АКМ
Блог

Андрей поломался. Как все было

Игру не смотрела. Ехала с ребенком по пробкам с дачи. Звонит Катя Хряпа и с ужасом в голосе говорит: «Ты это видела?».

– Что видела?!

– Что с Кирей случилось. Это ТАААК страшно!

У меня почти паника. Приехала домой, включила телевизор. Игра еще идет. Что делать, не знаю. И понимаю, что игра идет, а про Кирю ни слова. Он сломался в начале игры. Никакой информации из раздевалки. Очень хотелось какой-то полезной информации из раздевалки. Может просто в Юте привыкла к другому? В штабе «Джаз» любое повреждение, из-за которого игрок покидает площадку – повод первым делом позвонить родным. Сообщают степень повреждения и первый диагноз. Ушел сам, унесли, увели, но сразу звонок семье. Что в России, что в США, все одинаково волнуются. Если бы это случилось в Америке – я бы уже была в раздевалке. Это было бы в виде исключения, но я бы слушала доктора вместе с мужем. Все же понимают, что в такой ситуации игрок неадекватен. Просто не до конца понимает что происходит. Много было таких случаев. Когда руку ломал, когда на другой трещина появилась после падения. Когда на спину упал, и был риск серьезно сломаться. Или с коленом был ушиб. Сразу в раздевалку. Сразу я рядом.

А тут такая ситуация. Я в машине, Катя Хряпа видит это по телевизору. И у меня паника. Я даже не знаю, кому звонить! Набираю телефон президента клуба Андрея Ватутина. Благо мы с ним знакомы, и дружим очень давно. Он объяснил, что случилось, что происходит в раздевалке. Успокоил.

Дома он появился весь синий. Разбита скула, бровь зашита, из носа торчит тампон. Просто красавец

Но хотелось бы, чтобы в таких случаях было больше информации. Ладно, пальчик ушиб, но тут все казалось очень страшным. Досматриваю игру, пытаюсь понять, что случилось. В большом перерыве показывают повтор падения. Угол плохой, не совсем понятно. Только на медленном повторе можно что-то разобрать. А так видно только конечную картину – Андрей на полу, с разбитой головой. Остается только предположить, что столкновение с Федей. Середина первой четверти. А к концу игры так в эфире и не услышали вердикт врачей.

Ведь обычная ситуация – включаешь игру не сначала. Смотришь, нет Кириленко, нет Теодосича. А почему так случилось, никто уже и не узнает. В этом плане, конечно же, хотелось бы больше информации. Тем более, если идет прямой эфир.

К концу игры Андрей сам уже очухался и позвонил из раздевалки. Знаете, мы с ним так устроены, что если что-то случилось, если больно – стараемся смягчить новость. Шутим, смеемся. И чем больнее, тем больше иронии. Успокоить ближнего – естественное желание. Так вот из разговора с Андреем понимаю, что он слишком весел. Значит, дело худо. Бровь, плечо, рука, нос. Только сотрясения не оказалось. Сказал, что едет в клинику в Самаре. И настойчиво попросил не встречать в аэропорту. Но все равно какой-то слишком веселый был. Наверное, радость от того, что жив.

А столкновение было что надо. Конечно же, Федя Лихолитов не специально. Абсолютно игровой момент. Но так получилось, что он локтем отправил Андрея в такой нокдаун, что тот рухнул на паркет без чувств. Мы же все знаем, что Андрей хорошо координирован, часто падает, спасая или дотягиваясь до мяча. И тут приземлился бы мягче. Если бы во время падения хоть что-то соображал. Но тут нокаут в воздухе. И рухнул как подбитый птенчик. Это уже третий сломанный нос в карьере. Только на моей памяти.

После игры звонила Вика Лихолитова, одна из лучших моих подружек. Она-то все это видела своими глазами. Сказала, что нос у Андрея оказался где-то рядом с ухом. С ужасом говорила, как страшно все это было видеть.

В Самарской клинике Андрея осмотрели, сказали – сотрясения нет. И разрешили лететь самолетом. Причем вся команда все это время ждала в аэропорту. А в Москве сразу с доктором в другую клинику на дополнительное обследование. Причем Андрей еще несколько раз настойчиво сказал – ждать дома. И это было непросто. Места себе не находила. Уже в клинике сказал – все, я пошел на операцию. И отключился. Лучше бы я рядом была. В любом случае, даже пустяковая операция – но все равно общий наркоз. Потом как в тумане ходишь. И мне ничего не остается, кроме как ждать.

Из разговора с Андреем понимаю, что он слишком весел. Значит, дело худо. Бровь, плечо, рука, нос. Только сотрясения не оказалось

Дома он появился весь синий. Разбита скула, бровь зашита, из носа торчит тампон. Просто красавец. Дочка Саша очень серьезно восприняла такого папу. А мальчишки убедились, что папа в порядке и может шутить – давай расспрашивать, что да как. Нашли ролик в ютюбе, посмотрели несколько раз – вау!

Я закалена спортивными травмами давно уже. И папа постоянно с травмами, и периодически муж. Да и вообще, истерики на фоне волнения закатывать не правильно. Представьте себя на месте Андрея. Сломанный нос забит тампонами так, что дышать можно только ртом, все лицо синее и болит, рукой особо не пошевелить - тут еще только причитающей жены не хватает. Так что я стараюсь быть трезвомыслящей и по возможности спокойной. У детей тоже к травмам уже какой-то иммунитет выработался. Смотрят, расспрашивают. Вспоминают, что у них было самое страшное. 

C Андреем уже обсудили ситуацию. Ему жутко обидно, что набрал такую хорошую форму. И тут вынужденный простой на 2-3 игры. Хотелось и с «Жальгирисом» сыграть. Да и форму подрастерять можно. Да просто из колеи выйти. Рыбкой стать не очень приятно. Из-за этих тампонов дышать ртом придется несколько дней.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья