Блог A pint of bitter

Английское правосудие по Монти Пайтону

Да будь я хоть negro преклонных годов,

И то б, без унынья и лени,

Английский б я выучил только за то,

Что им «разговаривал» Терри.

Вообще-то эта статья должна была называться совсем иначе. Однако, слово, использованное в заголовке, наверняка вынудило бы редакторов sports.ru вмешаться, поэтому мне пришлось отказаться от превоначального замысла. Дело в том, что там упоминалась «чёрная п*зда» — и хотя я лично не пользуюсь такими выражениями, как оказывается, ничего страшного в публичном их использовании нет. Во всяком случае, в английском языке. Во всяком случае, в отношении чернокожих. Во всяком случае, на футбольном поле.

Это может шокировать и удивить многих, но существует не одно мнение о том, можно ли использовать эпитет black cunt в адрес чернокожего футболиста, не опасаясь получить обвинения в расизме, а, как минимум, два разных. Самое распространённое и очевидное, на первый взгляд, — признать априори такую фразу расистской и наказать того, кто её употребил, по крайней мере, так же, как был наказан Луис Суарес, который произнёс в Англии в беседе на испанском (я подчёркиваю — испанском) языке слово negro. Уругваец получил восемь матчей дисквалификации и серьёзный штраф.

Луис Суарес и Патрис ЭвраНо есть и альтернативная точка зрения, которую ещё в январе, когда скандал вокруг расистских оскорблений был в самом разгаре, выразил, например, обозреватель Mirror Оливер Холт. Ссылаясь на «некоторых чернокожих футболистов», с которыми он знаком, Холт сказал, что не для всех фраза black cunt была бы оскорблением на расовой почве. Журналист принял эту точку зрения на основании того, что фраза, которая, судя по всему, была публично использована капитаном «Челси» и сборной Англии Джоном Терри в адрес Антона Фердинанда, «просто омерзительна сама по себе», но не более того.

Что особенно примечательно, об этом сказал тот же самый Оливер Холт, который уверенно рассуждал о том, почему, по его мнению, Луис Суарес достоин длительной дисквалификации за обмен репликами, который, по сути, так и остался недоказанным, и использование слова, основное значение которого в испанском языке очень далеко от оскорбительного. Как и у его аналога на русском, кстати, который лично я на всякий случай уже давно не использую в русской речи за границей, и, как показали последние события вокруг Суареса и Эвра, совсем не зря.

Удивительное рядом — оказывается в Британии гораздо безопаснее назвать чернокожего соперника однозначным black cunt, чем имеющим массу оттенков negro, ведь в первом случае не только ниже шансы получить дисквалификацию, но и меньше вероятность подвергнуться обструкции независимой, свободной и во всех отношениях объективной британской прессы.

А ведь многим английским журналистам, обозревателям, футболистам и болельщикам наказание Суареса показалось даже слишком мягким, а потому имя форвада «Ливерпуля» ещё долго перепевалось на все лады, ему кричали «Расист!» с трибун, а эпизод с несостоявшимся февральским рукопожатием, наверное, войдёт в анналы истории, как единственный случай в английском футболе, когда игрок был наказан за не совершённый поступок.

Джон Терри и Антон ФердинандВсё это могло бы так и остаться не более, чем вызывающим недоумение фактом, если бы британский суд (самый гуманный суд в мире) сегодня не признал капитана «Челси» Джона Терри невиновным в оскорблении на расовой почве защитника КПР Антона Фердинанда в эпизоде, случившемся прошлой осенью. Тогда, как зафиксировала запись, экс-капитан сборной Англии охарактеризовал младшего Фердинанда как fucking black cunt (дословно — «ё*аная чёрная п*зда»). Как многие помнят, судебное разбирательство было отложено до июля 2012 года, чтобы защитник «синих» смог спокойно принять участие в чемпионате Европы 2012 года. Сегодня оно завершилось столь же триумфальной, сколь и абсурдной победой Джона Терри и его адвокатов. В судебном решении, которое заняло 14 листов, были приняты за истину слова обвиняемого, согласно которым использованная фраза была не оскорблением на расовой почве, но «излишне резким сарказмом» (exaggerated sarcasm).

Как в этой связи снова не вспомнить о том, что всего полгода назад Луис Суарес был признан виновным как раз в оскорблении на расовой почве защитника МЮ Патриса Эвра, хотя доказательная база обвинения была выстроена исключительно на словах французского фуллбека и «противоречиях» между показаниями Суареса и других свидетелей? Суарес был признан виновным, хотя ни одна запись не зафиксировала того, что ему приписывает Эвра. Парадоксально, но, как видно из сегодняшнего решения суда по делу Терри-Фердинанда, Суаресу, если он и произносил что-либо, надо было пользоваться английским языком и фразой «е*баная чёрная п*зда», если он действительно не имел намерений оскорбить Эвра.

Несмотря на явную коллизию решений по этим двум делам о расизме, не приходится ждать действий со стороны Луиса Суареса, отбывшего восьмиматчевую дисквалификацию и выплатившего штраф, и футбольного клуба «Ливерпуль», который поспешил закрыть тему со скандалом ещё в феврале. А всем, кто с трибун английских стадионов попробует назвать Терри расистом, отныне можно будет возразить, что не стоит путать расистские высказывания с сарказмом. Как верно заметил кто-то из сторонних наблюдателей, британская ксенофобия в отношении чужеземцев проявилась во всей красе — и в спорной ситуации пришлый «латинос» признан расистом, а белый «бритт» вышел сухим из воды. Пожалуй, это могло бы стать отличным примером построенного на абсурде английского юмора, и ребята из Монти Пайтон могли бы сделать из этого классный фильм но… Решения судебных инстанций окончательны и обжалованию не подлежат.

Боже, храни Королеву, мать её за ногу. //exaggerated sarcasm

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья