Блог Всему Головин

Мы изучили финансы «Ахмата»: больше половины доходов – пожертвования фонда, который дарил квартиру Депардье и авто – Рудковской

Местные помогают «добровольно-принудительно».

В мае ФНС (Федеральная налоговая служба) запустила новый сервис – онлайн бухгалтерской отчетности. Теперь без регистрации и за минуту можно выяснить структуру доходов и расходов любой публичной организации, в том числе футбольной.

Sports.ru заинтересовал «Ахмат» – как самый закрытый клуб РПЛ, который никогда не озвучивал бюджет публично. Недавно все суммы появились в открытом доступе.

Ниже – о доходах и расходах команды и о том, почему ее главный спонсор – народ. 

Официальный бюджет «Ахмата» – 16 млн евро. Спонсоры и коммерция не приносят, кажется, ничего, но есть доходы от трансферов

Прямо сейчас доступна отчетность «Ахмата» за два последних года. В 2018-м клуб выручил 1,4 млрд рублей (18 млн евро), в 2019-м – 1,2 млрд (16 млн евро).

Стандартная структура доходов европейских клубов: 15% – от билетов, 30% – от коммерческой деятельности (спонсоры, мерч), 37% – ТВ-права, 10% – призовые, 7% – прочее. В России система сильно перекошена, но тоже существует: 7% – билеты, 58% – коммерческая деятельность, 4% – ТВ-права, 13% – призовые, 18% – прочее. Разница объясняется слабыми собственными заработками российских команд и тугой зависимостью от якорного спонсора – часто это госкомпания, которая финансирует футбол как социальную нагрузку (характерный пример – «РЖД», которые выделяют «Локомотиву» около 70% бюджета).

Почти каждый раз такое сотрудничество проходит под видом спонсорства – клуб действительно размещает лого компании на форме, стадионе, сайте, за что получает деньги. Почти всегда – сильно выше рынка.

«Ахмат» – история уникальная. Он почти ничего не зарабатывает по статье «спонсорство» и «билеты». Ниже – показатели за 2019 год: 

– 11 млн рублей – билеты и коммерческая деятельность, то есть все, на чем может заработать клуб, не касаясь призовых и трансферов (0,9% бюджета)

– 82 млн – ТВ-права (6,8%).

При этом получает 717 млн целевых поступлений – то есть прямых субсидий из бюджета или пожертвований, которые поступили безвозмездно. Год назад их было еще больше – 1,1 млрд.

Даже для коммерчески слабой РПЛ такая ситуация – необычная.

Во-первых, клубы хотя бы что-то зарабатывают сами на билетах, спонсорах (пусть и аффилированных с владельцем) и мерче, даже если это «Тамбов» или «Урал» (6% и 45%). В Грозном, кажется, вообще не стараются и просто ждут перевода.

Во-вторых, чаще всего бюджетные выплаты маскируются под спонсорство, пусть и такое тотальное, как с «Локо» и «РЖД». В Чечне не переживают: в отчетности ФНС прямо написано, что 717 млн и 1,1 млрд клубу дали не за предоставленные услуги (например, по рекламе), а просто так.

Причина такого разрыва (400 млн) – в поступлении от трансферах. В 2018-м «Ахмат» продал игроков на 154 млн, в 2019-м – на 419 млн. Сработала стандартная российская схема: чем больше заработал сам, тем меньше выделил владелец/якорный спонсор.

Возможно, доходы «Ахмата» занижены – достаточно посмотреть на переход Глушакова

«Ахмат» никогда не озвучивал цифры бюджета. В медиа писали, что последние годы он находится в районе 30 млн евро. С официальными данными из ФНС (16-18 млн евро) это не соотносится. Причем если брать расходы, то сумма выходит еще меньше: 1 млрд (13 млн евро) и 1,1 млрд (14 млн евро).

Чтобы выяснить, какие цифры ближе к правде, логично сравнить. Например, с «Уфой»: ее бюджет за 2019 год, по данным налоговиков, – 1,6 млрд рублей (21 млн евро), что не сильно различается с тем, что указано в отчетности «Ахмата» в ФНС.

«Уфа» тратит на зарплаты 780 млн рублей (48%), «Ахмат» – 560 млн рублей (46%). 

Кажется, все сходится. На самом деле – нет. И вот почему: 

1. «Уфа» расходует на зарплатный фонд так мало (обычно клубы в РПЛ кладут на это больше 60% бюджета), потому что экономит. Например, самый богатый футболист в 2019-м Игбун получал 360 тысяч евро в год. Зарплата лидера «Ахмата» Олега Иванова – 1 млн евро в год. 

2. Год назад «Уфа» звала к себе Дениса Глушакова и предлагала зарплату 35 тысяч евро в месяц. «Рубин» давал 56 тысяч. Денис отказался и пошел в Грозный. Очевидно, чтобы заработать больше. Инсайдеры писали, что в «Ахмате» полузащитнику платят 1 млн евро в год (83 тысячи евро). 

3. Логичная зависимость: чем выше стоимость состава (чем лучше игроки) – тем больше уходит на зарплаты. По данным Transfermarkt, состав «Уфы» стоит 23 млн евро (12 место). Ростер «Ахмата» дороже почти на половину – 32 млн (9 место). То есть и на зарплаты в Грозном должно уходить больше. 

Получается, официальные цифры по отчетности «Ахмата» занижены: клуб с такими расходами не смог бы существовать на 13-18 млн евро и тратит значительно больше.

Клубу активно жертвует «Фонд Ахмата Кадырова». Еще он дарил машины футболистам и Яне Рудковской, квартиру – Жерару Депардье, мотоциклы – Хирургу

В мае 2019-го телеграм-канал «Мутко Против» выстрелил инсайдом: «Фонд Кадырова» добровольно пожертвует «Ахмату» 600 млн рублей». Очевидное подтвердил гендиректор клуба Ахмед Айдамиров: «Да, фонд нам помогает. Фонд является нашим генеральным спонсором. Что касается суммы, то эту информацию мы разглашать не будем».

Имя фонда действительно присутствует на форме – в месте, где обычно указывают основного партнера, и на сайте команды. На сайте фонда есть информация, что организация спонсирует футбольный клуб «Терек» (да, до сих пор так).

Автомобили от Кадырова в раздевалке после матчей (Toyota Land Cruiser Забавнику, две Toyota Мбенгу и одна – Адилсону, неопознанное авто – Берише) и другие ценные призы (по золотой бутсе Уциеву и Халиду Кадырову) тоже оплачивает «Фонд Ахмата Кадырова». Это не скрывает даже президент клуба Даудов.

Подарки от фонда получают не только футболисты. Например, французскому актеру Жерару Депардье вручили ключи от 5-комнатных апартаментов в центре Грозного, жене Евгения Плющенко Яне Рудковской – Porsche Cayenne, стилисту Сергею Звереву – часы за 100 тысяч евро, Александру Емельяненко – Mercedes, Майку Тайсону – 2 млн евро (за корпоратив), Хилари Суонк – 1 млн евро (за поздравление с днем рождения Кадырова), Диего Марадоне – 1 млн евро (за товарищеский матч), байкеру Хирургу – 16 мотоциклов.

«Александр Сергеевич (байкер Хирург – Sports.ru) первым появляется там, где речь идет о чести, достоинстве и славе России. Так было в Крыму, в Москве, Питере, так было в Европе, где пытаются забыть, кто их спас от фашизма. Хирург мало говорит, но делает для России в сотни раз больше, чем те, кто любят поболтать, но сами ничего не делают», – написал Рамзан Кадыров про Хирурга после вручения байков.

Щедрая раздача денег – не основное, чем занимается фонд, если верить его сайту и чеченским медиа. Организация тратит и на добрые дела: поддерживает вдов псковских десантников, самодеятельные ансамбли, строит дома и ремонтирует квартиры, передает гуманитарную помощь жителям Сирии (закупает овец, верблюдов и другой скот) и Сомали, оплачивает паломничество в Мекку, выкупает невест.

«Фонд Кадырова» богаче, чем резервный фонд Чечни. Деньги в него «добровольно-принудительно» перечисляют все жители республики

«Фонд Кадырова» появился в сентября 2004-го – через четыре месяц после гибели Ахмата Кадырова, когда его 27-летний сын еще работал вице-премьером – рулить регионом он не мог из-за возраста.

Организацию возглавила вдова Ахмата Аймани, соучредителями стали главные лица Чечни и сам Рамзан. Предполагалось, что фонд займется финансированием социальных и благотворительных проектов.

В 2006-м младший Кадыров говорил, что бюджет организации наполняется за счет пожертвований чеченских бизнесменов – например, Умара Джабраилова (бывший бойфренд Ксении Собчак и кандидат в президенты России-2000) и Руслана Байсарова (бывший муж Кристины Орбакайте). В 2018-м Кадыров расширил идею: «Фонд занимается бизнесом, он зарабатывает, и заработанные средства решением руководства регионального общественного фонда направляются на помощь нуждающимся. Ни одной копейки из федерального и регионального бюджетов в фонд не поступает».

14 лет о деньгах фонда почти не говорили публично. В интернете были только цифры баланса за 2012 и 2013 годы: 916 млн и 1,45 млрд рублей. Как и любая НКО с оборотом больше 3 млн рублей, «Фонд Кадырова» обязан публиковать финансовую отчетность (источники доходов и траты) на своем сайте или сайте Минюста, но не делает этого. Сначала – просто игнорируя требования. Последнее время – сдавая пустую отчетность.

«Чаще всего такие исключения касаются довольно специфических НКО, – объяснял «Коммерсанту» юрист Иван Павлов. – Так, с 2005 по 2014 год не публиковались отчеты о расходах телеканала Russia Today. Годами не предоставляли подробную отчетность фонды, связанные с Дмитрием Медведевым. Ситуация стала еще более печальной после публикации расследования Фонда борьбы с коррупцией «Он вам не Димон». После скандала Минюст просто удалил со своего сайта все отчеты НКО до 2014 года».

В Минюсте ноль цифр в отчете объясняли тем, что фонд отчитывается в местных СМИ, хотя это лишь дополнительная нагрузка. Основная отчетность должна быть у Минюста, говорил юрист Павлов. В Transparency International (неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру – Sports.ru) добавляли, что отсутствие отчетов несколько лет подряд – повод для штрафа.

В 2018-м цифры наконец появились, правда, не на сайте Минюста, а в базе «Контур. Фокус». По ним к концу 2017 года на балансе фонда находились 2,2 млрд рублей активов, за год поступило 798 млн. Это делало «Фонд Кадырова» лидером среди российских благотворителей: баланс фонда «Подари жизнь» составлял 1,2 млрд, «Русфонда» – 79 млн.

К концу 2018-го баланс вырос до 3,68 млрд рублей, что в 8 раз превышало величину официальных резервных фондов республики (сумма пожертвований не указана). Через год получилось еще мощнее: фонд собрал 6,075 млрд рублей пожертвований. Впервые обнаружился доход от коммерческой деятельности – 298 млн рублей. Правда, финансовая отчетность доступна только у трех компаний, принадлежащих фонду – «Чеченской минеральной воды» (9 млн), «Мегастройинвеста» (6 млн) и «Айсберга» (минус 65 млн). 

Со стороны бизнес кажется скромным. Но, по данным медиа, коммерческая деятельность «Фонда Кадырова» намного масштабнее. Например, с 2012 по 2018 годы «Мегастройинвест» получила 115 госконтрактов на строительство на 9,8 млрд рублей. Кроме этого, организация владеет элитным отелем в Грозном, ООО «Колизей» (спорткомплекс и лицензия на продажу спиртного) и еще десятками предприятий разных сфер. Полную схему в 2015-м составил «Коммерсант».

«Закон не запрещает благотворительным фондам учреждать коммерческие структуры, но я впервые вижу, чтобы организация делала это в таком масштабе. Похоже, что это просто попытка перенаправить финансовые потоки в одно место», – оценивал Иван Павлов.

Но и это не все. По данным «Коммерсанта», фонд наполняли деньгами жителей республики. «Бюджетники переводят на благотворительность около 10% своих доходов. Опрошенные «Ъ» чеченские чиновники утверждают, что это происходит в добровольно-принудительной форме, хотя пожертвования оформляются официально. Бывшая бюджетница Зайнап Межидова, сейчас возглавляющая местное НКО «Материнская тревога» и живущая в Чечне, факт пожертвований в фонд со стороны бюджетников подтверждает вполне открыто: «Обычно удерживают какой-то процент из зарплаты. Но потом говорят: зато у тебя пенсия будет хорошая», – писала газета в 2015-м.

Чтобы уточнить эту информацию, Sports.ru позвонил по телефонам, указанным на сайте Фонда им. Ахмата Кадырова. Там попросили направить вопросы в письменном виде по почте, но не той, что есть на сайте, а на «специальную для писем». На момент публикации этого текста Sports.ru не получил ответа от Фонда. 

Как выяснил «Инфо24» в 2018-м, принудительные пожертвования никуда не делись: «Один из собеседников издания (он работает в бюджетной сфере) на условиях анонимности рассказал, что по факту каждый житель республики обязан жертвовать деньги в фонд: «Ну получается где-то 10% от зарплаты мы отдаем. Еще расписываемся за премии, но обычно их не видим. Их тоже «жертвуем».

Центр по исследованию коррупции и организованной преступности в 2015-м писал, что работники частных предприятий направляют в фонд 30% от зарплаты, предприниматели – половину прибыли. «Кавказ. Реалии» оценивал объем неучтенных пожертвований в 3-4 млрд рублей (39-52 млн евро). По данным Transparency International, в 2017-м ежемесячно фонд получал от жителей 60 млн долларов.

Средняя зарплата в Чечне за 2019 год – 27 тысяч рублей. Регион до сих пор входит в топ по дотациям из федерального бюджета – 33,4 млрд рублей (выше только Дагестан, Якутия и Камчатка).

Фонд рассказывает о добрых делах, но часть из них он не делал. На самом деле проекты финансировались из бюджета

В 2018-м фонд потратил на благотворительность 746 млн рублей, в 2019-м – 2,8 млрд. «Кавказ. Реалии» выяснили, что не во всех случаях помощь шла от фонда.Например, школу в селе Толстой-Юрт построили на бюджетные деньги, причем Минобразования перевело 188 млн на строительство принадлежащей фонду компании «Мегастройинвест». Министерство строительства и ЖКХ Чечни выделило 449 млн рублей на водопровод для жителей Гудермесского и Курчалоевского районов. При этом на сайте чеченского правительства сказано, что водопровод строят на деньги фонда.

«Филантропы приписывали себе строительство интерната для глухих и слабослышащих, а также школы на 120 мест в селе Пионерское. Эти объекты легко находятся на сайте госзакупок, из бюджета потратили 190 млн рублей. Клинический центр охраны здоровья матери и ребенка получил от фонда аппарат для кардиотокографии, стерилизатор, операционный стол и кровати. Перечень дорогостоящего оборудования совпадает с госзакупкой комитета по здравоохранению Чечни на 119 млн рублей.

«Фонд Кадырова» приписал себе даже библиотеку на колесах за 3 млн, хотя ее купила Национальная библиотека Чечни. Но на автобусе все равно было написано «подарок от Кадырова», – продолжают журналисты.

В сумме фонд добавил себе в заслуги лишние 1,3 млрд рублей, которые он не тратил на благотворительность.

У «Ахмата» все-таки есть спонсоры – из Казахстана и московского банка. Но, похоже, они ничего не дают клубу, а банкир еще и сбежал из России 

В 2013-м Рамзан Кадыров выступил в твиттере: «Один читатель у меня спрашивает, почему у «Терека» только один спонсор? Спонсор не один. Если есть желание им стать, двери открыты».

На тот момент у клуба и правда был не один спонсор – два. Тот самый фонд и промышленный холдинг SAT & Company. За семь лет, несмотря на заявление, ситуация сильно не изменилась. Если не брать информационного спонсора (местную телерадиокомпанию) и технического (adidas) – они не приносят деньги, – у клуба всего три спонсора: фонд, SAT & Company и «Московский индустриальный банк».

Минута удивления: SAT & Company – компания из Казахстана, зарегистрированная в Алматы. В 2011-м у нее было юрлицо в России, но оно уже ликвидировано. По данным с официального сайта, в холдинг входят более 30 компаний, занимающихся металлами и сплавами. Указана там и спонсорская деятельность в спорте: футболе, боксе, теннисе и шахматах. Правда, раздел «Футбол» содержит информацию только о поддержке сборной Казахстана. Более того, компания никогда публично не заявляла о поддержке «Ахмата».

Клуб размещает лого SAT & Company на форме, но подробно про партнерство не рассказывал (Sports.ru попытался задать вопросы про бюджет и спонсоров клубу: в пресс-службе попросили сделать это в письменном виде; на момент публикации текста мы не получили ответа из «Ахмата»). Единственный раз, когда казахи из холдинга появлялись в повестке Чечни – октябрь 2013-го. Тогда председатель совета директоров SAT & Company Кенес Ракишев посетил Чечню в день празднования 195-летия Грозного.

«Я довольно долгое время нахожусь в этой стране, в этом городе и вижу все эти изменения. Заслуги Рамзана Кадырова в деле восстановления республики и налаживания мирной жизни в регионе трудно переоценить. Мы сегодня видим прекрасный город Грозный, мы сегодня видим расцветающую страну. И хочу сказать, на самом деле, Рамзан Ахматович – самый мужественный, трудолюбивый и щедрый человек», – сказал тогда Ракишев.  

Дружба бизнесмена с Чечней объясняется добрыми отношениями с Кадыровым. Например, поздравляя в 2015 году Ракишева с днем рождения в инстаграме, Рамзан назвал того братом: «Сегодня день рождения моего дорогого брата Кенеса Ракишева! Мы многие годы являемся настоящими друзьями и братьями. И наша дружба не имеет никакого отношения к должностям и материальному положению. Я работал первым вице-премьером, когда мы впервые встретились. Я убедился, что Кенес Хамитович порядочный, глубоко верующий человек. <...> В народе моего БРАТА называют князем. За благотворительную деятельность и значительный вклад в укрепление дружбы между Казахстаном и ЧР Кенес Ракишев награжден орденом Кадырова. Это настоящий сын своего народа, патриот Казахстана». 

Медиа отмечают, что теплые чувства в Казахстану передались Кадырову от отца – он родился в Карагандинской области, где прожил шесть лет. «Отец и дед говорили мне: «Где бы ты ни был, если нужна будет помощь братьям-казахам, помоги им». И я буду следовать этим словам. Мы оценили это в 1944 году, в годы изгнания, когда казахский народ протянул нам руку помощи. Такое не забывается никогда. Весь наш народ выражает искреннюю благодарность братскому казахскому народу за эту поддержку», – объяснял глава республики. 

Связи «Московского индустриального банка» (33-е место в России по объему вкладов и 17-е – по объему вкладов физлиц) и Чечни проследить легче. Его президент с 1998 года – чеченец Абубакар Арсамаков. В 2010-м Кадыров наградил Арсамакова высшей наградой республики – орденом Ахмата Кадырова. Он отметил активное участие банкира в развитии Чечни: строительстве дорог, жилого фонда, социальной сферы.

В ноябре 2019-м Кадыров рассуждал об отсутствии инвесторов в республике и вдруг вспомнил Арсамакова. Не в самом позитивном смысле: «Я не раз вам говорил, что это делается для того, чтобы в последующем украсть деньги или же землю. Я приводил вам в пример Арсамакова, банкира и миллиардера. Несмотря на то, что наша республика не получила от него ни гроша, мы восхваляли его за то, что он дал нам кредит. Он приобрел участок, сказав, что построит дом, а сам перепродал его».

В 2020-м дела Арсамакова стали хуже: в январе Центральный банк потребовал от банкира 195 млрд рублей, чтобы компенсировать убытки бывшим топ-менеджерам. Это произошло сразу после того, как ЦБ объявил о санации банка (национализации). Проблема была в убытках: «МИБ» принял депозиты на 205 млрд рублей, а закончил деятельность с дырой в 100 млрд и оказался национализирован. Государству пришлось заливать дыру, выделяя 128 млрд рублей.

ЦБ указал, что деньги утекали на проекты собственников банка (хотя об убытках говорили как минимум с 2017 года), а в феврале появилась информация, что перед санацией Арсамаков вывел деньги из банка. Незаконную операцию бизнесмен проводил, уже год находясь в ОАЭ.

Как вся эта история повлияет на «Ахмат»? Никак.

Клуб получает всего 11 млн от коммерческой деятельности – всего 0,9% бюджета. А от казахстанского холдинга и банка, как выяснилось, вообще ничего.

Фото: vk.com/akhmatgrozny; РПЛ/Магомед Абасов/Ахмат; РПЛ/Анна Шаймарданова/Крылья Советов; fclm.ru/ru; vk.com/ufafc; nightwolves-ru.livejournal.com; РИА Новости/Саид Царнаев; vk.com/minbank_official; fondkadyrova.net

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья