Блог Тетрадь в клетку

Анатолий Карпов: «Илюмжинов загнал шахматы в пропасть»

Двенадцатый чемпион мира Анатолий Карпов будет баллотироваться на пост президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ). Накануне выборов он рассказал о беспределе Кирсана Илюмжинова, деньгах и интригах, а также своих отношениях с Гарри Каспаровым и Виктором Корчным.

- Анатолий Евгеньевич, четыре президента шахматных федераций – Азии, Африки, Европы и Америки – выступили в поддержку Илюмжинова на посту главы ФИДЕ!

– Тут нет ничего удивительного – за время своего правления Илюмжинов расставил на все ключевые посты своих людей, а при этом ни одна страна официально не поддержала Илюмжинова! За меня же уже собираются голосовать 11 стран, хотя избирательная кампания еще толком не началась.

«За время своего правления Илюмжинов расставил на все ключевые посты своих людей»

- Если так сложилось с чиновниками, то кого поддерживают шахматисты?

– Меня поддерживают и опытные гроссмейстеры – Каспаров, Крамник, Корчной, и молодежь – Карлсен и Накамура. И дело тут не в том, что им больше нравится Карпов, чем Илюмжинов – просто нынешний беспредел настолько уже достал всех, что команду Илюмжинова уже никто не хочет видеть у руля. За пятнадцать лет можно было все отладить, навести порядок, а он этого не сделал.

- Получается, вы помирились с Каспаровым, с которыми у вас всегда были очень сложные отношения, и с Корчным, с которым вы руки не жали. Как и когда это случилось?

– Это вы видите, что я помирился – но их поддержка говорит о моих дипломатических способностях, об умении договариваться даже с такими разнополярными людьми.

- В чем же заключается тот самый беспорядок в нынешних шахматах и что сделаете вы, если станете президентом ФИДЕ? В чем конкретно разница между вами и Илюмжиновым и не получится ли, что все останется так же, как и сейчас?

– Конечно, не получится. Что касается разницы, то, во-первых, Илюмжинов – не шахматист. Он думает, что достаточно найти деньги, свистнуть, и шахматисты прибегут на следующий день играть. Он совершенно не понимает, насколько выматывающие поединки за корону и не уважает труд шахматистов. Я участвовал в 11 матчах на первенство мира – это рекорд. И я знаю, что нельзя менять правила розыгрыша уже по ходу цикла. Во-вторых, шахмат до сих пор нет в программе Олимпийских игр. Илюмжинов, конечно, молодец, что добился признания шахмат как олимпийского вида спорта, но за 12 лет больше ничего не было сделано!

Одни разговоры, а мы ведь даже могли быть в составе пекинской Олимпиады. Сколько раз я напоминал о том, что надо определить принципы, по которым мы хотим быть представлены в олимпийском движении! После избрания это будет одним из моих первых дел. И, наконец, подумайте – у шахмат нет генерального спонсора, как например Coca-Cola у футбола, есть только спонсоры отдельных соревнований. Уверен, что мой профессионализм самого высокого уровня поможет найти такого спонсора.

- Но согласитесь, что Илюмжинову удается находить деньги для шахмат. Разве ваших связей хватит для того, чтобы финансировать шахматы?

– И что? У всех президентов получалось находить деньги, в этом нет ничего особенного. А вы посмотрите, сколько исков уже сейчас подано против ФИДЕ в спортивном суде – я обязательно разрешу эту ситуацию.

- А все-таки, где конкретно будете брать деньги?

– Там же, где и все предшественники, – у спонсоров.

«У нас сейчас даже нет специально подготовленных журналистов»

- Сейчас лучше всех получается находить деньги у Сильвио Данаилова, благодаря ему в Болгарии шахматы даже на телевизор вернулись. Но при этом Сильвио не говорил о том, что поддерживает вас.

– Послушайте, кампания только началась – почем я знаю, поддерживает он меня или нет. Но надо отдать ему должное, он действительно талантливый организатор. А что касается телевидения, то одной из главнейших задач у меня будет вернуть интерес к шахматам, полностью утерянный за последние 15 лет.

- А как конкретно вы вернете шахматы в эфир? Телевидению одних обещаний будет мало.

– Ну, конечно, не в один день – постепенно. У нас сейчас даже нет специально подготовленных журналистов – либо пишут хорошо, но не на том уровне понимают шахматы, либо играют в шахматы и не имеют профессиональной журналистской подготовки. Я собираюсь создать систему подготовки классных шахматных журналистов.

- Пойдете ли вы до конца в борьбе за президентство в ФИДЕ?

– Я всегда во всем иду до конца – и в шахматах, и в любой работе. Сейчас я уже 11 лет посол Unicef и концентрируюсь на проблеме йододефицитных заболеваний. Когда я только начинал свою работу в половине стран Европы только 22% людей находились вне зоны риска таких заболеваний, сейчас же уже 52%.

- Только что завершился матч на первенство мира между Анандом и Топаловым. За кого болели?

– Я ни за кого не болел. Надеюсь, что они оба поддержат мою кандидатуру на выборах президента ФИДЕ. Но все-таки в душе я склонялся к Ананду, так как дважды обыгрывал его в матчах.

- Будете ли вы играть еще с Каспаровым? Или «брюнет оказался сильнее блондина»?

– У нас сорвалось проведение матча в России и в Париже. Надеюсь, мы еще вернемся к этому вопросу позже – сами понимаете, что одновременно участвовать в избирательной кампании и готовиться к матчу с Капаровым невозможно.

«В душе я склонялся к Ананду, так как дважды обыгрывал его в матчах»

- Как вы относитесь к антиничейным правилам?

– По духу я поддерживаю эти правила, но по большому счету они противоречат шахматному кодексу – ведь в любой момент два гроссмейстера могут договориться и три раза повторить позицию.

- Как поживает ваша коллекция марок?

– Коллекция живет и пополняется. Я вхожу в число 100 самых известных коллекционеров мира, и не потому, что я известен как чемпион мира по шахматам, а потому, что известен как филателист!

Интервью опубликовано в журнале PROспорт № 8 (147)

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья