Блог Удар головой

Врач «Армавира» спас двух людей в самолетах за два дня. Даже без шприцов и сильных препаратов

Неожиданный герой из ФНЛ.

11 августа «Армавир» летел на матч во Владивосток – не своим чартером, а обычным регулярным рейсом. Во время полета одному из пассажиров, который не связан с командой, стало плохо. Единственным медиком на борту оказался 59-летний доктор клуба Андрей Пивоваров. Он пересел к мужчине, не стал дожидаться посадки и привел его в нормальное состояние.

«Армавир» проиграл Лучу 0:3, обратно команда полетела через Москву. 13 августа на регулярном рейсе Москва – Краснодар плохо почувствовал себя другой пассажир. Пивоваров снова оказался единственным медиком на весь самолет и оказал первую помощь.

Александр Головин позвонил доктору, чтобы узнать детали спасений.

– В первом случае у молодого человека была сильная головная боль и высокое давление. На этом фоне начались судороги нижних конечностей. Он находился в сознании, но паниковал, был в нервно-возбужденном состоянии. Это нормальная реакция, когда человек не понимает, что случилось. А повлияла, думаю, сильная кровопотеря. Он сказал, что за неделю до полета делал операцию, потерял много крови – снизилось количество эритроцитов и гемоглобина. Из-за этого все и произошло.

Подобную ситуацию обычно исправляют феназепамом (снимает судороги – Sports.ru) или седативными препаратами, но они запрещены. Плюс на борт нельзя брать шприцы, капельницы, растворы. Ты садишься в самолет не как врач, а обычный пассажир – и человеку не вколешь стандартный дибазол (колят при гипертоническом кризе – Sports.ru), что-то внутривенное. Поэтому лечишь обычными таблетками, которые есть в аптечке (стандартная аптечка есть и в самолете, но без шприцов – Sports.ru). В отличие от уколов, они экстренно не помогают. И счет начинает идти на секунды.

В его случае лекарства помогли. С ним во время полета сидел наш тренер, но когда все случилось, мы поменялись местами. Я контролировал процесс, до конца находился рядом и передал в руки медицинского сотрудника во Владивостоке. Не скажу, что случилось бы, если бы не я. Все могло повернуться в любую сторону. Но закончилось хорошо.

Во втором случае я сначала не поверил. Подумал, что кто-то разыгрывает. Такого совпадения не бывает. Но когда увидел человека, сидящего босиком на откидном кресле между двумя туалетами, понял, что это не розыгрыш. Мужчина оказался пакистанцем, который долго живет в России и говорит по-русски. Снова высокие цифры давления, при этом замутненное сознание – вроде не в отключке, но до него с трудом доходили слова. Чувствовалось, что отвечает невпопад.

Оказалось, что подъем давления у него уже был накануне. И перед полетом он что-то употреблял из лекарств. Что и в каком количестве – сказать не смог. Поэтому наши средства могли как резко понизить давление, так и навредить. Сначала из-за его тяжелого состояния появилась мысль просить экстренную посадку. Экипаж мог это сделать. Но над Ростовом он более-менее пришел в норму, начал отвечать на вопросы. Рассказал, что сам из Чебоксар, летит на отдых к семье на Черное море.

После этого вдруг случился второй криз. Боль в районе грудной клетки, шеи, мурашки по рукам. А кардиограммы-то нет. И непонятно, начинается инфаркт или такое состояние перейдет в инсульт. Тут уже пустил в ход все умения: массировал, применял Су-Джок терапию (метод альтернативной медицины, который основан на стимулировании определенных точек на ногах и руках – Sports.ru). Заранее попросил к самолету бригаду с автомобилем, трап-лифт. К приземлению и этот криз преодолели. Сейчас с пациентом все хорошо, он отдыхает на море. Звонит два раза в день. Первый – нет, но мы толком и пообщаться не успели. Его забрали, а мою команду ждал автобус.

***

В «Армавире» доктор Пивоваров всего год. В спорт он пришел в 1994-м. С тех пор работал в футбольных «Динамо» Минск и «Мострансгазе» и баскетбольном «Локомотиве» из Ростова. Самая жесткая травма, с которой он сталкивался, – перелом костей лицевого черепа. «Когда ломается скуловая и придаточные пазухи, кости носа. Человек теряет сознание, при этом у него носовое кровотечение. В «Локо» так травмировался американец. Второй случай – полтора месяца назад в «Армавире». Но ничего, игрок уже в составе», – рассказывает Пивоваров.

Он говорит, что спасения пассажиров – «заурядные вещи по сравнению с тем, что происходило в Армении в 1988-м». «Случилось же страшное землетрясение. Меня послали туда в составе группы хирургов центральных госпиталей министерства обороны. Прибыли 7 декабря (в день землетрясения – Sports.ru) на самолете маршала Язова – и работали до Нового года. Встречалось очень много тяжелых и трагических случаев. В первые дни травматическая эпидемия такая, что поступало по 40-60 человек.

Так что за 40 лет много разных спасений было. Один раз даже утопающего спас. Работал врачом в лагере. Случайно оказался на речке, где купались убежавшие из другого лагеря дети. Им лет по 12-13. Я стоял на берегу, смотрю: мальчик начал тонуть. Просто попал в водоворот и не может не то что выплыть, а даже слова сказать – его сразу же волной накрывает. Я бросился, вытолкнул его – и сам в воронку. Еле выплыл, сил почти не осталось. Ребенок бы точно не смог. Привожу я его в лагерь – сразу вызвали родителей. Что удивило – никто даже спасибо не сказал. Ни они, ни руководство».

Фото: vk.com/fcarmavir; fcarmavir.ru (2,3); РИА Новости/Александр Гращенков

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.