Загрузить фотографиюОчиститьИскать

За кого мы будем болеть на «Ролан Гаррос»?

Авторы и редакторы Sports.ru рассказывают, кому будут симпатизировать на втором в сезоне «Большом шлеме».

Павел Копачев

Мария Шарапова (Россия) и Григор Димитров (Болгария)

Большие игроцкие союзы всегда прекрасны. В них есть что-то наивно-романтическое, где люди помимо работы пытаются найти любовь. В 1999-м, наверное, мало кто верил в роман Штеффи Граф и Андре Агасси. Они казались такими разными и далекими. Если что-то их и объединяло, то умение стучать ракеткой по мячу. Стихийный, неуправляемый Андре, который все время сопротивлялся желаниям отца (отсюда и розовые ирокезы, и джинсы на корте, и легкие наркотики), и спокойная, целеустремленная Штефани, которой, наоборот, удалось подавить деспотичность своего папаши – высокими результатами, утонченностью натуры.

Впрочем, из симпатии-искры зажглась любовь. Которая заняла важную часть биографии «Откровенно». И более красивого и нежного рассказа про мужские чувства я не читал никогда – тут и разбитая Шато Бешвель 1989 года, и бег наперегонки по пляжу, и страсть к «Розовой пантере». Этот роман перезапустил обоих: Граф вскоре завершила карьеру и родила сына и дочь, а окрыленный Агасси выдал самые сочные теннисные годы.

Кажется, какое отношение все это имеет к Шараповой и Димитрову? Они молодые, не так давно встречаются, да и Григор – пока совсем не ровня Агасси. Но почему-то кажется, что из этого союза может получиться что-то особенное и интересное. Возможно, именно влюбленность (симпатия) позволит русско-болгарскому дуэту выстрелить в Париже. Маша любит грунт, два последних года играла в финале РГ, а Григор стремительно прогрессирует – правда, вряд ли стоит ждать подвигов именно на медленном покрытии.

Но любовь способна творить чудеса, которых так не хватает современному теннису.

Павел Ниткин

Кеи Нисикори (Япония)

Конечно, на «Ролан Гаррос», как и на любом другом турнире, я буду болеть за Энди Маррея. Но успехи Нисикори порадуют меня так же – а, может, даже и сильнее. Просто потому, что Нисикори, как никто из молодых теннисистов, эти успехи заслужил.

Он дебютировал в Топ-10, выиграл три турнира серии «500» (для сравнения, на счету Бердыха, который уже давно рвется выигрывать «Шлемы», их столько же), а в Мадриде впервые сыграл в финале «Мастерса». И никто не убедит меня в том, что если бы не травма японца, Надаль бы смог его остановить – настолько крутую, комбинационную, разнообразную игру показывал Кеи.

А еще Кеи Нисикори такой человек, которому очень трудно желать что-то, кроме успехов. Скромный, трудяга, немногословный, но при этом не создающий впечатление робота, он к своим 22 годам пережил кучу травм, но каждый раз восстанавливался и прибавлял. Просто лечился, выходил на корт и доказывал, что в теннис он умеет играть здорово – при этом без всяких скандалов (больших и мелких), которые окружают молодежь, не переживая бурных экзистенциальных кризисов.

Такое отношения к делу не может вызывать ничего, кроме уважения. И пусть он не самый харизматичный, не самый яркий игрок – на корте за него говорит зрелищный, красивый теннис. Иногда этого достаточно.

«Только на тренировках он не тосковал по семье». 11 историй о звезде японского тенниса

Петра Квитова (Чехия)

Вполне возможно, что у Петры в теннисе всего один талант – очень сильно бить по мячу. Но когда к этому добавляется еще и стабильность, она превращается в нечто вроде флегматичного танка, который спокойно и не спеша едет по соперницам. Беда только в том, что как и в мировой экономике, стабильности в игре Квитовой не то чтобы очень много.

Причин тому масса – ослабленное постоянными вирусами здоровье одна из основных. Разбираться в том, почему Квитова больше не играет так, как в концовке сезона-2011, можно очень долго, но сам факт, что она этого не делает – расстраивает больше всего. Петра вполне способна превратиться в доминирующую силу в женском теннисе, встать в один ряд если не с Сереной, то с Шараповой и Азаренко точно. И для этого ей нужны две вещи: уверенность в себе и стабильность.

Квитовой вполне по силам выиграть еще парочку «Шлемов». Ее проблема в том, что она либо суперигрок, либо никакой, либо все, либо ничего. И это в ней очень импонирует.

Да, Петра упустила свой первый шанс превратиться из «звезды одного «Шлема» в большую чемпионку, но она точно заслуживает еще одного. В конце концов, чем больше суперигроков, чем выше между ними конкуренция, тем интереснее тур. АТР не даст соврать.

Артем Атанов

Рафаэль Надаль (Испания)

По поводу объекта боления в мужской части «Ролан Гаррос» сомнений быть не может — только Рафаэль Надаль. Во-первых, Рафе в этом году не хватает положительных эмоций и где как не в Париже их получать? У него не сложился финал Australian Open, он проиграл на своих любимых турнирах в Монте-Карло, Барселоне и Риме, да и в Мадриде не показал выдающейся игры. В результате мы видим потухшего Рафу без его лучшего тенниса и зашкаливающих эмоций, что делает грунтовый сезон каким-то пресным и смазанным. Так что победа здесь нужна как воздух — просто для того, чтобы мы могли наблюдать вспыхнувшее с новой силой соперничество Надаля со всем остальным туром.

Во-вторых, чертовски приятно быть живым свидетелем того, как устанавливаются исторические рекорды, которые, быть может, больше никто побить не сумеет. Рафа может стать единственным, кто выигрывал девять титулов «Ролан Гаррос», единственным, кто сделал это пять раз подряд, единственным, кто десять лет берет хотя бы один турнир «Большого шлема», и так далее. Победа испанца нужна, чтобы у каждого из нас была возможность лет через 70 достать с чердака постер Надаля, смахнуть с него пыль и рассказать своим внукам Легенду о Короле грунта.

Симона Халеп (Румыния)


В последнее время большинство юных теннисных дарований появляются в новостях не благодаря успешным выступлениям на корте, а из-за мелких и не очень скандальчиков. Симона Халеп – приятное исключение и отличный пример для подражания.

Не обладая выдающимися данными, румынка за год совершила невероятный прорыв: ровно год назад она была 57-й в рейтинге, а сегодня за плечами у Халеп семь титулов WTA, качественный финал Мадрида с Шараповой и четвертый номер посева в Париже. При всем этом она остается скромной девушкой, которой не сносит голову от успехов, что не может не подкупать. В этом она, кстати, чем-то напоминает королеву парижских кортов Жюстин Энен.

В 2008-м Халеп выиграла юниорский «Ролан Гаррос», и нет причин, почему она не смогла бы повторить этот успех уже во взрослом туре, тем более что парижский турнир уже не раз преподносил сюрпризы.

Размер имеет значение. Как большая грудь мешала Симоне Халеп побеждать

Александр Харламов

Доминик Тиим (Австрия)

20-летний австриец и не думал стучаться в двери профессионального тура – он так вмазал по ним, что те чуть с петель не слетели. Еще в прошлом году парнишка из Винер-Нойштадта околачивался в конце второй сотни рейтинга, а недавно взгрев несколько добротных игроков, в числе которых и свежеиспеченный Стэн Вавринка (последним из 20-летних, кому удавалось обыграть представителя Топ-5, становился в 2011 году Бернард Томич – пострадал Содерлинг), впорхнул на 58-ю строчку. Зубодробильная подача, хлесткий одноручный бэкхенд с любыми траекториями, сумасшедшие плоские удары с форхенда – этот парень быстро становится одним из тех нахалов, которых не хватает туру.

Прогресс Доминика совершенно не удивляет, если учитывать, что работает с ним бывший тренер Беккера, очень тонкий психолог Гюнтер Резник, а тренируется юноша с Эрнестом Гулбисом. Если этот спец сумел подобрать ключик даже к строптивому латышу, то о Тииме и говорить нечего. Начав работать с Домиником, когда ему только исполнилось 12, Гюнтер заставил парня перейти на одноручный бэкхенд и переформатировал его из игрока защитного стиля в теннисного панчера. Неудивительно, что Тиим демонстрирует сверхагрессивный теннис, в котором нет места слайсам – только атака, только вперед! За такого сорвиголову, способного успеть к любому мячу, просто невозможно не болеть.

«Я не спал много лет. И что, плохо выгляжу?» Как теннисный талант попал в руки сумасшедшего

Люция Шафаржова (Чехия)

Голубоглазая чешка уже давно ничего серьезного не выигрывала, словно переквалифицировавшись в разряд тех соперниц, которые лишь способны потрепать нервы топам. При этом у самой Люции есть все, чтобы входить в десятку лучших: мощная подача, особенно опасная, как у многих левшей, во второй квадрат, топспины с форхенда с трудно читаемой траекторией, классная игра у сетки.

Все это уже давно могло приносить бывшей девушке Томаша Бердыха титулы, но мешают проблемы с психологией. На последнем Australian Open в третьем раунде против Ли На она не реализовала матчбол (позже китаянка сказала, что от титула ее отделяли пять сантиметров), а недавно в Штутгарте, отыгравшись со счета 1:5 в игре с Шараповой, не смогла подать на матч. Возможно, в Париже Люции удастся надежнее сыграть на ключевых очках и стать темной лошадкой? Если не получится, то будем ждать успеха в парной сетке, где у Шафаржовой в последнее время получается лучше, чем в одиночке.

Валерия Ли

Эрнест Гулбис (Латвия)

«Закончи я играть прямо сейчас, я бы всю оставшуюся жизнь слышал: «У парня был талант, но он не пробился». Я же хочу стать талантливым парнем, который взялся за голову и пробился. Не верите – дайте мне доказать это своими результатами», – сказал Эрнест Гулбис чуть больше года назад. Такая сознательность удивила тех, кто помнил его классические хиты «жаль, что теннисистам нельзя курить марихуану», «каждый должен провести ночь в тюрьме» и «люблю запивать водку молоком». То есть всех.

За прошедшие 14 месяцев Гулбис выиграл два титула, впервые за пять лет дошел до третьего круга «Шлема», впервые за четыре – до четвертьфинала «Мастерса», семь раз обыграл соперников из Топ-10 и дважды обновил свой рейтинговый рекорд. Он не перестал насиловать ракетки и, хвала небесам, не начал стесняться в выражениях – но очевидно стал профессиональнее, стабильнее и ответственнее. А еще он знает историю создания «Игрока» и не делает селфи.

Про Эрнеста всегда было понятно, что он талантлив, неглуп и дьявольски обаятелен, но теперь он, кажется, еще и научился работать. И наконец можно сказать «Я болею за Гулбиса» и не встретить ни сочувствия, ни иронии.

Несогласный. Как Эрнест Гулбис пытается изменить мужской теннис

Андреа Петкович (Германия)

Когда пару месяцев назад Андреа Петкович завоевала крупнейший титул своей карьеры, было трудно не заметить энтузиазм, с которым ее победу встретило теннисное коммьюнити. Петко поздравляли и коллеги по туру, и ветераны, и ребята из АТР.

Чарльстонский успех снова показал энергичную немку, с одной стороны, классным игроком, продолжающим расти и находить в себе новые резервы, а с другой – ярким и, как выразилась Ализе Корне, харизматичным персонажем, за которого хочется радоваться. Так, только за неделю в Южной Каролине Андреа рассказала, что периодически пишет стихи, бездарности которых ужасается пару месяцев спустя, по-прежнему не умеет спокойно переносить поражения, не знает, как разговаривать с теннисистом, только что проигравшим матч, и всегда читает параллельно художественную и нехудожественную литературу. И это не считая чудесной истории о том, как Елене Янкович посреди парного матча понадобился блеск для губ.

Можно не разделять симпатию к Андреа Петкович, испытывать легкую неловкость от ее танцев или даже не восхищаться ее стойкостью в вечном бою с травмами. Но нельзя не согласиться, что без нее теннисный мир чуть банальнее и одномернее, чем с ней.

«Короче, я была отстоем». Почему стоит болеть за Андреа Петкович

Фото: REUTERS/Sergio Perez; Fotobank/Getty Images/Julian Finney, Clive Brunskill

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы