Блог Футбольный клуб

В гостях у сказки

Большой друг и один из авторов «Футбольного клуба» Дима Федоров недавно выпустил свою вторую книжку. Она называется «Отдыхай с Гусом Хиддинком». Это четыре шутливые футбольные сказочки, ни в коем случае не претендующие на достоверность. Но в каждой сказке есть доля сказки. Развлекательное чтение к ЕВРО-2008 начисто лишено пафоса, в нем нет патриотических воззваний, но зато есть тихая надежда на то, что все изменится к лучшему. Вот одна из главок.

Будущее целиком и полностью вырастает из коротких штанишек мелочей. Англичане допустили одну ошибку в отборочном цикле. Одну! И даже не все, а только трое высокомерных оболтусов. И вся команда, вся чокнутая на футболе страна поплатились за это. А смешной тренер, похожий на туповатого лакея из романов Диккенса, еще и с должности своей слетел.

Тактика, выбор состава, травмы, своевременные замены — все это ерунда, если разобраться. После того, как бритиши кокнули русских на «Уэмбли» 3:0, Торбинский, Сычев и Быстров хотели обменяться с соперниками футболками. Заслали с этой целью в чужую раздевалку массажиста Мишу Насибова. И тот сходил неудачно. То есть английские футболки он принес — все в порядке. Но принес вместе с российскими. От лузеров, намекнули, подарки не нужны.

А смешной тренер, похожий на туповатого лакея из романов Диккенса, еще и с должности своей слетел

Русские пытаются отвоевать себе особое место в мировой истории, строят по этому поводу какие-то иллюзии, доказывают кому-то, объясняют, грозят. Но уж их место-то в мировом футболе хорошо известно. Когда им в очередной раз указывают на него, то им не обидно. Только дурак обижается на правду. Но одно дело спортивное унижение, и совсем другое — унижение человеческого достоинства... И тут-то лузеры завелись.

Сид в раздевалке перед разминкой прямо-таки помешался на этих футболках. Мне, говорит, все равно, попадем мы на чемпионат Европы или нет, а вот Англию нужно порвать и майкой Райт-Филлипса в сортире подтереться.

– Футболкой подтираться неудобно, — оспорил эту затею Бин. — Здесь туалет хороший — там бумажка мягкая есть. И если выиграем, то зачем нам-то подтираться? Пусть они тогда подтираются. Они же обкакаются...

Гуса за полчаса до матча выдернули к бровке давать интервью в прямом эфире. На «Первом канале» у Малахова в ток-шоу самые популярные люди страны могли позволить себе в отношении Англии все, что допускала их внутренняя культура. А у внутренней культуры в этот день, семнадцатого октября, случился выходной. Поэтому можно было с удовольствием отпустить на волю инстинкты — ликовать по поводу того, что англичане встречены оглушительным свистом лужниковских трибун, и призывать игроков обматерить англичан после победы.

Одно дело спортивное унижение, и совсем другое — унижение человеческого достоинства... Тут-то лузеры и завелись

«Первый канал» — это каста! Гусу в России сразу объяснили, что телевидение тут ручное. Кто-то на более коротком поводке, кому-то разрешено ходить вокруг будки, но «Первый канал»... «Первый канал» не только делает, что велено, он и сам кое-что решает, сам влияет, а посему обладает некоторым всесилием! В разумных пределах, конечно. Так что пришлось, сдерживая тревогу в душе, сказать пару успокоительных слов. Хотя было непросто — уже по телу пробегала предматчевая дрожь, вовсю ураганил стадион, а из наушника, по которому задавались вопросы, доносились патриотические хрипы и вопли.

Когда он вернулся, в раздевалке ждала еще одна неприятность. И тоже в присутствии «Первого канала», логотип которого сразу бросился в глаза. Он был на камере, которая снимала речь какого-то очкастого политического деятеля, отвлекавшего игроков от подготовки к матчу. У Хиддинка не было ни малейших сомнений — важная шишка! Но надо же иметь голову над галстуком — он же не ходит к ним в Кремль и не учит, как управлять страной.

Следует отдать должное оратору — выступил кратко. То ли потому, что обладал даром лаконично доносить свои мысли, то ли потому, что, в сущности, ему нечего было сказать, то ли косноязычие не позволяло адекватно развить свои мысли. Незваный гость завершил свое выступление, убедился в том, что его сняли на камеры, и ушел под неодобрительным взглядом Гуса.

У Хиддинка не было ни малейших сомнений — важная шишка! Но надо же иметь голову над галстуком!

Была в этот вечер и еще одна неприятность, покрупнее — гол Руни. И на этом неприятности дружно завершились. В перерыве Хиддинк убрал брата Васю — надо было снимать одного защитника, а он слабее всех низом играет, и первый пас у него рахитический, так атаку не начнешь. Тренер англичан Макларен его замену зевнул, Торбинский забегал, Джеррард не разглядел перед носом пустые ворота и промахнулся — в общем, дело стало клеиться. Гус окончательно раздухарился и велел разминаться Павлюченко. Должен же этот добродушный гигант хоть сейчас разозлиться!

– Давай, сынок! Постарайся, — шепнул Гус, а Корнеев перевел.

А Сид как увидел Павлюка у бровки, так сразу заорал:

– Рома, давай! За майки!

В одна тысяча восемьсот тридцать шестом году от Рождества Христова Михаил Глинка сочинил первую классическую русскую оперу. Называлась она лозунгово — «Жизнь за царя». Ровно через сто пять лет в битве под Москвой солдаты, бросаясь под фашистские «тигры», кричали «За Родину! За Сталина!» и героически отстояли столицу. К началу двадцать первого века на подвиг люди шли за другие понятия. Впрочем, не важно, что именно они кричали, важно, до чего они докричались. Эти перцы добегались и докричались до победы!

Павлюк с ошалелыми глазами носился по полю и не мог поверить в свое счастье. «Лужники» ревели, как тот злобный медведь, которого изобразили на гигантском баннере, устрашавшем англичан перед началом игры. Рома сделал дубль, и теперь его все любили. И Дедушка его не ругал — Дедушка сам прыгал, как ребенок, которому подарили лошадку.

Не важно, что именно они кричали, важно, до чего они докричались. Эти перцы добегались и докричались до победы!

А в VIP-ложе штормил биг-босс Виталий. Он был готов, как рок-певец, прыгающий со сцены на руки фанов, полететь к простым болельщикам. Без страховки. На разудалых крыльях победы! Но этому порыву мешало одно обстоятельство. Нет, не страх, совсем не страх. Просто надо было еще обсудить одну очень важную тему. И ее деликатность не позволяла спросить Абрамовича и компанию в лоб. В конце концов, председатель в паузе между объятиями выдохнул:

– Ну, как?.. В Израиле мы решим вопрос?
Роман Аркадьевич, плативший зарплату Хиддинку, в этот момент наконец почувствовал себя не кошельком, а подлинным творцом, в руке которого бездушная кисть оживляет на полотне доселе чуждые прекрасному субстанции. Сбылись мечты, и вера в лучшее, вера в прогресс переполняли его мальчишеское сердце. Он аплодировал и не мог остановиться. И на этих эмоциях не воспринял вопрос председателя как вопрос с подтекстом.

– Конечно, пройдем, — наивно улыбнулся он.

– Все будет нормально! — поддержал общий порыв Вова Мономах. — Европа в наших руках, не волнуйтесь. Гус форева!

Биг-босс Виталий поспешил к команде, чтобы не только снять сливки славы, но и первым донести важную весть, с которой в ближайший месяц до игры с Израилем можно будет спокойно ложиться спать, не волнуясь за результат отборочного цикла.

Он появился в дверях раздевалки таинственно и торжественно, как мистер Икс под куполом цирка. Аршавин увидел своего бывшего клубного президента, немедленно вспомнил, что он не просто игрок, а капитан, и пропищал: 

– Тихо! Тихо! Леонтьич пришел. Говори. — Памятуя о прежних временах и близком общении, Шава вальяжно тыкал председателю.

– Сейчас главное — отдыхайте! Хорошо поработали — надо и отдохнуть... — И через многозначительную паузу: — В Израиле... решим вопрос...

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.