Блог Реконструктор

Леброн, Дэвид Гриффин и письмо, вдохновившее «Кливленд» на камбэк

Оригинал

Отрывок из книги Брайана Виндхорста и Дэйва Макменамина «Возвращение короля».

– Ты сучара!

Леброн Джеймс застыл от этих слов Дрэймонда Грина. Нет, сам Грин по ходу финальной серии, бывало, выражался пожёстче, да и Леброн не стеснялся употреблять крепкие слова в ответ или в адрес партнёров по команде. Но, как мы узнали годом ранее благодаря Жоакиму Ноа, в пылу борьбы именно это слово выбешивало Леброна больше всего.

– Я мужчина и отец троих детей, – возразил Джеймс в ответ прямо во время владения «Уорриорс», когда Андре Игудала находился с мячом всего в нескольких метрах от него.

– Всё равно – сучара! – выпалил Грин.

Через несколько секунд Грин и Джеймс сцепились друг с другом. Дэнни Кроуфорд, один из наиболее опытных и уважаемых арбитров НБА, выписал каждому по фолу в надежде разрядить обстановку.

– Я уважаю дух соперничества, я люблю эти вещи, но некоторые слова, вылетевшие из его рта, были за гранью, – сказал Леброн. – На мой взгляд, это уже выходило за пределы баскетбола.

До конца четвёртого матча серии оставалось три минуты, его исход, по сути, был решён. Уступив в первой половине, «Уорриорс» создали хороший отрыв во второй, Стэф Карри вновь играл как MVP, семь раз заставив трибуны замолчать трёхочковыми попаданиями. «Голден Стэйт» шёл с преимуществом в 10 очков к тому, чтобы повести в серии 3-1 и закончить её в следующей домашней игре, обыграв таким образом «Кливленд» в схватке за титул второй год подряд.

Однако только что случилось нечто, что изменит ход серии и станет одним из самых противоречивых моментов в истории НБА. Всё произошло так быстро, что Кроуфорд ничего не заметил, хотя и был непосредственной близости. Джеймса взбесили слова, которые для выражения чувств выбрал Грин. Дрэймонд считал, что он просто защищает самого себя.

Их толкотня началась, когда Грин прибежал поставить для Карри заслон. Дрэймонд подтолкнул Леброна. Леброн оттолкнул Грина обратно. Дрэймонд упал, пытаясь обратить внимание судей на нарушение и перехитрить Джеймса, хотя тот и сам не раз попадался на симуляциях. А потом Леброн перешагнул через него.

Здесь мнения расходятся. Джеймс утверждает, что таков был кратчайший путь, чтобы вернуться в защиту. Грин и его партнёры уверены: Леброн сделал это для унижения. Пусть то, как игроки «Уорриорс» описывали ситуацию, звучало грубовато, они считали, что Джеймс повёл себя примитивно, протащив нижнюю часть тела ровно над головой Грина. Ответил Грина был стар как мир: взмахнул рукой и ударил Леброна между ног.

Всё действо развернулось в течение секунды. В предыдущем раунде Грин был предупреждён лигой за удар Стивена Адамса в пах. «Тандер» настаивали, что он уже тогда заслуживал дисквалификации, но Дрэймонд оправдывался, якобы это было естественное движение тела. Его также обвиняли в умышленной подножке игроку «Оклахомы» и намеренном ударе по травмированной руке Адамса. В итоге – целый букет дисциплинарных выговоров от лиги.

Леброн провёл ту игру неоднозначно. Да, как обычно, набил превосходные 25 очков, 13 подборов, 9 передач, 2 перехвата и 3 блока. Но 7 потерь – это слишком много против взрывной атаки «Голден Стэйт». Более того, Джеймс и Ирвинг снова переключились в режим изоляций. Ирвинг настрелял 34 очка, это здорово, однако когда они играли по отдельности и не выглядели единым целом, то работали в пользу «Уорриорс», потому что против таких «Кэвс» проще защищаться. Во второй половине Леброн и Кайри исполнили 33 из 38 бросков команды, и «Голден Стэйт» привезли им 16 очков. Лав восстановился после сотрясения, и Лю выпустил его со скамейки, но он не смог помочь «Кливленду».

Джеймс злился на арбитров. Он был уверен, что «Уорриорс» остаются безнаказанными за жёсткую игру против него: за 46 минут свистнули лишь два пробивных нарушения. Ну и конечно счёт на табло – 108:97 – не мог не расстраивать.

В раздевалке «Кэвс» гробовая тишина. Джеймс присел возле своего шкафчика, обмотав колени пакетами со льдом, и взял тарелку с курицей и рисом. Он был на грани пятого проигранного финала в карьере при всего двух победах, и он понимал, что этот факт люди будут вспоминать до конца жизни всякий раз, обсуждая его наследие. Сам он проводил серию на высоком уровне, как и в двух предыдущих проигранных финалах. Пока Леброн ел, к нему подошёл журналист с телефоном. На экране шла видеозапись перепалки с Грином. В замедленном режиме было чётко видно, что Дрэймонд махнул рукой ему в пах. Джеймс просмотрел видео один раз, второй, третий, и только после этого отдал телефон.

– Да, – сказал он, – но они ничего не сделают.

В соседнем кабинете было отнюдь не так спокойно. Дэвид Гриффин и Тайрон Лю спорили, стоит ли обсуждать арбитров на послематчевой пресс-конференции. Во время плей-офф на судейство жаловались во все времена. Хоть иногда за это приходится платить штрафы пара соперников «Кэвс» в этом сезоне уже были наказаны, – порой есть и положительный эффект. Гриффин и Лю, проигрывая 1-3, решили, что в их положении терять нечего.

– На Леброне никогда не свистят фолы, – заявил Лю. – При этом он из тех, кто постоянно лезет под кольцо. И он всё время не получает заслуженных штрафных просто потому, что он очень сильный и соперники отскакивают от него в стороны. Но это всё равно нарушения, и судьи их не фиксируют.

– Такое происходит весь сезон, – заключил Леброн. – Меня откровенно бьют, а судьи смотрят на это по-другому.

Когда журналисты стали развивать тему, Леброн их осадил: «Мне не хочется терять 25 тысяч долларов, ладно?»

Иногда отношение Джеймса как невероятно состоятельного человека к деньгам забавляет. У него целый парк автомобилей: классические тачки и модные Феррари, элитные роскошные экземпляры и специально оборудованный собственный фургон. Он летает на частных самолётах. Но после встречи с Уорреном Баффетом в 2006-ом, когда ему удалось провести с ним день в офисе Баффета в Омахе, Леброн всерьёз внял советам известного инвестора по экономии средств. Когда-то он даже не хотел платить за визит к доктору, чьи услуги не входили в страховку «Кливленда». Ему не нравилось чувствовать, будто он разбазаривает деньги впустую.

На следующий день Лю оштрафовали на 25 тысяч. Леброна – нет.

Впрочем, Лю было что ещё сказать, помимо судейской темы. Команда в ужасном положении. Никто в истории финалов не отыгрывался с 1-3. В 33 подобных случаях только трём командам удавалось продержаться до седьмой игры, и последний раз имел место полвека назад. «Голден Стэйт» не проигрывал три матча подряд почти три года. Две из трёх заключительных игр серии пройдут в Окленде, где у хозяев 50 побед и только 3 поражения за сезон, а в совокупности за два года 98–6. 

– Если кто-то считает, что мы не способы победить, он может не лететь с нами, – сказал он команде поздно вечером. – Мы обязаны отыграться, мы обязаны сыграть в шестом матче. 

Чуть позже Джеймс, вернувшись домой и обсудив неудачу с женой, зашёл с телефона в групповой чат «Кэвс» и набрал сообщение: 

«Не имеет значения, как мы оказались в этом положении, прошлое не изменить. Мы должны отправиться в Окленд на пятую игру и вернуться домой. Почему бы не вернуться сюда ради шестого матча? Давайте верить в это, давайте выложимся на все сто. Полная концентрация, следуйте за мной, я позабочусь о том, чтобы мы сыграли 6-й матч дома». 

На следующее утро, спустя всего несколько часов, Леброн пришёл на тренировку раньше всех. Перспективы вырисовывались так себе, но он не собирался сдаваться. 

Подобные чувства переполняли не только Джеймса. Чем больше Гриффин обдумывал ситуацию, тем больше происходящее начинало его забавлять. Дошло до того, что про себя он даже начал немного посмеиваться. «Естественно, мы летим 1-3», – думал он, – «а как могло быть иначе? Наша команда никогда не искала лёгких путей. Всегда требовалось подойти к краю пропасти». Гриффин решил, что это не кризис. Наоборот – команда играет в традиционную для себя игру. 

Не исключено, что от давления и стресса у Гриффина поехала крыша. Он собрал чертовски дорогой состав, и все шишки полетят в него, если они опять потерпят неудачу. Он ответственен за увольнение Дэвида Блатта, который годом ранее смог навязать «Уорриорс» борьбу, несмотря на усеченные кадровые возможности.

Но Гриффин не акцентировал на этом внимание. Редко ему доводилось чувствовать такую ясность за двадцать с лишним сезонов в НБА, и он решил поделиться этим чувством с остальными. Собравшись с мыслями, Гриффин излил свои эмоции в электронное письмо, которое отправил не только игрокам и тренерам, а всем причастным к клубу, включая отдел продаж, маркетологов, вице-президентов, секретарей и охранников. 

– Грифф позвонил мне и спросил, как разослать и-мэйл всем сотрудникам организации. Я такой: «Что ты нахрен вытворяешь?» – вспоминает Тэд Карпер, старший вице-президент «Кэвс» по коммуникациям. – Он в тот момент был настолько возбуждённым, словно пробудился после долгого сна.

Гриффин отправил-таки письмо всем, кому хотел. Вот что в нём говорилось:

Семья!

Если вы похожи на меня – а, к вашему сожалению многие из вас похожи на меня больше, чем хотели бы это признать, – вчера вечером и, наверное, этим утром вас посетило такое чувство, словно поблизости взорвалась бомба. Излишне говорить, что мы разочарованы и у нас не получилось достойно выступить дома. И всё же у меня есть несколько мыслей, которыми хочется поделиться и которые, на мой взгляд, помогут превратить ожидание победы в пятой игре в Окленде и итоговый триумф в седьмом матче из мечты в реальность.

Вспомните те два сезона, что мы провели вместе, и всё то, что позволило нам войти в историю.

Мы начинали прошлый сезон, будучи явными фаворитами в глазах букмекеров.

Через 26 матчей наш основной центровой получает разрыв ахилла.

Наш ключевой игрок пропускает две недели из-за травмы спины.

Мы становимся первой командой в истории, которая входит в сезон фаворитом и имеет отрицательный баланс после 39 игр (19-20).

В результате обменов мы отдаём одного игрока и получаем троих, наш лидер возвращается, и на отрезке из следующих 39 игр мы становимся лучшими в лиге с показателем 32-7. В этот период мы первые по проценту побед (.821), первые по разнице очков (10.6) и по количеству забитых трёхочковых за игру (11.8).

Мы легко выносим соперника в первом раунде, а в 4-й игре серии теряем стартового тяжёлого форварда до конца плей-офф и почти на полгода в общей сложности.

В следующем раунде проходим «Чикаго», хотя и начинаем, проигрывая 1-2, а наш стартовый разыгрывающий пытается совладать с травмой колена. В победной шестой игре он проводит на площадке лишь 12 минут.

Один из матчей мы выигрываем благодаря ассистентам тренера, которые не позволили главному попросить тайм-аут, которого у нас уже не было. Иначе нам бы выписали технический, и мяч при равном счёте достался бы «Чикаго». Никогда не видел такого раньше. 

Затем мы выносим команду с 60 победами в регулярке, ставшую первой в конференции. Кайри пропускает второй и третий матчи из-за колена. Мы выходим в финал.  

Для Леброна и Джеймса Джонса это пятый финал подряд. 

Мы проигрываем первую игру и теряем Кайри до конца сезона. Двое из числа наших звёзд вне игры. И что же мы делаем… 

Обыгрываем этих же самых «Уорриорс» и выходим вперёд в серии – 2-1. 

Наш новый основной пойнт-гард Дели вынужден ехать на носилках в больницу после третьего матча, потому что от обезвоживания и истощения его мышцы сводят судороги. 

Чтобы спасти финал, «Голден Стэйт» начинают играть маленькой пятёркой. Мы изрядно их потрепали, вынудив менять сочетание игроков на площадке. 

Ранёные и искромсанные, мы всё же уступаем, но ждём возможности зализать раны и взять реванш. 

Межсезонье. 

Все возвращаются, все здоровы. В последние 37 играх, когда Леброн, Кевин и Кайри играли вместе, у нас был показатель 34-3.

Ради победы владелец идёт на огромные траты, наша платёжка вторая по величине в истории НБА.

Этот сезон. 

Тренировочный лагерь начинается без Кевина Лава, Кайри Ирвинга и Имэна Шамперта – все восстанавливаются после операций. 

От звонка до звонка проводим сезон на первом месте в Восточной конференции. 

Получаем первый посев на Востоке. 

Без поражений проходим первый и второй раунд. 

Первыми в истории конференции начинаем плей-офф с десятью победами подряд, без единого поражения. 

Тренер Лю становится первым наставником в истории лиги, чей дебютный поход в плей-офф начинается с 10-0. Предыдущим рекордсменом с девятью победами кряду был Пэт Райли. 

В третьем раунде выигрываем 17-й матч подряд против команд Востока и становимся первыми в истории конференции, кто добился этого. 

Проходим «Торонто» в 6 матчах, причём побеждая в пятой игре с рекордной для нашего клуба в плей-офф разницей в 38 очков.   

Леброн и Джеймс Джонс участвуют в финале шестой сезон подряд – рекорд НБА для всех, кроме игроков «Селтикс» эпохи Билла Расселла. 

Попутно мы устанавливаем рекорд плей-офф по количеству игр подряд с 12 и более реализованных трёхочковых (8). Ещё один рекорд лиги – 77 трёхочковых в четырёхматчевой серии с «Атлантой». Мы первая команда в истории НБА, забивавшая 15 трёшек в четырёх матчах подряд. А ещё во втором матче с «Хоукс» мы устанавливаем рекорд всех времён по количеству трёхочковых в одной игре – 25. 

Мы попадаем в финал с самой большой итоговой разницей в истории Восточной конференции (+177 очков). 

В третьей игры мы привозим команде, одержавшей в регулярке 73 победы, 30 очков. Становимся первой командой в истории финальных серий, которая смогла выиграть с разницей в 30 сразу после поражения с разницей в 30. 

Итак, о чём же всё это говорит? Это значит даже больше, чем вы когда-либо могли себе представить, но не больше, чем то, чего мы уже смогли добиться. Ни одна команда в истории НБА не отыгрывалась в финале с 1-3. И вместо стандартного вопроса «Почему бы и нет?» я хочу сказать следующее:

 Ежедневно мы все видим, как здесь переписывается история. Вопрос должен звучать не «Почему не мы?», а «На что [непечатное] ещё мы с вами способны?». Мы любим, когда нам нелегко. Мы обожаем переписывать рекорды. В глубине души вы все понимаете, что короли драмы в НБА – это мы. С тех самых пор, как мы все стали работать вместе. Бьюсь об заклад, мы можем это сделать, и я хочу, чтобы вы добавили ещё одну строчку в списке рекордов. 

Я стану первым, кто скажет: нас ждёт история. Подобного никто не совершал просто потому, что в таком положении не было нас. Мы будем первыми, потому что как добиться подобного – это всё, что нам известно. 

Мы избраны историей НБА. Не нужно бояться, не нужно прятаться. Не теряйте духа. Мы впишем себя в историю, заберём место, принадлежащее нам по праву! 

Гриффин распечатал текст и положил по одному экземпляру в шкафчик каждого игрока, чтобы каждый прочёл его перед тренировкой. 

– Я спросил его об этом письме: «Ты действительно веришь, что мы можем взять три матча подряд, и два из них – на площадке «Голден Стэйт?», – рассказывает Дэн Гилберт. – И он верил. Это сплотило всех нас. 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья