Не играйте в баскетбол
Блог

Кевина Гарнетта судили за линчевание. Он чуть не попал в тюрьму, но благодаря этому запустил профессиональную карьеру

Большой билет во взрослую жизнь.

1995 год оказался настоящей сказкой для Кевина Гарнетта. Баскетбольная команда чикагской академии Фаррагут завершила сезон с 28 победами и всего двумя поражениями, а сам Кевин был признан игроком года среди школьников по версии USA Today.

Гарнетт имел очевидные проблемы с учебой и не особо стремился связывать будущее с университетскими командами NCAA. Скауты и тренеры НБА были очень впечатлены физическими данными и талантом атлета, так что мало у кого возникали сомнения в том, что новый сезон 19-летний форвард начнет в составе одного из клубов Ассоциации.

Так и произошло. На летней церемонии драфта «Миннесота» выбрала Кевина под общим пятым номером. Началась долгая и успешная карьера будущего члена Зала славы, включавшая в себя знаковый 126-миллионный контракт на шесть лет, звание MVP и чемпионский титул, добытый уже в составе «Бостона».

Но всего этого могло не произойти, ведь за год до драфта вспыльчивый спортсмен попал в, возможно, самую трудную ситуацию в своей жизни.

Заступился за друга и попал под суд

Гарнетт провел детство в небольшом городке Молдин, расположенном в штате Южная Каролина. Эта земля не снискала известности за счет славной истории, зато многие отмечали крутой нрав местных жителей. 

Уже в предпоследнем классе старшей школы Кей Джи был известен в баскетбольных кругах как один из самых талантливых игроков своего возраста. Нескольких тренировочных лагерей и выставочных матчей хватило, чтобы представители различных учебных заведений начали пытаться уговорить его играть за их команду.

Кевин вспоминал, как один из самых назойливых рекрутеров пришел в дом бабушки баскетболиста и решил надавить на внука через нее:

«Он думал, что сможет повлиять на меня через лесть к бабуле. Пытался очаровать ее (во всяком случае ему так казалось), рассказывал о том, насколько хорош колледж, и даже предлагал ей персональную помощь. Затем выложил на пол чемодан с деньгами.

Бабушка Мил не сказала ни слова: просто встала и удалилась в крошечную спальню. Весь ее дом был настолько маленьким, что я без труда услышал, как открывается дверь шкафа, а затем раздается щелчок. Я знал, что означает этот щелчок: она зарядила ружье, а следом прокричала из спальни:

– Скажи своему другу, что у него есть тридцать секунд, чтобы убраться к чертям из моего дома.

– О чем вы говорите? Я же принес...

– Мне плевать, что он принес. Я собираюсь размазать его задницу по всему газону.

– Мистер, она это взаправду. Бегите.

И он удрал, не забыв захватить деньги перед побегом. Бабушка вошла в комнату, держа в руках ружье:

– Хорошо, что он ушел, Кевин. Потому что я не желаю, чтобы ты получал деньги от таких людей. Я уверена, что он хотел заставить тебя делать то, что не следует.

– Да, мэм.

Так бабуля Мил преподала мне урок, который я не забываю до сих пор: никогда не позволяй деньгам стать твоей главной мотивацией».

Но далеко не всегда молодой баскетболист имел возможность воспользоваться мудрым родительским советом.

Весной 1994 года Гарнетт вместе с друзьями увидел, как несколько белых подростков избивают его чернокожего друга Трэя. Спортсмен вышел из себя и налетел на обидчиков:

«Мы завелись как тасманские дьяволы. Били меня – я бил в ответ. Меня заламывали – и я заламывал в ответ. Чертово безумие. Получал удары в голову и в пах. Все происходило так быстро. Мы мутузили этих ублюдков, становились злее с каждой минутой.

Наваляли им по полной и ушли. Мы сказали свое слово, защитили Трэя. Хотя пришлось нанести им несколько серьезных травм».

Кевин не до конца понимал всю серьезность случившегося. Один из пострадавших получил перелом лодыжки, и его отец обратился в правоохранительные органы. Гарнетта обвинили в линчевании.

Подобное обвинение звучит ужасно как для нас, так и для большинства американцев. Однако дело заключается именно в несовершенстве формулировок в законах Южной Каролины (и в еще нескольких штатах).

Уголовная ответственность за проведение «Суда Линча» на территории штата была введена в 1951 году. Это стало запоздалой реакцией на самосуд, устроенный толпой над чернокожим преступником Уилли Эрли.

В феврале 1947 года 24-летний афроамериканец Уилли Эрли ограбил и убил водителя такси. Уже на следующий день его разыскали в доме матери и приговорили к заключению в тюрьме округа Гринвилл (того самого, в котором находится родной город Гарнетта).

Вечером того же дня к тюрьме подъехало несколько десятков мужчин, подавляющая часть которых была таксистами. Эрли вытащили из камеры, избили, нанесли большое количество ранений и застрелили.

Обвинение в убийстве заключенного было предъявлено тридцати одному человеку. На суде в качестве присяжных присутствовали двенадцать белых мужчин. Выслушав доводы сторон, они признали убийц невиновными и отпустили их на свободу.

Дело линчевателей Уилли Эрли приобрело всеобщий резонанс. И вскоре во многих штатах появились законы, устанавливающие уголовную ответственность за массовый самосуд. В Южной Каролине он действует до сих пор.

Изначально закон был направлен на защиту национальных меньшинств от произвола белых банд. Однако в будущем его стали применять в случаях нападения группы лиц вне зависимости от их расовой принадлежности. К двухтысячным годам оказалось, что две трети осужденных по этой статье являются афроамериканцами.

В результате расследования Гарнетту предъявили обвинение не в связанном с расизмом преступлении, а в нападении и нанесении телесных повреждений в составе группы лиц второй степени, вследствие которого пострадавший получил тяжкий вред здоровью.

18-летнему спортсмену грозил реальный тюремный срок.

Кевин рассказывал, что в детстве был довольно глуповатым пареньком, который больше всего беспокоился о том, как забросить мяч в кольцо. Когда форварда обвинили в преступлении, он совсем не понимал, что следует делать дальше.

Его мать Ширли Ирби работала на протяжении всего дня и не успевала следить за сыном и двумя дочерьми. Отца он не знал с самого рождения. Среди взрослых из Молдина он смог сойтись по-настоящему близко только с учительницей истории мисс Уиллоуби, отмечавшей доброту и усердие ученика.

«Тогда я жил в подвале у друга, потому что за мной гонялись представители колледжей. Не хотелось иметь с ними ничего общего.

Как-то я сидел на уроке мисс Уиллоуби. В это время в класс вошли офицеры полиции, которые искали меня. Я думал выпрыгнуть в окно и смыться от них со скоростью ветра. Но мисс Уиоллоуби остановила меня, только она одна могла сделать это. Она сказала:

«Кевин, позволь этим людям выполнить свою работу. Не ухудшай ситуацию. Все образуется, вот увидишь. Просто успокойся. Я поручусь за тебя и буду всячески поддерживать».

Юного спортсмена вывели из школы в наручниках и доставили в отделение, а позже освободили до суда под залог в десять тысяч долларов. Ему даже предоставили специальное разрешение на посещение летнего лагеря Nike, где он вновь увиделся с тренером чикагской академии Фаррагут Уильямом Нельсоном по прозвищу «Волк».

Их первая встреча произошла год назад тоже на мероприятии Nike. Изначально худощавый и долговязый Гарнетт не произвел впечатления на специалиста, но трудолюбие и высочайший уровень игрока изменили мнение тренера. 

В этот раз Кей Джи вновь был одним из лучших на площадке и Уильям сделал ему неофициальное предложение переехать в Чикаго. Но впереди баскетболиста ожидал суд.

Оказался в чужом городе наедине с сестрой и телефонной будкой

«Мама заехала за мной. В машине сидела моя младшая сестра Эшли. Но было и то, о чем я даже не догадывался: в багажнике уже лежали приготовленные сумки с моими и сестринскими вещами. Мы ехали в суд».

По итогам заседания Кевину дали условный срок и обязали пройти специальную программу для граждан, впервые находящихся под следствием. Адвокат спортсмена ходатайствовал о возможности прохождения программы в Чикаго и суд удовлетворил эту просьбу.

Сразу же по окончании заседания мама посадила детей в машину и направилась с ними прямиком в аэропорт. Уже через несколько часов они втроем стояли в терминале чикагского Мидуэйя.

Дальнейший диалог с матерью оказался для Гарнетта полной неожиданностью:

– Ладно, ребятки, дайте-ка я вас обниму. Позаботься о сестре, Кевин.

– Ты уезжаешь куда-то?

– Да, возвращаюсь домой.

Лишь пару месяцев назад Кевину исполнилось 18 лет. Теперь он стоял со своей 14-летней сестрой в чужом городе и не представлял, что делать дальше. Парню пришлось вспомнить все, чему он научился за свою жизнь:

«Мама всегда было холодна к нам, но я понимал, что ее холод помогал нам выжить. 

Сработали мои инстинкты. Кого я знал в Чикаго? – «Волка». Он жил здесь. Надо было раздобыть немного мелочи, найти телефонную будку и позвонить «Волку». Открыл адресную книгу и начал искать его номер. Но его зовут Уильям Нельсон. Догадываетесь, сколько Уильямов Нельсонов было тогда в Чикаго? Сотни. Я не знал, с чего начать. И у меня было недостаточно монет, чтобы обзвонить всех.

Затем я начал искать знакомого Рона Эксриджа. Людей с его именем было меньше, но все равно слишком много для поиска. Наконец, ко мне пришла идея. Я решил позвонить в академию Фаррагут, где работал «Волк». Еще давно он обещал замолвить за меня словечко директору».

Гарнетт смог связаться с узнавшим его директором и даже достал номер Нельсона. Теперь настал черед удивляться тренеру:

– «Волк»? Это Кевин.

– Здорово, парень, как жизнь? Ты вообще где?

– В Мидуэе.

– В Мидуэе?

– Я здесь со своей младшей сестрой Эшли.

– Пройди немного вперед и стой там. Я сейчас же за вами приеду.

Уильям Нельсон домчался за полчаса. У тренера не было жены и детей, поэтому для начала он поселил ребят у себя. Вскоре им удалось снять жилье в том же доме этажом выше и даже перевезти сюда маму, нашедшую работу на госслужбе.

История привлекла большое внимание прессы, поскольку один из самых талантливых молодых баскетболистов США перебрался в другой город перед последним классом школы. Нельсону приходилось скрывать, насколько он близок с Кевином. Тренер отшучивался о трансфере баскетболиста и уверял всех до самого начала сезона, что не знает: будет ли Гарнетт играть за команду академии Фаррагут.

Но все сложилось успешно. Кевин выдал потрясающий сезон в Чикаго, набирая в среднем 25,2 очка, 17,9 подбора, 6,7 результативных передачи и 6,5 блок-шота. Всего через год он стал первым за 20 лет баскетболистом, попавшим в НБА прямиком из старшей школы.

Он до сих пор благодарен судьбе, которая оказалась благосклонной к нему в той ситуации:

«Все могло сложиться гораздо хуже. Этот инцидент побудил меня покинуть Юг и начать стремиться к большим достижениям. Он открыл мне глаза на то, в каком мире мы живем».

***

Цитаты Кевина Гарнетта взяты из его автобиографии «KG: A to Z: An Uncensored Encyclopedia of Life, Basketball, and Everything» (авторы: Кевин Гарнетт, Дэвид Ритц).

«Миннесота» должна играть в цифровой «лоу-фай» баскетбол. Для этого и поменяли тренера

«Танец больших шаров» Сэма Кэсселла стоил «Миннесоте» и Кевину Гарнетту чемпионства. На самом деле, его влияние еще шире

Фото: ASSOCIATED PRESS/East News; pinterest.co.ukfarragutcareeracademy.org

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья