Open the Doors
Блог

Интервью Малкома: как пережил травмы (не досматривал матчи) и почему в «Зените» мало забивает издали

Дорский поговорил с самым дорогим игроком РПЛ. 

Летом 2019-го «Зенит» усиливал состав под первую Лигу чемпионов с Сергеем Семаком. Проблемные позиции закрыли бразильцами: на левый фланг обороны подписали Дугласа Сантоса, а на правый фланг полузащиты за 40 миллионов евро выписали Малкома из «Барселоны».

В истории РПЛ столько же платили только за двух футболистов – в начале сентября 2012-го в Петербург переехали Халк и Аксель Витцель. Конечно, от Малкома ждали очень многого, но уже во второй игре в России бразилец получил травму, из-за которой пропустил полгода.

Дальше – относительно бодрые матчи в начале весны 2020-го, коронавирусная пауза и действительно удачный отрезок после возобновления сезона, когда Семак использовал Малкома не только справа, но и под нападающими в ромбе.   

Новый сезон – снова грусть. В 15 матчах РПЛ Малком заработал только 2 очка по системе «гол+пас» (1+1), получил новую травму (на этот раз пропустил только три матча Лиги чемпионов), а Семак публично говорил, что ждет, когда бразилец будет больше брать на себя.

Большую часть сборов в Дубае «Зенит» использовал 4-3-3, в которых Малком показывал лучшую игру в «Бордо». Старт на правом фланге, частые уходы в середину для включений правого защитника Алексея Сутормина, смена краями с Андреем Мостовым – вместе с Венделом Малком превращался в одного из главных игроков меняющегося «Зенита». 

8 февраля Малком встретился с Александром Дорским и откровенно рассказал о травмах и роли Семака в период восстановления, стилистических особенностях игры в «Бордо», «Барселоне» и «Зените», а также маме, которая вырастила его одна.  

9 февраля Малком получил новую травму – неудачно поставил ногу, пытаясь пойти в отбор в матче со сборной Иордании. Все выглядело очень страшно, но, видимо, самого плохого удалось избежать – по информации «Спорт-Экспресса», Малком пропустит только три недели. Sports.ru подтверждает, что у бразильца нет разрыва крестообразных связок.

Малком чувствует себя хорошо – после первой травмы было совсем по-другому.

UPD. По информации из клуба, принято решение, что Малком начнет восстанавливаться в Петербурге консервативными путем под наблюдением физиотерапевтов команды. Сроки первого периода восстановления оцениваются в 4 недели.

***

– Две травмы за полтора года в «Зените», 30 пропущенных матчей. Как спасались от грустных мыслей?

– Вся моя жизнь – это футбол. Когда включаю телевизор – там идет футбол. Когда играю в приставку – играю в футбол. Все вокруг – футбол. 

Остаться без футбола надолго было ужасно. Спасибо моей семье – почти сразу после первой травмы, после операции, которая была немного позже, она приехала ко мне в Петербург, чтобы отвлечь от всего, что занимало мою голову. 

Отчасти это удалось, хотя все равно было невероятно тяжело. Каждый день я приезжал на базу, заходил в раздевалку и видел, как парни надевают бутсы. В этот момент я надевал кроссовки, чтобы пойти в них на процедуры. Дальше я видел, как они собираются на поле перед тренировкой – конечно, я безумно хотел побежать к ним, но не мог. Это все сводило с ума.  

Тяжелее всего было приезжать на стадион, чтобы посмотреть матч, в котором я не мог сыграть. Я ни разу не досмотрел игру: первый тайм, кусочек второго. Потом я покрывался потом и уезжал домой. 

Хочу, чтобы меня правильно поняли. Я очень переживал за парней, но мне было тяжело осознавать, что не могу им помочь.

– Тяжелее было при первой травме, потому что она была серьезнее, или при второй, потому что ожидание игры в Лиге чемпионов уже было огромным?

– При первой, нет сомнений. Моя первая неделя в клубе, матч с «Динамо» – ужас, не хочу это вспоминать.

– Ваш режим как-то изменился после травм?

– Во-первых, питание. Раньше я мог есть красное мясо три-четыре раза в неделю, вы же знаете, как в Бразилии любят все мясное. Теперь ем его максимум один раз, вместо этого каждый день – белое мясо, салаты, немного пасты, если тренировки более интенсивные.

Еще сон – я ложусь раньше и сплю больше. Перед тренировками я обязательно иду в тренажерный зал с физиотерапевтом, больше времени разминаю и разогреваю мышцы, прежде чем начну бить по мячу. Все привычные вещи делаю сейчас, только если уверен в том, что мое тело к ним полностью готово. 

Детальное объяснение почему в РПЛ так мало забивает издали. Тренировки в «Барсе» длились не больше часа из-за плотного календаря

– Когда вы переходили в «Зенит», вас сравнивали с Халком: игра справа, рабочая левая нога. На Sports.ru тогда же вышел текст, где мы вас сравнивали с Неймаром: хоть вы играете и на разных краях, после смещений в середину предпочитаете улучшить ситуацию, а не бить издали. Какое сравнение точнее?

– Возможно, у меня есть сходство с Халком в ударе, но все-таки он бьет слишком мощно, во мне нет такой силы. 

Неймар – один из лучших игроков мира, Халк – супер, но мне хочется, чтобы меня не сравнивали с ними, а говорили, что есть такой игрок, как Малком. Стиль игры может быть похож, но не более.  

– Вы сказали, что в ваших ударах нет халковской силы, но в «Бордо» вы достаточно часто забивали дальними ударами. В «Зените» был гол «Сочи» – и все. Почему так?

– В «Бордо» у меня было много свободного пространства, поэтому было время для разгона и ударов. Дальше я перешел в «Барселону» и столкнулся с совсем другим характером матчей: почти все соперники обороняются глубоко, все десять игроков за линией мяча. Отчасти из-за этого в «Барсе» я стал меньше бить, зато чаще комбинировать.

В Россию я переехал с барселонским менталитетом – заточенность на пас, постоянный контроль мяча. Да, нигде не запрещалось обыгрывать один-в-один, но потом нужно найти партнера и отдать пас.

На адаптацию я потратил год. Сейчас я понимаю, что действительно должен бить чаще, знаю, что могу это делать качественно.

Есть и второй фактор – травмы. Когда возвращаешься на поле после полугодичного отсутствия, немного боишься бить в полную силу, страх уходит только со временем. 

Сейчас чувствую, что мой игровой менталитет меняется на тот, что подходит РПЛ. Верю, что во второй части сезона вы увидите Малкома, который будет чаще забивать и в целом принесет «Зениту» намного больше пользы. 

– Вы говорили, что в «Барсе» тренировки длились 40-50 минут. Это как? 

– Я знаю, что эти слова обсуждались и в Испании, и в России. Кажется, их интерпретировали не очень правильно. Нужно понимать, что в течение сезона «Барселона» играет очень много матчей, поэтому тренировки там очень короткие, но суперинтенсивные. 

В «Зените» интенсивность тренировок похожа, но в РПЛ играют всего 30 туров, поэтому здесь больше тренировок.

– А что со сравнением интенсивности матчей?

– Интенсивность матчей тяжело сравнивать – думаю, уместнее говорить о стиле лиг. Во Франции – силовой и техничный футбол, в Испании – виртуозный, в Бразилии – не быстрый, но страстный. В России – очень силовой.

Еще один момент, который отличает РПЛ – малое количество еврокубковых мест. Наверняка это тоже влияет на количество единоборств и жесткость борьбы.

В ромбе обороняется меньше, чем справа, но на краю все равно удобнее. Самый сложный матч в России – против «Динамо»Новикова

– Прошлым летом «Зенит» стал использовать схему с ромбом, в котором вы располагаетесь в центре под Азмуном и Дзюбой. До этого играли в ней?

– Нет, ни разу. Помогло, что до матча с ЦСКА, когда «Зенит» впервые сыграл с ромбом, мы отрабатывали эту схему четыре дня. На позиции десятки мне было комфортно, но все-таки привычнее действовать справа, потому что большую часть карьеры играю там. 

– Кажется, что под нападающими вы меньше обороняетесь, чем справа в 4-4-2. 

– Да, мне тоже так кажется. В ромбе моя главная задача – держать зону в центре поля. Если мяч находится справа, я двигаюсь к правому центральному полузащитнику соперника, если слева – к левому центральному. Если соперник действует с одним опорником, двигаюсь по нему.  

Конечно, когда я выхожу справа, за моей спиной оказывается больше свободного пространства, которое нужно контролировать. 

– Почему тогда все равно предпочтительнее позиция справа? 

– Потому что я обожаю ситуации один-в-один с крайним защитником соперника. Обводка, прорыв по краю – это мое. 

К тому же в РПЛ «Зенит» доминирует почти во всех матчах, мяч постоянно у нас, поэтому возникает не так много ситуаций, когда нужно обороняться. 

– Против кого в РПЛ пришлось тяжелее всего?

– Однозначно самая сложная игра – гостевая против «Динамо» в этом сезоне. Они играют очень жестко, до смены тренера – еще и очень глубоко, нам было сложно найти свободные зоны.

Из-за их грубой игры и моей травмы в прошлом сезоне «Динамо» стало очень принципиальным соперником для меня.

Только Тите говорил с игроками так много, как Семак

– В прошлом году вы отмечали, что Сергей Семак много разговаривает с игроками, и для вас это новый стиль главного тренера. Тренеры, которые работали с вами до «Зенита», не говорили с игроками один на один?

– В моей карьере был только один тренер, который тратил на общение с игроками столько же времени, сколько Семак, – Тите (работали вместе в «Коринтианс» – Sports.ru). Мне кажется, это важно и для тренеров, и для игроков, потому что так тренер лучше понимает состояние футболистов и может сделать индивидуальные корректировки.

Можно сказать, что Семак для игроков «Зенита» – как отец.

– Главный совет от Тите?

– Больше всего запомнилось, что Тите говорил о ментальной силе вне зависимости от того, что происходит в жизни и результатах. Только тогда можно добиваться побед в самых невероятных ситуациях. Так что психология – основа. 

– В «Коринтианс» вам было 17-18 лет – в таком возрасте игроки еще явно не готовы ментально. Психологическая подготовка от Тите – это только слова?

– Он постоянно повторял, что мне нужно слушать опытных игроков «Коринтианс», следить за их поведением на поле.

Тогда у «Коринтианс» был очень сильный состав: ребята поиграли в Германии, России, Украине. Я много общался с Жилем и Вагнером – как раз он рассказывал о России и ЦСКА. Ренато Аугусто играл в «Байере», Жадсон выигрывал Кубок УЕФА с «Шахтером» – в общем, было кого послушать. Пожалуй, главным примером для меня был Ральф, который в то время играл за сборную Бразилии.

Мы уверенно выиграли чемпионат Бразилии. Мне было всего 18, но сыграл 34 матча из 38 – думаю, такое в юном возрасте удается не каждому. Ключевой фактор успеха – как раз общение с Ральфом, Вагнером, другими опытными ребятами.

– С Семаком больше общались во время травм или когда выходите на поле?

– Семак и моя семья – люди, которые чаще всех интересовались моим состоянием во время восстановления после повреждений, тренер повторял, что меня очень ждут в «Зените». Для меня это было очень важно, потому что первая травма и лечение после нее – худший момент в карьере. 

Кроме Семака еще выделю Вильяма Де Оливейру, который тоже поддерживал меня.

Маме Малкома не нравилось имя сына. Общаются перед каждой игрой: мама говорила, что сыграет с «Реалом» (вышел и забил) и сделает хет-трик с ЦСКА (итог – дубль)

– Бразильские медиа писали, что ваша мама не любит имя Малком и называет вас Филипе. Правда?

– Нет, не знаю, кто это придумал.

Да, мама не хотела, чтобы меня назвали Малкомом, но папа настоял. Чаще всего она меня называет Ма. Если обращается по полному имени – значит, я в чем-то провинился. Например, такое было в детстве, когда я не предупреждал ее о походе на вечеринку. Они ей никогда не нравились.

– Как отец участвовал в вашей жизни дальше?  

– Родители развелись, когда мне было три или четыре года. Мы не потеряли связь с папой, виделись с ним, но рядом его никогда не было. Мама была для меня папой и мамой в одном лице. Я уважаю папу, сейчас мы общаемся чаще, чем раньше. 

– Еще бразильские медиа писали, что ваша мама так переживает во время ваших матчей, что не смотрит их.

– Хаха, опять неправда. Она действительно очень переживает, заводится, кричит – мой самый страстный фанат. Мама часто присылает в вотсапе видео, как болеет за меня. Отвернуться от телевизора она может только в самые напряженные моменты – например, когда я бью пенальти.

Мама уже была и на «Газпром Арене». Уверен, без ее поддержки я бы не стал футболистом, она – самый важный человек в моей жизни.

– Перед первым матчем за «Коринтианс» вы написали маме, что забьете. Что пишете сейчас?

– Вот это правдивая история. С тех пор мы созваниваемся перед каждой игрой, мама интересуется моими делами, самочувствием. «Все хорошо, только очень скучаю по тебе», – обычно отвечаю я.

Иногда говорю ей: «Сегодня я забью гол для тебя». Если я это ей пообещал, так и происходит. Всегда, не было еще ни разу, чтобы я не сдержал обещание. Когда такой уверенности нет, говорю: «Сегодня буду играть хорошо! Если забью – отлично, если нет – помогу команде по-другому». 

Когда «Барселона» играла с «Реалом», я не был уверен, что выйду на поле. Мама все знала благодаря какому-то материнскому чутью: «Ты сегодня сыграешь». Я ответил: «Хорошо, мама, если я буду играть, забью гол в твою честь». В результате я вышел в старте и во втором тайме сравнял счет. 

Перед игрой с ЦСКА в Москве я пообещал маме забить для нее. Она сказала: «Нет, ты должен забить три гола, а не один» – «Хорошо, мама, это не так просто, как ты думаешь, но я постараюсь». Я сделал дубль.

Обещаю, что до конца этого сезона я перед каждым матчем буду звонить ей и спрашивать: «Мама, сколько моих голов ты сегодня хочешь увидеть?» Как минимум один будет в ее честь.

– Как благодарите маму за все, что она сделала для вас?

– Она заслуживает получить целый мир, никаких подарков не будет достаточно. Я постарался отблагодарить ее как смог – ей больше не нужно работать, вот уже шесть лет у нее есть все, что нужно для комфортной жизни. Я помогаю ей со всем, как и всей моей семье. 

Для меня такая помощь – самое важное, что есть на свете, потому что в детстве у нас совершенно не было денег. Например, моей бабушке порой приходилось продавать кастрюли и сковородки, чтобы дать мне денег доехать до тренировки. 

Сейчас я стараюсь вернуть им все сполна. Их счастье — главная моя награда.

телеграм-канал/твиттер Дорского

Сутормин вспоминает отца: выезд на «Аякс» в 90-е, мечта зайти в раздевалку и шутки в голосовых перед играми

Фото: fc-zenit.ru; РПЛ/Вячеслав Евдокимов, Анна Мейер/ФК «Зенит»; globallookpress.com/Celso Bayo/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Jonne Roriz; instagram.com/malcomoliveira_97; РИА Новости/Джузеппе Маффиа

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные