Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Теймураз Габашвили: «Лучшие матчи у меня еще впереди!»

    Россиянин Теймураз Габашвили впервые в своей карьере вышел в 1/8 финала турнира Большого Шлема, сенсационно переиграв на «Ролан Гаррос» в трех партиях американца Энди Роддика 6:4, 6:4, 6:2. В эксклюзивном интервью корреспонденту Sports.ru Габашвили рассказал, что для него значит эта победа, и каково это не проигрывать на протяжении шести встреч кряду.

    - Как вам удалось так уверенно переиграть Роддика?

    – Я просто старался играть в свой теннис, доминировать на корте. И, в принципе, у меня это получилось. На грунте Роддик не так опасен, как на других покрытиях. Поэтому я мог свободно чувствовать себя во время розыгрышей на задней линии. Естественно, главное оружие американца – это подача, но корты здесь медленные и поэтому у меня не было проблем с приемом. Так что я не стеснялся, играл в свое удовольствие, плотно бил по мячу (улыбается).

    - Во время матча вы полностью владели ситуацией, вели игру. Комфортно себя ощущаете, играя первым номером?

    – Конечно! Это намного лучше, чем просто бегать и откидывать мячи. Я люблю атаковать, доминировать на корте. Надеюсь, что у меня получится и дальше двигаться в этом же направлении.

    - В матче с Роддиком все получалось или же есть недоработки?

    – Я был недоволен работой ног, передвижением по корту до середины второго сета. На приеме плохо двигался, медленно реагировал на мяч. Из-за этого иногда плохо принимал не такие уж сложные подачи Роддика. Ну и в розыгрышах, бывало, не доходил до мяча, в особенности справа. А в середине матча я стал уже лучше двигаться.

    «Поймал себя на мысли, что расслабляюсь при счете 3:0 в третьем сете»

    - Что вам перед матчем с Энди посоветовал тренер? Какая была установка?

    – Мне нужно было затягивать его в розыгрыши и играть больше под лево, но, как вы видели, я действовал немного по-другому и пытался сделать все сам. То есть у меня был план на игру, но сначала мне хотелось попробовать сыграть в свой теннис: больше атаковать, пытаться забивать справа. И если бы у меня это не получалось, пришлось бы вернуться к схеме тренера. Но все сложилось удачно, я почувствовал уверенность и продолжил играть в своем стиле.

    - Не было волнения, когда почувствовали, что можете выиграть у американца?

    – Нет. Я поймал себя на мысли, что расслабляюсь при счете 3:0 в третьем сете. На своей подаче я вел 40:15, все шло так легко, и в этот момент я чуть-чуть потерял концентрацию. А с такими игроками как Энди подобные вещи нельзя делать.

    - По статистическим данным у вас 58 активно выигранных мячей, у Роддика всего лишь 14.

    – Ого, ничего себе! Я не знал! (улыбается).

    - Помните, когда последний раз так динамично играли?

    – На пресс-конференции у меня спросили: «Был ли это матч самым лучшим в моей карьере?». Я ответил: «Нет!». Причем, знаете, даже на этом турнире была встреча, которая понравилась мне больше. Во втором круге квалификации я играл с французом Тьерри Асьоном и переиграл его со счетом 6:2, 6:0. У меня был 31 активно выигранный мяч и всего 7 ошибок, я в этом матче действительно здорово играл.

    - Получается, лучшие матчи у вас еще впереди.

    – Я на это надеюсь (смеется). Всех, конечно, я не переиграю, но буду стараться побеждать тех теннисистов, которые мне под силу.

    - Многие не одобряют поведение Энди Роддика во время матчей. Ваша встреча не стала исключением...

    – Если честно, мне только после матча супруга и тренер рассказали, что Энди нехорошо себя ввел, ругался матом, кричал на тренера. Я как-то не обращал на это внимание.

    - Был неприятный инцидент, когда американец не очень вежливо разговаривал с болбоями.

    – Вот это совсем нехорошо. Тут ребята до начала матчей, как солдаты, бегают, разминаются и песни поют, так, что болбои во Франции прекрасные! Я сам мячики подавал, поэтому знаю, что это такое.

    - А в самом конце матче Роддик обращался к судье на вышке и что-то требовал, показывая на вас.

    – Вот это я видел, но если честно так и не понял, что он хотел. Может быть, ему не нравилось, что, когда я ошибался, то обращался к своему тренеру. Энди, наверное, думал, что наставник мне подсказывает в ответ, хотя это не так. Вот он и требовал, чтобы судья дал мне предупреждение.

    «Мне рассказали, что Энди нехорошо себя ввел, ругался матом, кричал на тренера»

    - А вне корта у вас с Энди нормальные отношения?

    – Да. Я, конечно, очень близко его не знаю, но мы всегда здороваемся, шутим и общаемся нормально.

    - Вы играли на одном из центральных кортов Сюзан Ленглен. Когда выходишь на такие арены, чувствуешь что-то особенное?

    – У меня с центральными кортами все в порядке (смеется). Я был настроен только на победу, поэтому, если честно, голова была забита другим. Я не обратил внимание на количество людей, и на то, что это центральный корт. Конечно, раньше все было по-другому. Год назад, когда я играл с Рафаэлем Надалем, на этой же арене, я очень волновался. А сейчас такого не было.

    - Существует мнение, что французская публика лучше всего разбирается в теннисе. Слышали, кого поддерживали трибуны?

    – Зрители хлопали, когда я забивал, выигрывал красиво мячи, но поддерживали они Роддика. Если я не ошибаюсь, 20 процентов туристов, которые приезжают во Францию – это американцы, поэтому трибуны и болели за Энди.

    - Мне, если честно, показалось наоборот.

    – Может быть, в конце матча публика стала меня поддерживать. Но в любом случае, мне здесь нравится.

    - Некоторым игрокам отборочные турниры только мешают, матчи отбирают много сил и эмоций. Но такое ощущения, что вам наоборот квалификация помогла разыграться и почувствовать уверенность.

    – Это действительно так. Знаете, что самое интересное, сейчас многие игроки посмотрят на мои результаты и скажут: «О, ничего себе! Он не проиграл ни сета, ни в основе, ни в квалификации!». И будут бояться меня (смеется).

    - Ваша победная серии с учетом квалификации составляет 6-матчей. Нет ощущения усталости?

    – Матч с Роддиком продолжался меньше двух часов, хотя соперник был очень сложным. Так что пока я себя нормально ощущаю, конечно, мышечная усталость присутствует, но думаю после массажа и отдыха, все будет хорошо.

    - Да, за весь турнир вы не проиграли ни одного сета. Мало кому такое удается...

    – Я сам не понимаю, как так получилось. Причем ни один мой соперник даже близок не был к взятию сета. А тай-брейки я выигрывал очень уверенно: со счетом 7:2 и 7:3. Могу сказать одно – подобная традиция мне нравится (смеется).

    - В самом начале мало кто рассчитывал, что вы так удачно выступите на этом турнире. Сейчас, преподнеся сенсацию, на вас обратили внимание. Это мешает?

    – Даже не знаю. После этой победы у меня была пресс-конференция в большом зале, пришло много журналистов, но мне не кажется, что теперь ко мне какое-то особенное внимание. Может быть, если я буду и дальше побеждать, все это измениться. Например, во время матчей Кубка Дэвиса тоже много прессы собирается, но мне это не мешает.

    - После такого неожиданного успеха на «Ролан Гаррос», можно сказать, что грунт ваше любимое покрытие?

    – Наверное, нет. На самом деле, я люблю играть в залах, на медленном покрытие. Но вот хорошие результаты в основном показываю на грунтовых кортах. А так я себя считаю универсалом, и любые корты мне подходят.

    - Как считаете, это достижение то, что вы впервые в жизни дошли до 1/8 финала турнира Большого Шлема или же все только начинается?

    – Вы знаете, у меня впереди еще один матч. И пока я не встретился с теннисистом, с которым мне было бы очень тяжело играть. Я выигрывал те матчи, которые мог и должен был выиграть. Для меня это конечно очень важно и приятно. Я по-настоящему рад и счастлив такому результату. Но посмотрим, что будет дальше. Дай Бог мне удастся пройти в следующую стадию турнира.

    - Вас следующий соперник австриец Юрген Мельцер, который, практически также как и вы, сенсационно в трех сетах переиграл испанца Давида Феррера. В чем его сильные и слабые стороны?

    – Я достаточно давно с ним встречался. Последний раз он выиграл у меня в отборочном турнире в Гамбурге, но по тому матчу мне сложно что-то говорить, потому что я очень быстро и ужасно проиграл. А сейчас, раз Юрген прошел в 1/8 финала, переиграл Феррера, да еще в трех сетах, то, конечно, можно сказать, что он сильный игрок. Я помню, Мельцер играл с Фернандо Вердаско в Барселоне. Австриец подавал на матч, у него были все шансы выиграть, однако он зажался и в результате уступил. В итоге Вердаско выиграл титул в Испании. Так что думаю, мне будет очень непросто.

    «Пока я не встретился с теннисистом, с которым мне было бы очень тяжело играть»

    - Кто вас здесь поддерживает из близких?

    – Моя команда – это супруга Мария и тренер. А так иногда на матчи приходят друзья, знакомые.

    - Мне кажется, я теперь знаю в чем залог вашего успеха – это красавица жена…

    – Ой, спасибо большое (смеется)!

    - Супруга всегда с вами путешествует?

    – Нет, она два дня назад приехала, но теперь я планирую, чтобы Мария больше со мной ездила.

    - А как вы познакомились?

    – Мы были знакомы очень давно, супруга тоже играла в теннис, мы вместе тренировались в академии в Валенсии. Поэтому у нас сохранились контакты и 4 года назад мы снова встретились. Вот все и завертелось

    - Наверное, после такой победы обрушилось огромное количество поздравлений.

    – Да, очень много было смсок. Может быть, потому что я долго не подходил к телефону, и люди переставали звонить и просто писали сообщение. В любом случае очень приятно (улыбается).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы