Блог Сухой лист

В 80-х «Лион» играл в Лиге 2 и никому не был нужен. Олас построил экономическую империю и создал свой вариант манибола

Поднял клуб в одиночку и второй раз вышел в полуфинал ЛЧ.

В 1987-м «Лион» завис в районе вылета из Лиги 2, скопил огромный долг и в принципе существовал непонятно зачем. В городе клуб не любили. Респектабельный буржуазный Лион предпочитал более камерные развлечения, а пролетарские ристалища оставлял глубоко неуважаемому соседнему Сент-Этьену. «Олимпик» был клубом без болельщиков и без будущего.

Возглавив аутсайдера, Олас пообещал: «Скоро мы будем в еврокубках». И сдержал слово. «Лион» сначала вышел в Лигу 1, потом в Европу, а потом выиграл 17 трофеев в новом веке и стал одним из самых финансово стабильных клубов мира. Журналист L’Equipe Венсан Дюлюк назвал Оласа лучшим президентом в истории французского футбола.

Феноменальный успех и правда держится на нем одном.

Пришел в клуб из-за слов на афтепати и придумал французскую версию манибола

Чтобы примерно представить характер Оласа, держите небольшой факт: он рос в авторитетной интеллигентной семье, ни в чем не нуждался, но судился с родителями за лишение опекунских прав – только потому, что хотел начать собственный бизнес еще до совершеннолетия. Он решителен, смел и не боится риска.

Заход в «Лион» как раз и был рискованным делом. Будущего президента уговорили власти города, а их надоумил владелец «Марселя» Бернар Тапи – расхвалил Оласа на афтепати. «Я согласился помочь «Лиону», даже не определившись со стратегией – просто повесил на себя клуб и его долг», – рассказывал бизнесмен.

Олас начал с создания стиля. Доходы от билетов в 80-е составляли огромную долю дохода, и клубу нужны были болельщики – причем именно местные. Босс создал новый «Лион» – рациональный, экономичный, успешный, полностью рифмующийся с городским ритмом.

«Я обратился к своему другу Бернару Тапи. Он посоветовал мне создать идентичность, – вспоминал Олас. – Еще он сказал, что мне нужен хороший и плохой коп. Хорошим копом стал директор Бернар Лякомб, а плохим – главный тренер Раймон Доменек».

Так появились два первых принципа новой эпохи:

а) быстрый вертикальный футбол с минимумом лишнего и максимумом отдачи;

б) ставка на бывших игроков клуба (10 из 17 тренеров Оласа раньше играли за «Лион»), которая обеспечивала необходимую стилистическую преемственность. Это сработало – «Лион» быстро набрал популярность. Но на вершину его поднял не стиль.

К концу 90-х клуб уже был узнаваемым брендом с собственным симпатичным почерком. За него болели не только в Лионе. Но великие нулевые определил рынок. Олас сформировал необычную трансферную модель. Эти принципы работают и сегодня – а для своего времени были прорывом.

1. Рынок неэффективен. За одних игроков переплачивают, других – недооценивают. «Лион» покупал вторых и продавал первых. Суть максимально проста. Клуб определяет стоимость каждого игрока с учетом текущего уровня, возраста, зарплаты и предыдущих вложений. Если кто-то предлагает больше, игрока продают, даже если лучше в команде никого нет. «Трансферы – это не футбол, а торговля, здесь важна прибыль. Нельзя удерживать игрока, если предложение превышает реальную стоимость», – делился Олас. Примерно в это же время Билли Бин продвигал легендарный бейсбольный манибол – Олас делал что-то похожее, но в футболе.

Футболист = актив. Звучит узнаваемо и не слишком оригинально, но для конца 90-х это и правда было открытием. Еще больше впечатляет, как «Лион» готовит продажу. Рыночная ценность каждого игрока, его уровень и возрастные изменения в классе постоянно анализируются. Клуб предугадывает, когда лидер достигнет пика цены и уровня – и продает именно в этот момент. Сменщика подбирают заранее. «Мы находим замену за полгода-год до продажи, – объяснял Олас Financial Times. – Когда ушел Эссьен, у нас уже были опорники на его место. А потом мы увидели вариант с Тьяго и купили его за 25% выручки с продажи Эссьена».

2. Почти все трансферные цели чуть старше 20 лет – когда игрок еще не подорожал, но уже доказал потенциал. «Мы инвестируем лучше «Челси», «Реала» и «Арсенала», – хвастался босс. – Мы делаем стратегические покупки, выбираем игроков в возрасте от 20 до 22 лет, которые считаются главными талантами в стране». Игроков из топ-чемпионатов покупают только в одном случае: если «Лион» считает, что платит ниже рыночной стоимости;

3. Все покупки соответствуют идентичности клуба. «Лион» не привозит пляжных фристайлеров. Минимизация и эффективность – даже на поле.

4. Решения принимаются коллективно. Олас создал трансферный комитет, который оценивает каждую покупку или продажу. Сейчас такие есть в большинстве топ-клубов, но «Лион» догадался до этого еще в те времена, когда президенты покупали кого хотели и рассчитывались из своего кошелька – не спрашивая даже у тренеров.

«Олас – провидец. Он угадывает тенденции раньше всех», – считает легенда клуба Сонни Андерсон;

5. «Лион» был первым топ-клубом, который напрямую зашел на бразильский рынок. Раньше гиганты остерегались Бразилии – никогда нельзя было угадать, как игрок адаптируется к новому континенту и правилам. Поэтому покупали звезд только после того, как они поиграли за европейский клуб, и исключения делали совсем редко – даже титаны вроде Роналдо и Роналдиньо попали в топ-клубы через «ПСЖ» и ПСВ.

Олас изменил это. Он отправил в Бразилию бывшего капитана «Лиона» Марсело – игрока, который всегда казался слишком разносторонним для футболиста. Марсело работал наполовину агентом, наполовину скаутом, подписывал талантов одновременно для себя и для «Лиона» и ориентировался на два правила:

а) у новичка должен быть серьезный характер;

б) он должен быть талантом, еще не заинтересовавшим топ-клубы – чтобы купить по дешевке.

В самом «Лионе» есть менеджеры по адаптации – они помогают бразильцам.

Так были заложены великие 2000-е. «Лион» семь лет правил Францией, каждый год выигрывал один-два трофея и всерьез мечтал о победе в Лиге чемпионов. «Каждый сезон вы знали, что «Лион» будет первым», – описывал всемогущество Сонни Андерсон. «Мы никогда не сидели сложа руки, восхищаясь собой, – вспоминал Олас в эфире beIN SPORTS. – Год за годом мы улучшали клуб». 

В 2000-х «Лион» доминировал во Франции и мог выиграть ЛЧ. Все помнят Жуниньо, но великим клуб сделал другой бразилец 

Доминирование закончилось в конце нулевых. Тогда «Лион» пролетел мимо титула и впервые ошибся с трансферами, неудачно заменив проданных лидеров, и в нетипичной ситуации отошел от собственных правил – вложил серьезные деньги в новичков (на Бастоса, Гомиса, Лопеса и Гуркюффа потратили 77 млн евро). В итоге клуб проиграл дважды – и финансово, и на поле. С тех пор прошло десять лет, «Лион» давно вернулся к прежним принципам, но теперь другая проблема – «ПСЖ» с бюджетом целой страны.

Для Оласа соперничество с парижанами принципиально. Он считает, что они воплощают разные финансовые модели: «Это борьба между устойчивой и искусственной экономикой. Бюджет «ПСЖ» в четыре раза больше, чем у нас». Сейчас «ПСЖ» впереди, но нет гарантий, что шейхам этот проект не надоест. И тогда «Лион» снова будет первым. Даже без Оласа – ведь он создал вековой фундамент.

Диверсифицировал клубные доходы, построил стадион вопреки городу и создал одну из лучших академий в мире

Брюно Женезьо способен оценить вклад Оласа, возможно, лучше всех в мире. Он выступал за «Лион» еще до прихода Оласа, 8 лет играл при нем и еще 12 тренировал. Рассуждая об эволюции клуба, Женезьо сказал: «Олас превратил «Лион» в целый институт. Это больше, чем клуб – это бренд, культура, знак качества».

Перемены начались с реструктуризации клуба. «Я всегда был на шаг впереди, – рассказывал Олас в интервью Le Monde. – Когда я пришел в футбол 30 лет назад, все клубы были кооперациями. Я поехал в Брюссель, подготовил документы и выбил право стать публичной компанией с ограниченной ответственностью. Мы вышли на фондовый рынок. Сегодня «Лион» приводят в пример во всем мире».

«Лион» стал первым французским клубом, котирующимся на бирже, и за тридцать лет вышел далеко за рамки футбола. Женезьо не приукрасил, когда назвал «Лион» институтом. Олас создал дочерние компании в медиа (OL Image), общепите (OL Brasserie), туризме (OL Travels), мерчандайзинге (OL Merchandising) и сфере услуг (OL Organization). Они все приносят прибыль. «Лион» стабильно входит в топ-20 самых прибыльных клубов года по версии Deloitte и перед коронакризисом показал рекордный доход в клубной истории (265 млн евро за 9 месяцев). «Наши экономические успехи позволяют нам инвестировать в достижение спортивных целей», – отмечает президент.

Очень помогает в этом новый «Групама Стэдиум», открытый в 2016-м. «Лион» – единственный французский клуб с собственным стадионом, и это громадное преимущество: доходы в дни матчей выросли с 11 до 42 миллионов евро. Стадион – креатура Оласа. Жители Лиона были против арены, боялись роста налогов и нагрузки на муниципальный бюджет, но президент поднял старые связи: вышел на мэра города и своего старого друга Жерара Коллона, и вскоре после этого премьер-министр Франсуа Фийон объявил арену «проектом, представляющим общественный интерес». Олас получил 250 млн евро из госбюджета (почти все пошло на инфраструктуру) и закончил строительство. Теперь клуб заканчивает каждый год с 6-7-миллионной прибылью – при том что выплачивает 145-миллионный кредит.

К арене примыкает тренировочная площадка, на которой играют дети из академии. Олас создал ее с нуля и теперь называет лучшей во Франции и одной из трех лучших в Европе: «Наша политика очень ясна и точна. Трансферный рынок составляет 5 миллиардов евро в год. Вот почему мы инвестируем в обучение мальчиков и девочек. Мы не можем запретить нашим лучшим игрокам переходы в «Реал», «Ман Сити» или «Барселону». Поэтому нам нужен постоянный приток молодых игроков с высоким потенциалом. Так мы сохраняем конкурентоспособность. Наша модель признана во всей Европе».

Олас подошел к академии как к любому бизнес-проекту: раньше «Лион» просто создавал добавочную стоимость, покупая 20-летних талантов и перепродавая через несколько лет, а теперь сам выпускает продукт. За последние 20 лет клуб выпустил Бензема, Бен Арфа, Марсьяля, Мальбранка, Фекира и Ляказетта – всего несколько десятков талантов принесли «Лиону» сотни миллионов евро.

***

За 33 года в «Лионе» Олас выиграл абсолютно все значимые трофеи. Остался один – Лига чемпионов. Президент давно мечтает о ней, но времени осталось не так много. Олас всегда говорил, что к 75 уйдет на пенсию. Сейчас ему 71, и в 2023-м он оставит «Лион». Новым боссом станет Тони Паркер. Год назад он снял корону самого непредсказуемого дриблера НБА, а еще раньше – в 2014-м – выкупил лионский «Виллербан» и превратил его в лидера баскетбольной Франции. Рядом с «Групама Стэдиум» появится баскетбольная арена, и обе команды уже вместе будут атаковать Европу – сразу и ЛЧ, и Евролигу. Но Олас еще не ушел – и не потерял шансы преуспеть в одиночку.

Президент «Лиона» отчаянно бился за рестарт сезона. Называет боссов Лиги 1 идиотами, отправил письмо правительству

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com, Philippe LECOEUR, via www.imago-/www.imago-images.de, p34/ZUMAPRESS.com, Gettyimages.ru/Jamie McDonald

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья