Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Молниеносный хоккей

Записки архивариуса: Самый первый

В конце концов кто-то должен быть первым.

Если вспоминать, как комплектовался самый первый состав Молнии, не вызывает особого удивления, что именно Уэнделл Янг стал самым первым игроком, официально ставшим игроком вновь созданной команды. Потому что так сложилось, что Янг, голкипер, по всеобщему признанию, не самого высокого класса, с ограниченным потенциалом, всегда оказывался в нужном месте в нужное время, чтобы войти в историю. Уэнделл Янг

К моменту драфат расширения, на котором формировался самый первый состав Tampa Bay Lightning, который прошел 18 июня 1992 года, Янг уже обладал уникальным для вратаря набором чемионских титулов. Он дважды побеждал в розыгрыше Мемориального Кубка (трофей, вручаемый лучшей команде канадского юниорского хоккея), в Кубке Колдера в составе Hershey Bears в 1988-и и дважды - Кубки Стенли в составе Питтсбурга в 91-м и 92-м.

“Да, я всегда оказывался в нужном месте в нужное время,” говорит Янг. “Я всегда говорю людям, что мне, наверное, следовало бы покупать лоттерейные билеты - и я бы был миллионером. Мне повезло, что я, не имея особого таланта, каждый раз оказывался в чемпионских командах.”

Уэнделл Янг в составе Питтсбурга в матче против ЦСКА

Уэнделл Янг в составе Питтсбурга в матче против ЦСКА

Прежде чем присоединится к Молнии, Янг за последние два сезона провел всего лишь 18 матчей в НХЛ и ни единого матча в плей-офф, но в обоих чемпионских сезонах Пингвинов начала 90-х, именно он сидел на скамейке запасных за спиной Тома Барассо, что по правилам НХЛ делает его обладателем обоих Кубков Стенли, завоеванных Марио Лемье и его свитой. По окончании сезона 91-92, Янг получил свой второй подряд перстень за победу в Кубке Стенли и приготовился сменить команду на одну из двух, вступающих в НХЛ со следующего сезона - Сенаторы Оттавы или Молния из Тампа Бэй.

“Почему-то я был уверен, что я попаду именно в Тампу,” вспоминает Янг. “Я был знаком с Тони Эспозито, ассистентом и братом генерального менеджера команды Фила. Именно Тони пригласил меня в Питтсбург, когда был там генеральным менеджером, так что у меня уже был успешный опыт работы с руководством новой организации.”

Его ожидания подтвердились, когда Фил Эспозито назвал его имя самым первым при выборе на драфте расширения. Таким образом Янг стал самым первым игроком в истории клуба.

“Янг - это парень, которого вы всегда хотите иметь в своей раздевалке из-за его характера,” сказал известный телевизионный аналитик Дон Вишня Черри, когда выбор Эспозито был анонсирован. “Они выбрали его в первую очередь из-за его характер и человеческие качества, нежели за его таланты.”

Известие о том, что он стал игроком Молнии дошло до Янга в Диснейленде в Орландо (это совсем недалеко от Тампы) куда он поехал с женой Полой и детьми специально ожидая именно такого выбора. Таким образом он покинул один парк приключений и сразу попал в другой. В конце концов он покидал команду, которая выиграла два подряд Кубка Стенли. Но при этом, Янг понимал, что молодой состав Тампы, собранный с миру по нитке, дает ему больше шансов, чем привычное доминирование Тома Барассо в Питтсбурге.

“Наверное, это интересная смена обстановки,” рассказал Янг газете St. Petersburg Times. “У меня теперь не будет суперзвезд, с которыми я привык играть. Очень многие вещи будут теперь другимми.”

Насколько все будет другим, он понял, когда в первый раз увидел здание, в котором будет играть в первом сезоне Тампы в НХЛ - бывший селскохозяйственный выставочный центр Tampa Fairgrounds, на скорую руку переделанный в хоккейную арену и получивший название Expo Hall (свой первый сезон Молния выступала именно в таких "сельскохозяйственных" условиях, прежде чем через год перебраться в гигантский ThunderDome, который и по сей день владеет рекордом посещаемости матчей НХЛ на закрытых аренах) .

Янг с Кубком Стенли

“В первый раз, когда я увидел это здание, я подумал, насколько оно маленькое - просто стены и трибуны - и больше ничего,” смеется Янг. “Какой хоккей? Единственное для чего годилось это здание - для всадника на быке, прыгающего между трибунами.”

Вечером 7 октября 1992 года, однако никаких быков со всадниками там не было. Вместо этого там был лед и аншлаг среди зрителей (да, по меркам НХЛ, аншлаг в 10 425 человек, это несерьезно - но большего количества зрителей это помещение вместить не могло даже теоретически). На арене были различные знаменитости, на льду - фигуристы и различные шоумены в течение 45 минут развлекали собравшуюся публику, когда Янг и его новые партеры ожидали первого выхода на лед в первой в истории игре регулярного чемпионата.

Также старта матча ждали Черные Ястребы Чикаго, мощнейшая команда НХЛ, которая в прошлом сезоне встречалась в финале Кубке Стенли с Питтсбургом Янга.

“С точки зрения вратаря в такой игре - основаная мысль не облажаться,” вспоминает Янг. “Не хочется провести плохую игру, особенно после всего этого предматчевого действа. Слишко много глаз на нас смотрели.”

То, что этои глаза увидели заслуживает отдельного рассказа (и этот рассказ будет на страницах этого блога) - 5 голов забитых Молнией за первые 20 минут игры и итоговая победа 7-3 (что стало рекордным результатом первого матча для всех клубов, входящих в НХЛ с момента первого в истории расширения Лиги).

Незабываемое зрелище для всех болельщиков, кому удалось купить билеты. Но для самого Янга этот вечер запомнился первым пропущенным голом в истории Молнии. Потому что с ним случилось именно то, чего он так боялся - он облажался.

Защитник Чикаго Кэм Рассел, получил шайбу от Эда Белфура, пересек свою синюю линию, и не доезжая до красной линии "парашютом" бросил шайбу в зону Молнии с целью смены. Рассел уже перелезал через борт, когда за спиной Янга зажегся красный свет - шайба пару раз подпрыгнула на льду и проскочила между выкатившегося из врот ей на встречу вратаря. Тем самым было положено начало сразу двум "проклятиям" Молнии.

Во-первых, это обозначило вратарскую проблему Тампы, которая преследовала команду на протяжении всей ее истории - за всю историю команды у клуба было лишь два вратаря, которые в полной мере соответствовали статусу первого номера команды НХЛ - Дэррен Пуппа и Николай Хабибулин. Половину сезона (с момента обмена в январе и до поражения в финале Конференции) убедительно провел Дуэйн Ролосон и сейчас подает серьезные надежды на то, что проблема решена Бен Бишоп. Все остальное время игра вратарей Молнии каждый раз напоминала о той самой первой в истории пропущенной шайбе.

Во-вторых, этот гол стал первым в карьере Кэма Рассела, который в основном занимался несколько другими вещами, нежели забивание голов. Что положило начало другой "традиции" - если у игрока соперника перед матчем с Тампой есть хоккеист, который еще не забивал, то очень велика вероятность, что он откроет счет заброшенным шайбам именно в матче с Громовержцами.

Тем не менее, даже несмотря на этот гол, а также еще на два "трудовых" гола Чикаго в исполнении Брайана Нунэна и Мишеля Гуле, Янг записал на свой счет первую победу в истории Тампы.

Чуть позже по ходу первого сезона Тампы, судьба которая наблюдала за развитием событий с плеча Уэндела чуть было не сделала очередной подарок своему любимцу. В последний день обменов, 20 марта 1993 года, Янг должен был играть свой последний матч за Молнию - против Баффало. Обмен с Монреалем был уже почти финализирован.

“В день игры мне сказали, что я обменян.. ‘Вот твой билет на самолет. После игры ты летишь в Монреаль’,” вспоминает Янг.

Но на этот раз злые силы вмешались в исторические расклады. По ходу игры (Молния проиграла 1-3) Янг серьезно повредил плечо (матч доигрывал Пэт Жаблонски) и выбыл из игры. Сделка с Монреалем, разумеется сорвалась. А если бы этой травмы не было... Напомню, что Кубок Стенли 1993 года выиграл как раз Монреаль.

“Я никогда не оглядывался и не задумывался о том, чтобы было если бы,” говорит Янг. “Но если все-таки пользоваться сослагательным наклонением, то если бы этот обмен состоялся, а Монреаль выиграл Кубок Стенли в том году. Я бы стал обладателем Кубка Стенли в трех сезонах подряд. Конечно, я бы плотно сидел за спиной Патрика Руа и, наверное, не сыграл бы ни единой минуты. Но все равно.”

Янг в составе Чикаог

После 40 матчей в течение двух сезонов за Молнию, Янг в конечном итоге оказался в Chicago Wolves, которые проводили свой первый сезон в Интернациональной Хоккейной Лиге. Как и в случае с Молнией, именно на счету Янга первая победа в истории команды. Но более того, с Чикаго Янг в 1998 году выиграл Кубок Тёрнера, став таким образом единственным в истории вратарем, выигрывавшим все значимые трофеи североамериканского хоккея - Мемориальный Кубок, Кубок Колдера, Кубок Тёрнера и Кубок Стенли.

Янг выступал за Волков в течение четырех сезонов, в конечном итоге перейдя в тренерский штаб, когда команда переместилась в Американскую Хоккейную Лигу. В августе 2009-го, 46-летний Янг был назначен генеральным менеджером этого клуба. В этой должности он вспоминает уроки, полученные им за время игры в Тампе.

“Когда Эспозито выбрал меня, он сказал мне, что он строит команду, которая будет работать до седьмого пота,” говорит Янг. “Я точно помню этот момент. Возможно наша команда была не ссамой талантливой в Лиге, но это была самая работоспособная и работящая команда из всех тех, в которых мне приходилось играть. Я рассказываю своим игрокам от той команде в Тампе. Мы проигрывали матчи, но наши болельщики аплодировали нам стоя - они ценили то, что мы выкладывались по полной программе.”

“Вне арены это тоже было отличное время,” продолжает Янг. “Я все время говорю, знаете, даже если вы просыпаетесь там в плохом настроении, в конечном итоге вы потом едите на лед, играете в любимую игру, а потом иджете на пляж. Что в этом может быть плохого? Мне повезло.”

В конечном итоге, тяжелая работа сделал Янга одним из самых удачливых хоккеистов в истории.

“Честно, я далеко не самый талантливый вратарь и я всегда знал, что есть вратари гораздо лучше меня, “ говорит Янг. “Но я всегда работал настолько, насколько хватало моих сил и старался быть просто хорошим парнем в команде. Я не мог себе позволить выходить на лед и не отдавать себя на все 110 процентов.”

Такой подход к делу провел Янга по всем возможным позициям в хоккее. Он был игроком, комментатором, ответственным за связи с общественностью, директором по маркетингу, владельцем юниорской команды, тренером и генеральным менеджером клуба. В общем, он попробовал почти все, кроме, пожалуй должности водителя машины для заливки льда.

"Я говорю людям, что у меня такое ощущение, что я не работал ни единого дня в моей жизни,” смеется Янг. “То есть, я работал, работал изо всех сил. Но все это было в хоккее, игре которую я люблю. Это сложно назвать работой в полном смысле. Все-таки это удовольствие.”

А иметь свое имя в книгах рекордов мирового хоккея - неплохое вознаграждение за работу в удовольствие.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+