Joga bonito
Блог

Адемир Менезес. К столетию одного из величайших форвардов в истории

Адемир Маркес де Менезес.

Амплуа: нападающий

Рост 176 см, вес 73 кг

Выступал: «Спорт Ресифе» 1937-42, 1956 гг., «Васко да Гама» 1942-45, 1948-55 гг., «Флуминенсе» 1945-46 гг.

Сборная Бразилии: 39 игр, 32 гола.

Первый матч: 21 января 1945 года с Колумбией (3:0) в Сантьяго

Последний матч: 15 марта 1953 года с Уругваем (1:0) в Лиме

Достижения:

Командные:

Чемпион Южной Америки 1949 г.

Вице-чемпион мира 1950 г.

Чемпион штата Пернамбуко 1939, 1940, 1941 гг.

Чемпион штата Рио 1945, 1946, 1949, 1950, 1952 гг.

Чемпион Южной Америки среди клубов 1948 г.

Личные:

Лучший бомбардир чемпионата мира 1950 г.

Лучший бомбардир чемпионата Рио 1949 (30 голов), 1950 (25 голов)

34-ый футболист в истории южноамериканского футбола ХХ века.

Европейским любителям футбола его имя знакомо в основном в связи с титулом лучшего бомбардира, завоеванным на чемпионате мира 1950 года. Кстати, его показателя результативности в одном турнире - 9 голов в 6 матчах - не сумел больше достичь ни один бразильский форвард, от Леонидаса до Роналдо, ни на одном из мировых первенств. Мало кто знает,что он стал и лучшим ассистентом того турнира с 6 мячами. 15 голевых действий за 6 матчей-с такими показателями он бы стал наверняка и лучшим игроком турнира....если бы ФИФА определяла лучших в те годы по горячим следам. Напомню,что Золотой мяч ЧМ ФИФА стала вручать только с 1982, номинантов предыдущих турниров ФИФА определила своим волевым решением много позже, на свое столетие. И за 1950 дала приз лучшего игрока Зизиньо. Многие сейчас говорят о уникальном требле Месси на Копе-2021. Но Месси 2 из 3 номинаций разделил с другими игроками, тогда как у Адемира не было конкурентов. Да и Копа не одно и то же,что и чемпионат мира. И по поводу справедливости приза Зизиньо у меня появились вопросы по мере изучения архивов,но обо этом ниже. Кстати Адемиру принадлежит еще одно уникальное  достижение-когда в 1949 году он приводил Селесао к очередному титулу после 27 лет "простоя", то в финале отличился трижды, став единственным игроком в истории чемпионатов Европы и Южной Америки с подобным достижением.

Кейшада ("Челюсть"-прозвище игрока) изменил и историю футбола, вынудив Ондино, тренера "Ботафого", выпускать против него четвертого защитника, чтобы остановить великого форварда. Примеру Ондино последовали и другие бразильские тренеры, подготовив почву для тактической революции 4-2-4. Восьмого ноября Адемиру исполнилось бы 100 лет.

Мастер «рашей»

На родине Адемира помнят не только по этому рекорду, но и по длинному ряду других достижений и почитают как одного из самых классных и грозных форвардов всех времен. В частности, он делит лавры лучшего нападающего «Васко да Гамы» за всю историю этого клуба с Роберто Динамитом, который начинал свою карьеру через два десятилетия после того, как Адемир ее закончил.

Адемир, забивший за «Васко» 301 гол в 429 играх, уступает Динамиту по абсолютному показателю, но превосходит его по относительному (0,70 гола в среднем за матч против 0,63).

Это был мулат с потрясающими физическими данными - сильный, широкоплечий, стройный парень, который очень быстро бегал и умел как никто другой совершать стремительные прорывы с мячом в ногах. В бразильском футболе тех времен их называли английским термином rush. Адемир слыл непревзойденным мастером таких «рашей», причем эта особенность его игры дополнялась точным ударом с обеих ног. Адемир редко промахивался, когда бил из пределов штрафной площади. Его манера игры напоминала повадки ягуара и была в общем-то нехарактерной для бразильского футбола тех лет, когда центрфорварды больше уповали на технику, чем на физику. Адемир невольно требовал, чтобы команда играла на него. Он нуждался в хороших распасовщиках, которые вовремя замечали бы его рывки (в «Васко» он нашел таких в лице Данило и Ипожукана). И тренерам, которые имели с ним дело, приходилось адаптировать свои схемы под него. Но такая «центричность» Адемира оправдывалась результатом - большим количеством завоеванных призов.

Первый игрок, получивший отступные

Адемир родился в Вила-де-Бико-ду-Мокотоломбо, пригороде Ресифи, столицы штата Пернамбуко, в семье Антонио Родригеса Менезеса и Отилии Менезес. Его отец, отставной полковник, занимался куплей-продажей автомобилей и одновременно входил в совет директоров клуба «Спорт», сильнейшего на уровне штата. Мать была категорически против увлечения сына футболом, видя в нем доктора-стоматолога, но отец настоял.

Адемиру было 14 лет, когда он в 1937 году пришел в футбол, естественно, в клуб своего отца. За двумя завоеванными им титулами чемпиона штата в юношеской категории последовали три подряд аналогичных на взрослом уровне. В 1939 году он дебютировал уже за главную команду в возрасте 16 лет. 

В 18 лет он своим хет-триком принес "Спорту" титул Пернамбуко в Clássico dos Clássicos с "Наутико".

А потом, в начале 1942-го, состоялось триумфальное (оно приобрело для клуба историческое значение) турне «Спорта» по крупным бразильским городам, которое катапультировало Адемира на авансцену бразильского футбола.

Дело было так. Сборная штата Пернамбуко отправилась на турнир в Рио-де-Жанейро. На 9 позициях из 11 она была сформирована из игроков «Спорта». Чтобы остальные футболисты (и среди них 19-летний Адемир) также смогли поддержать боевую форму, да и подзаработали заодно для клуба деньжат, президент «Спорта» решил отправить их в продолжительное странствие по маршруту Рио-де-Жанейро - Белу-Оризонти - Сан-Паулу - Куритиба - Порту-Алегри - и снова Рио.

Каких-то особых подвигов от второго, по сути дела, состава клуба не ждали. Но результаты вышли ошеломляющие: в 16 матчах -10 побед, 2 ничьи и только 4 поражения. Побеждены были среди прочих такие гранды, как «Фламенго» и «Васко да Гама».

Вот матч с «Васко» 1 марта 1942 года как раз и стал поворотным моментом в биографии нашего героя. По его первым минутам казалось, что «Спорту» не миновать разгрома: уже в дебюте после дубля Вилладониги и одного мяча Нино он уступал 0-3. Но на исходе получаса Адемиру удалось отквитать один гол, а через две минуты после возобновления игры Вилфредо сократил отставание до минимума. Тут-то Адемир и «озверел» окончательно. Дважды подряд - на 51 -ои и 52-ой минутах - он "порвал" оборону «Васко» свои ми феноменальными «рашами», и счет стал уже 4-3 в пользу пернамбуканцев. Это еще было не все. На 63-ей минуте Нино снова выровнял было положение, но Адемир еще одним фирменным номером окончательно добил на 72-ой минуте маститую жертву - 5-4.

С этого дня руководство «Васко» просто «заболело» Адемиром, "мальчишкой с большим подбородком". Оно обивало пороги дома старого полковника Менезеса, который сам вел все финансовые и прочие дела сына. Переговоры были долгими, и в конце концов опытному сеньору Антонио удалось "раскрутить" богатого гранда по полной программе. Благодаря его сноровке в бизнесе его сын стал первым в истории бразильского футбола игроком, который положил в свой карман отступные за переход. Кроме того, он получил весьма неплохое жалованье - полмиллиона реалов. В общей сложности «Васко» заплатил за право владеть Адемиром 800 тысяч реалов.

В то время "крузмальтинос" ("мальтийский крест"- прозвище "Васко") переживали один из крупнейших кризисов в своей истории и чувствовали необходимость радикально поменять состав. В одночасье была сменена вся пятерка нападения, причем новые игроки покупались блоками: из «Мадурейры» привели сыгранную тройку Леле — Исайас — Жаир да Роза Пинто, а из «Спорта» — Адемира и Джалму. В сочетании с другими новыми лидерами — Манекой, Данило Алвимом, вратарем Барбозой, нападающим Шико -" крузмальтинос" совершили резкий скачок в плане игры и вскоре заслужили у болельщиков почетное прозвище «Эспрессо да Витория» - «Победный экспресс». Итогом подъема стал титул чемпиона Рио, завоеванный в 1945 году без единого проигранного матча. Линия нападения выглядела так: Джалма—Леле — Адемир—Жаир— Шико (через 5 лет трое последних составят правое крыло атаки бразильской сборной на чемпионате мира).

Гроза «Фламенго»

В начале 1946 года Жентил Кардозо, популярнейший тренер, работавший тогда с «Флуминенсе», произнес свою историческую фразу: «Дайте мне Адемира, и я подарю вам чемпионство!»

Сказано - сделано. Руководство «Флу» выкупило голеадора у «Васко», и Жентил действительно сдержал обещание: в том же году его клуб с помощью своего ценного приобретения добился желанной победы.

В первом же матче за «Флу» Адемиру пришлось выйти против команды, которую он только что покинул. В одном из эпизодов он получил пас от другого урожденного пернамбуканца Орландо Пинго де Оуро, затеял свой коронный «раш», обыграл всю защиту «Васку» и оказался с глазу на глаз с вратарем Барбозой. Тот хорошо знал привычки «ягуара». Обычно тот наносил в таких случаях разящий удар в угол. Барбоза приготовился к такому удару. Но был обманут: Адемир, против своего обыкновения, обвел кипера и вместе с мячом зашел в пустые ворота. Матч так и закончился 1-0. Только Адемир и смог покончить с непобедимостью «Васко». С тем же счетом 1-0 завершился и решающий матч за звание чемпиона с «Ботафого». Тот победный гол также записал на свой мяч Адемир.

В 1948 году он, не выдержав ностальгии, вернулся в «Васко» - чтобы уже не уходить из него до конца профессиональной карьеры. Возвращение получилось триумфальным: "крузмальтинос" сразу, в том же 1948-м, выиграли турнир чемпионов стран Южной Америки (прототип Кубка Либертадорес).

В 1949-ом они первенствовали в Рио (причем вновь без единого поражения), в 1950-ом сохранили титул за собой, а Адемир оба раза стал «артилейро» - лучшим бомбардиром. Кроме того, ему выпала честь забить оба мяча своего клуба в финале чемпионата Рио-1950 с «Америкой» (2-1) - первом подобном финале, состоявшемся на «Маракане».

Его популярность в народе выросла до такого предела, что всю Бразилию охватила мания называть новорожденных мальчиков Адемирами. (Один из таких, Адемир да Гия, сын прославленного защитника довоенного времени Домингоса да Гии, одного из лучших в истории, когда подрос, представлял Бразилию на чемпионате мира 1974 года.)

Особые отношения у «Васко» и у Адемира в частности, возникли в описываемый нами период с «Фламенго». Эти два клуба имели (и имеют) наибольшую в Рио армию болельщиков, что предопределяло у них обостренное чувство соперничества. Их матчи называли classico de melhores — «дерби лучших». В них проверялась истинная цена игроков: тебя могли подвергнуть жуткому остракизму или вознести до небес, в зависимости от того, что ты сделаешь на поле.

В первые годы пребывания Адемира в «Васко» его команда постоянно оказывалась в положении неудачника. В 1944-ом «Фламенго» в третий раз подряд выиграл чемпионат штата. Решающий гол в ворота «Васко», забитый головой нападающим Валидо, очень бурно дискутировался, но был засчитан.

Этот гол, как считают, настолько разъярил "крузмальтинос", что далее они выдали беспрецедентную серию, не проиграв своему заклятому врагу ни одного дерби за 7 лет - с 1945-го по 1951 - ый. А Адемир взял за правило забивать Менго в каждой мере по крайней мере по голу.

В 1949-ом на Кубке Америки, проводимом Бразилией, он сделал покер в ворота парагвайца Гарсии. Чуть позже Гарсия был куплен «Фламенго», и все его последующие противостояния с Адемиром опять-таки заканчивались в пользу форварда. Хотя, как говорил Адемир, «вообще-то Гарсия был классным голкипером, просто мне невероятно везло». Не помогали и усилия самых мастеровитых опекунов, которых к нему приставляли тренеры «Фла». В 1945-49 годах это был Бриа, в 1949-54-х — Жадир. «Оба знали свое дело хорошо, играли жестко, но в рамках правил», — вспоминал Адемир.

Чемпионат мира не выиграл, но чужую жизнь спас

Он сравнивал дерби «Васко» и «Фламенго», если в них на кону стояло что-то важное, по своему накалу и повышенной нервозности с финалом чемпионата мира, который, увы, был в 1950 году бразильцами проигран. Забивший в пяти предыдущих матчах 9 мячей Адемир в этот раз ничем не помог. В историю вошла фраза, произнесенная им утром решающего матча с Уругваем: «Мы начинаем проигрывать Мундиаль здесь, в церкви!» Дело в том, что кому-то из чиновников пришла в голову идея сводить команду перед главным поединком в церковь: игроков подняли ни свет ни заря и повели на мессу, где они отстояли на ногах час с лишним.

Наличие в команде таких виртуозов, как Зизиньо и Жаир Пинто, облегчало Адемиру выполнение бомбардирских функций: большую часть из своих 9 голов он забил простым досылом в сетку с их удобных передач. Но в его исполнении это было искусством.

Но один его мяч все отметили как шедевр. Это был один из четырех, забитых испанцам: шла атака левым флангом, мяч в результате единоборства полетел с углового флажка на край штрафной площади. К нему с разных сторон устремились Адемир и испанский защитник Парра. Позиция последнего была явно предпочтительней, он находился чуть л и не втрое ближе к мячу. Но Адемир, как настоящий ягуар, помчался к нему такими мощными и широкими прыжками, что, по-видимому. испугал Парру. Он успел к мячу раньше, резко развернулся и без обработки вогнал мяч в угол: вратарь Рамальетс прыгнул, но поймал руками воздух.

И еще одна занимательная история произошла тогда с Адемиром. Игрокам строго-настрого запрещалось покидать во время чемпионата мира тренировочный лагерь Касадас - Педрас. В один из дней туда ворвался встревоженный человек и принялся убеждать тренера Флавио Косту отпустить с ним Адемира. «Моему сыну, — объяснял он, — нужна срочная и важная для жизни операция, и он отказывается ложиться на стол, если рядом не будет находиться Адемир».

Наставник расчувствовался и согласился выполнить просьбу. Потом в лагерь сборной пришла новость, что операция прошла удачно. А много позже, когда Адемир уже работал радиокомментатором, к нему в дом постучался 30-летний мужчина: «Помните меня? Это вы спасли мне жизнь в 1950-ом!..»

Вообще 1949-1950 годы это пик Адемира и один из ярчайших индивидуальных перфомансов в истории футбола. В 86 играх он забил 110 голов и отдал 39 результативных передач. Выиграл 3 титула и стал лучшим бомбардиром 5 официальных турниров.

Более того по результатам опроса каталонской газеты Mundo Deportivo Адемир стал седьмым по популярности спортсменом мира и первым среди футболистов. Второй - Гиджа, Зизиньо нет даже в десятке. Что дает мне возможность утверждать, что Адемир безоговорочно лучший футболист мира того года, и соответственно самого ЧМ. Так что де-факто единственный великий требл в истории футбола принадлежит именно бразильцу.

То же Mundo в номере от  27.12.1951 называл Адемира лучшим центральным нападающим в мире и писал, что он так же популярен в Бразилии, как и президент республики.

Поехать на чемпионат мира 1954 года ему помешала травма. Он был включен в состав федерацией, но увы, здоровье подвело. Между федерацией, настаивавшей на приезде форварда и тренерским штабом даже состоялся открытый конфликт. Чиновники требовали разработать индивидуальный план тренировок, позволивший бы "иконе" выступить в Швейцарии.

Он и так в сборной держал рекорд - 32 гола в официальных матчах, который побил вот этот вот мальчишка

А через год он решил для себя: пора уходить. «Отказываться от футбола надо прежде, чем он откажется от тебя» - это его известная фраза. Он мог бы еще играть какое-то время на высоком уровне, но травмы ног ускорили финиш карьеры. В конце 1955-го, когда он объявил о своем решении, руководители «Васко» не хотели отпускать его, всячески отговаривали. Тщетно: Адемир предпочел уйти, оставаясь идолом.

Леонидас, Адемир и Артур Фриденрайх-великие иконы бразильского футбола на "Маракане".

В том же 1955-ом Адемир съездил в свое первое и последнее турне по Европе с "Васко" Европейские клубы в контрактах требовали, чтобы Адемир играл во всех играх, так как он был главной звездой, "приманкой" для европейских болельщиков

В 1956-м он еще несколько раз вышел на поле в составе клуба, где начинал — «Спорте» (Ресифи), но уже в качестве любителя. В последнем матче с его участием «Спорт» проиграл «Байе» 0-2.

В эпоху, когда было не так много официальных турниров, Адемир выиграл 25 титулов. 12 с "Васко", 6 с Селесао, 3 со сборной штата Рио, 2 со "Спортом", 1 со сборной штата Пернамбуко и ещё 1 с "Флуминенсе". Он самый титулованный игрок в мире 40-50-х годов.

После окончания карьеры он попробовал поработать тренером «Васко» (1967 год), но быстро ретировался, осознав, что боссы клуба думают больше о политике, чем о футболе. Он нашел себя в жанре радиокомментария (на «Радио Мауа»), а еще писал на футбольные темы в прессе Рио и работал в аппарате Бразильского института кофе.

В 1956 году вышел сборник "Идолы бразильского футбола", на обложке был скуластый бомбардир

А в 1958 году после шведского мундиаля  бразильский Manchete Esportiva определил голосованием болельщиков символическую сборную Бразилии на всех мировых первенствах. Адемир туда попал с большим отрывом и вообще наибольшим числом голосов.

Ушел из жизни великий форвард в 72-летнем возрасте 11 мая 1996 года. Рак костного мозга не оставил ему шансов...

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные