Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Матч замерз

    В Москве прошел Матч всех звезд Континентальной хоккейной лиги. Несмотря на мороз, 33 хоккеиста вышли на Красную площадь и в непривычных условиях постарались показать свой высокий уровень мастерства. Но получалось не очень.

    Матч замерз
    Матч замерз

    В 6 утра по радио объявляли тревожную информацию – погода в Москве могла помешать проведению встречи, обещали «минус 17». Играть в такой холод нельзя, а уж зрителям было бы совершенно неудобно находиться на трибунах, вне всякого сомнения. Но синоптикам не поверили, все ждали потепления. Впрочем, один раз в сто лет угадывают и погоду. В итоге находиться на свежем воздухе было можно. Но недолго и без коньков.

    За сутки до игры в отеле «Ритц Карлтон» присутствовал лишь защитник «Барыса» Кевин Дэллман. Остальные играли в матчах чемпионата страны. Вообще, принято, что на такую игру выделяется три дня. Первый – сборы, второй – шоу, третий – отдых после фуршета. Но правительство России решило, что 11 января у людей уже должна проснуться совесть и они выйдут на работу. Организаторы опасались, что в будни на хоккей в 14 часов (в это время должно было начаться шоу) никто не соберется и перенесли игру на сутки. Зря боялись – аншлага все равно не было. Но зато хоккеистам дали два дня на то, чтобы пережить банкет.

    Зато хоккеистам дали два дня на то, чтобы пережить банкет

    В 10 утра в официальном месте проживания игроков было тихо. Только упомянутый Дэллман неожиданно пошел позавтракать, да представители минского «Динамо», только что с поезда, разговаривали о чем-то своем. Наверное, радовались, что, занимая такое место в таблице, от Белоруссии делегировано на матч сразу два игрока. Бен Клаймер и Олег Антоненко, пусть последний и принадлежит ХК МВД.

    Глава профсоюза Андрей Коваленко выступал на Красной площади одним из первых. Он был разочарован игрой.

    – Сделали нас, ветеранов, друзья КХЛ – 5:4, – расстроено протянул он.

    – Не договорняк что ли? – поразились его словам.

    Коваленко предпочел промолчать.

    Затем на площадке выступили дети, наверное, единственные из всех, кто не обращал внимания ни на погоду, ни на пустые трибуны, ни на лед. После матча они устроили вокруг такую суету, которые могут устроить только дети. Самые умные оккупировали раздевалку команды Яшина, где моментально опустошили самовар с чаем и съели все пирожные, предназначавшиеся хоккеистам. Их пытались выгнать, но попробуйте-ка выпроводить детей, дорвавшихся до бесплатного сладкого. Никому это не под силу.

    Хоккеисты из суперлиги, приехавшие на матч, были весьма осторожны в прогнозах.

    – Шапочку, наверное, надо какую-нибудь надеть, – размышлял Виталий Прошкин. – Может быть, майку лишнюю.

    – На ноги что?

    – Да ничего. Если лишние носки наденешь, то будет неудобно, да и не помогут они.

    – В советские времена газетой ногу обматывали.

    «Шапочку, наверное, надо какую-нибудь надеть. Может быть, майку лишнюю»

    Защитник «Салавата Юлаева» искренне заинтересовался этим рецептом, но все-таки его не применил. А вот Яромир Ягр вообще не знал никаких рецептов, и что-то советовать ему про пакеты или газеты на ногах было бесполезно.

    – Последний раз я играл на свежем воздухе, когда мне было лет шесть, – сообщил он журналистам.

    Он да Алексей Яшин как хозяева команд были самыми разговорчивыми во время игры. К остальным было страшно подступиться. Какие бы прогнозы насчет одежды не строили хоккеисты, а действительность превзошла ожидания. Днем реально похолодало. Александр Радулов бегал в раздевалку каждые десять минут.

    – Как, Саша? – сочувствовали ему.

    – Да никак, – кривился он. – Это просто невозможно.

    – А ноги?

    – Я их уже не чувствую.

    Зато перед матчем презентовали долгожданный Кубок Гагарина. 18 килограммов чистого серебра с позолотой первым взял в руки Игорь Ларионов.

    – Тяжелый, – довольно сообщил он.

    Ягр и Яшин подошли сфотографироваться к кубку.

    – Возьмите его, – просили фотографы.

    – Ага, сейчас, – усмехнулся Ягр. От кубка он держался на почтительном расстоянии.

    – Понимаете, это плохая примета – трогать трофей до того, как ты его выиграл, – рассказывал после мероприятия Игорь Ларионов. – Ни в коем случае нельзя его касаться. Иначе твой клуб не победит.

    В будущем подобные игры лучше проводить на закрытой арене. А то ведь заморозим самых лучших

    – Значит, теперь СКА можно списать со счетов. Вы же взяли кубок в руки, – уточнили у Ларионова.

    – Э-э-э, – поперхнулся он. – Нет-нет, СКА – претендент. Я же не действующий хоккеист, значит мне брать в руки Кубок Гагарина можно.

    Редкий зритель, приехавший посмотреть игру, смог выстоять все шоу. Было просто жутко холодно, не спасали даже спиртные напитки, к которым милиционеры на входе оказались лояльны, в том смысле, что стеклянную посуду проносить, конечно, не давали, но коньяк в бутылке из-под кока-колы на трибуне держать можно было. При этом настоящий лимонад в любой таре отбирали.

    Впрочем, особой нужды смотреть на происходящее не было. Неформатная площадка, плохой лед, кривые борта сделали бессмысленными большинство конкурсов. А погода сказалась на действиях игроков.

    Смысл проведения такого матча на свежем воздухе, на главной площади страны понятен, но теперь все уже всем доказано и в будущем подобные игры лучше проводить на закрытой арене. А то ведь заморозим самых лучших.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы