакой рекламы, кроме второго сезона. Хотел, чтобы туда пришел большой рекламодатель. По итогам пришел «Зенит».

– Сложно быть фифером не из Москвы?

– Мимо тебя проходят большие компании. Условный спортивный бренд делает акции, но меня не зовет. Когда я встретился с организаторами (я оказался на их мероприятии от кого-то другого), поинтересовался: «У меня на канале есть целевая аудитория, по трафику она занимает высокое место, а вы меня не пригласили». «Мы давно о тебе знаем, но ты же питерский». Логика такая: «Он же ехать будет».

С другим брендом было еще круче. Вышла коллекция бутс, где главное лицо – Гризманн. Меня пригласили на мероприятие в Москву: «Можешь к нам приехать, естественно за свой счет, сними отель, потусуйся, все сделай сам. Зато ты будешь первым, кто потрогает бутсы Гризманна». Я им написал: «Спасибо огромное, что обратили на меня внимание. Готов вписаться, если накинете поверх трусы и две пары носков». Мой ответ они проигнорировали. Не знаю, как большая компания может прийти с таким предложением.  

– Хотел бы переехать в Москву?

– Нет, всей душой ее не люблю. В Питере я знаю каждого бомжа и облезлую кошку на Ваське. Вообще все. Где что можно достать и за сколько. В плане инвентаря для видео, хаха, а то ты меня не так поймешь. А в Москве не знаю ничего.

– Сколько ты получал два года назад, когда канал развивался, и сколько сейчас?

– Поначалу в одном видосе зарабатывал от семи до девяти тысяч за рекламу, в месяц выходило от 50 до 100.

– А как дела сейчас, после миллиона подписчиков?

– Если бы я рекламировал одно политическое мероприятие, получил бы семизначную сумму. Я отказался.

– Просили прорекламировать выборы?

– Выборы мэра Москвы. Но они грамотно сделали: не было посыла «За Собянина», говорилось, что в городе происходит отличная движуха, но имейте в виду, что ее замутил Собянин.

– Почему отказался?

– Они зашкварились в видео Соболева (перед выборами мэра Москвы блогер Николай Соболев сделал видео про Парк Горького, в котором скрыто прорекламировал мэрию Москвы, а до этого критиковал тех, кто участвует в политической пропаганде – Sports.ru). Да и вообще выборы – так себе. У меня нет жесткой позиции, в политике не разбираюсь, я для нее слишком тупой. Короче, я вне политики.

– Семизначные цифры не заставили поволноваться?

– Неа, всех денег не заработаешь.

– В общем, какой у тебя доход?

– Смотри, на круиз я копил. Квартиру снимаю за 50 тысяч. Конкретную сумму называть не хочу, но хватает, чтобы оплатить квартиру, сходить в магазин, не смотря на стоимость продуктов.

– Мама сейчас работает?

– Нет, я ее полностью обеспечиваю, заезжаю к ней пару раз в неделю. Купил ей планшет, она теперь в игры играет, всегда в топ-1 рейтинга.

Гена реально потратил 800 тысяч рублей на паки в фифе? 

– Давай признаем, у тебя популярные видосы. Но ты там только вытаскиваешь игроков в паках, сидишь за компом. Контент однообразный. За что тебя смотрят?

– Потому что на паки тратятся немаленькие деньги. Людям интересно: этот чувак потратил столько тысяч рублей, ну-ка посмотрю, что он поймал.

– Сколько тратишь на донат?

– В FIFA 18 перестал считать, когда задонатил туда тысяч 600. Суммарно, наверное, было тысяч 800. Так я мог позволить любого игрока.

– Сколько стоят самые дорогие?

– Можно тратить сколько угодно. На миллион можно купить очень много, но без гарантии, что у тебя выпадет сборная мира. Все зависит от везения. То есть я покупаю не Месси, а шанс, что он выпадет. Возможно, выпадет он, а возможно никто.

– Покупка паков сильно бьет по бюджету?

– А мне самому это по приколу. Мне нравится, что у меня сильный состав, нравится играть в фифу. И с удовольствием вкладываю туда бабки и записываю.

– Здорово, что нравится, но почти миллион рублей на донаты – это точно норма?

– Да люди бóльшие деньги на такую фигню сливают.

– Смотри, это 65 тысяч в месяц на донаты. Твой бюджет это позволяет?

– Например, сегодня попросил кореша перекинуть четыре тысячи рублей на карту, потому что ну нет денег совсем. Последние 15 тысяч могу потратить на пакцы, мне же самому очень интересно играть.

– Вкусно поесть и не покупать паки или поесть немного, но купить паки. Что выберешь?

– Вообще я придерживаюсь тактики: пожрать хорошо, а после этого открыть пакцы. Но если выбирать? Люди не поверят, я бы больше потратил на фифу.

– Твоя популярность связана с тем, что ты так много донатишь?

– Забавно. Купил ли я свою популярность? Если бы я не донатил, было бы меньше контента, я бы снимал больше видосов на футбольном поле.

– Среди фиферов донатишь больше всех?

– Не знаю и не хочу считать чужие деньги. Но я точно не самый последний.

– У тебя на канале в основном фифа. Что по разнообразию?

– Смотри «Фуферов» и видео про мой любительский клуб «Крысиная нора»

– Но это не основной твой контент. А так ты получаешь миллионы просмотров, потому что люди хотят увидеть, как ты открываешь дорогой пак? Или есть что-то еще?

– Есть огромное количество людей, которые открывают паки на бóльшие суммы, но их не смотрят. Много факторов. Я начал в нужное время в нужном месте, попал в целевую аудиторию.

– Согласен, что у тебя однообразный контент?

– Да. По большей части – это летсплей, фифа.

– Если бы ты был подписчиком такого канала, тебе было бы скучно?

– Если бы я любил фифу, то нет.

– Считаешь свой канал скучным?

– Считаю, что всегда можно найти что-то поинтереснее.

– Мои знакомые говорят, что на фоне других фиферов Гена Миллер сероват. Мало движа, если не брать «Фуферов». Что мы им ответим?

– Ты сейчас выступаешь как хейтер. Что я тебе буду объяснять? У меня есть «Фуферы». На съемки одного выпуска я трачу 250-350 тысяч рублей, не продавая туда рекламу. Много таких людей? Ты не знаешь и задаешь такие вопросы. Я много сил потратил на эти проекты и стараюсь делать их раз в год, делать шоу.

– Без рекламы – принципиальная история?

– Художник должен быть голодным.

***

– Последние вопросы о тебе сейчас. Чем занимаешься помимо фифы?

– У нас большая компания друзей, сидим в гостях. Не скажу, что люблю кататься на лошадях или разводить их. Досуг – как у всех.

– Твои планы и мечты?

– Планов никаких, живу одним днем. Мечты – когда-нибудь купить собственное жилье.

Фото: instagram.com/miller_gena

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+