Блог Формула жизни
Трибуна

Однажды босс лучшей команды «Ф-1» чуть не разбился в гоночном болиде. Рвался за рекордом смертельного трека

Чуть не погиб, но нашел любовь.

Тото Вольфф – один из самых влиятельных людей в современной «Формуле-1»: руководит «Мерседесом» – главным доминатором десятилетия (6 титулов чемпионских дублей подряд с 7-м на подходе), –  владеет акциями двух организаций (как раз немецкой и еще пакетом бумаг «Уильямса»), а также купил долю в компании «Астон Мартин» – которая в следующем году тоже перейдет в главный гоночный чемпионат. Также Тото претендовал на пост президента чемпионата, но его кандидатуру не одобрили конкуренты.

Как же Вольфф попал в автоспорт? Он и сам начинал карьеру пилотом: участвовал в различных чемпионатах в классе GT и регулярно выигрывал.

Вольфф гонял на многих треках мира, но его главной любовью остается легендарный «Нюрбургринг», а именно его старая конфигурация –  «Нордшляйфе» или «Северная петля» по-русски. Резкие перепады высот при высочайшей скорости, сложнейшие повороты и невероятная длина в 22,8 км делают эту трассу не только очень захватывающей, но и самой опасной в мире. Настолько опасной, что Гран-при здесь не было уже почти полвека, а пилоты прошлой эпохи прозвали ее «Зеленым Адом». За все время здесь погибло пять гонщиков «Формулы-1» (больше только в Индианаполисе), а последней каплей стала жуткая авария Ники Лауды в 1976 году, после которой серия приняла решение больше сюда не возвращаться.

Кими Райкконен прокатил напарника по трассе «Зеленый Ад» с ветерком – и напугал до мата. Жена Айсмена посочувствовала парню

Бывший пилот «Ф-1» рвет по трассе «Зеленый ад» на обычной машине. С обгонами любителей и скольжением почти в каждом повороте

Именно здесь однажды чуть не погиб и Тото Вольфф – причем в погоне за рекордом.

«Нордшляйфе» породил страсть Вольффа к автоспорту

В 1989 году 17-летний Тото вместе с двумя друзьями возвращался домой в Вену из Амстердама. Один из них был молодым пилотом «Формулы-3». Он предложил остановиться у «Нюрбургринга», так как там была его следующая гонка. Ребята были не против.

«Честно говоря, я тогда вообще не имел представления об автоспорте, – рассказывает Вольфф. – Я просто знал, что мой друг, который жил в Швейцарии, но был австрийцем, неплохо выступал в какой-то молодежной серии.

Так что мы решили остановиться у «Нюрбургринга» и посмотреть, как он будет там гоняться. Мы приехали в субботу. Воскресная атмосфера паддока полностью изменила мою жизнь. Гонщики «Ф-3» были похожи на гладиаторов. Во мне зарождалась страсть».

После этого Тото скопил подаренные деньги с двух дней рождения и Рождества, чтобы оплатить обучение в гоночной школе. Молодой австриец тренировался на нынешнем «Ред Булл Ринге». Его карьера начиналась неплохо, однако мощнейшая трагедия 1994-го все испортила: главный спонсор Вольффа отказался участвовать в автоспорте под впечатлением от смертельной аварии Айртона Сенны. Будущий лидер «Мерседеса» искал новые шансы еще несколько лет и в конце концов ушел в бизнес.

«Ничего глупее в жизни не делал»

Тото не мог представить, что вернется в гонки – но все изменил один из его друзей.

«Вообще моя карьера гонщика была как бы окончена, – рассказывает сам австриец, – Но через восемь лет кое-кто из моих друзей предложил поучаствовать в одном туринг-заезде. Вышло классно, так что я вновь занялся автоспортом в качестве хобби.

Тогда я постоянно вспоминал о «Нордшляйфе». Наконец я решил поучаствовать в суточном заезде там. Как раз во время подготовки у кого-то возникла забавная идея: взять и поставить рекорд на машине GT-класса. Я подумал, что это действительно будет весело».

На тот момент лучшее время трека принадлежало немке Сабине Шмиц – 7.07. Вольффу предстояло серьезно изучить возможности ускориться, так что он обратился к кузену своей бывшей жены – к Ники Лауде.

Трехкратный чемпион «Формулы-1» ответил резко: «Зачем тебе это вообще надо? Никому не нужен рекорд на «Нордшляйфе». Объяснения Тото не убедили Ники. «Ладно, делай как хочешь, но это идиотизм», – сказал Лауда, и Вольфф отправился за заветным кругом.

Тото управлял «Порше» 997 из GT3, и уже тестовый круг стал рекордом – 7.03. Но австриец решил не останавливаться: его целью стал лучший результат в истории «Ф-1» – 6.58 – который поставил в квалификации 1975 года как раз Лауда.

Однако новая попытка закончилась крупной неудачей.

«Все произошло так быстро, – вспоминает аварию Тото. – Но я точно помню, как врезался на скорости 289 км/ч, что очень опасно. Тогда я подумал: «Что это сейчас было?»

Потом я ни о чем не думал. Просто надеялся, что я все еще на треке и никуда не улетел за барьеры. Машина долго где-то летала. Я почувствовал такое облегчение, когда она остановилась!

Дальше я ничего не помню. Говорят, что потом я то ли отключился, то ли перепрыгнул через барьер и сидел за ним. Знаю только, что все бортовые камеры были разбиты».

Вольфф не мог лежать целый месяц. Но благодаря «Северной петле» нашел любовь

Авария оказалась очень серьезной. Тото сразу отвезли в местную больницу Аденау – ту самую, где в 1976-м спасли жизнь Ники Лауде. Там ему поставили диагноз – тяжелое сотрясение мозга. По совету личного врача Вольффа перевезли в Вену, причем из-за состояния рекордсмена самолет не мог подниматься на высоту выше 3 километров.

Дальнейшие месяцы стали для Тото настоящей мукой. Полгода он не чувствовал ни запахов, ни вкусов и даже не мог нормально лечь: почти 30 дней он спал сидя. «Я был будто пьяным, весь мир вращался», – вспоминает австриец.

К счастью, Тото выздоровел и вскоре вновь встретился с Ники. «Я же говорил», – такими словами его приветствовал Лауда.

Вольфф бросил гонки по «Нордшляйфе»: «Когда пришел в порядок, решил больше не возвращаться на эту трассу».

Когда будущий босс «Мерседеса» лежал в больнице, многие гонщики из программы немецкой компании желали ему здоровья: Пол ди Реста, Гэри Паффетт и другие. О состоянии Тото справилась и молодая пилотесса Сьюзи Стоддарт из ДТМ. «Она позвонила мне и спросила: «С тобой все в порядке? Ты попал в аварию?» Так начался наш роман», – вспоминает Вольфф. Через несколько лет они поженились.

Но Тото все равно обожает «Северную петлю».«Жена запрещает мне говорить, что я люблю «Нордшляйфе». Она хочет слышать, что я люблю ее, а «Нордшляйфе» мне просто нравится. Но, честно говоря, я все еще люблю «Нордшляйфе».

«Формулу-1» покидает веселый крэшер. Его фишка – глупые аварии, хотя он подавал надежды и взял десять подиумов

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

«Надо мной издевались в школе: в классе, на треке». Льюис Хэмилтон – о расизме, несправедливости и внутренней пустоте после побед

Источник: ESPN

Фото: globallookpress.com/Alessio Morgese/ZUMAPRESS.com, Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com, HOCH ZWEI; instagram.com/susie_wolff

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья