android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

«Морисы приходят и уходят, а на Кайгородовых земля держится»

Уход Кайгородова из «Магнитки», блестящая игра Дмитрия Макарова и отмена матчей в Нью-Йорке – на Sports.ru обзор российской хоккейной прессы.

«Морисы приходят и уходят, а на Кайгородовых земля держится»
«Морисы приходят и уходят, а на Кайгородовых земля держится»

Павел Лысенков из «Советского спорта» сетует на то, что внимание прессы на период локаута уделено звездам из НХЛ, а не своим игрокам.

«Вы помните, чем примечателен матч 8 октября, когда «Торпедо» победило дома «Авангард» (7:3)? Тогда по пять очков набрали форварды Дмитрий Макаров (3+2) и Мартин Тернберг (2+3). И бог с ним, со шведом – но представляете, как носились бы с Макаровым в НХЛ, будь он канадцем?

В прошлом сезоне Сэм Ганье набрал восемь очков в матче с «Чикаго» (8:4). Так был повторен вечный рекорд НХЛ. Причем, как говорят скептики, пару очков Сэму приписали. Но Ганье был признан национальным героем, а «Эдмонтон» даже думать перестал об обмене форварда в другой клуб.

С Ганье носились как с писаной торбой, сравнивали с Гретцки – и не смотрели правде в глаза, что это посредственный игрок. Просто случился его день.

28 летний Макаров – тоже не звезда. Но о его невероятной серии из семи матчей, в которых он набрал 16 (5+11) очков, не трубили на всех углах. Кстати, она прервалась в прошлую пятницу в победной игре с «Автомобилистом» (5:3), когда в звено к Макарову и Тернбергу поставили Александра Семина.

Вот такая проза жизни. Обидно? Ну да. Но если бы Макаров тоже поиграл несколько лет в НХЛ, сделал два дубля в золотых финалах чемпионатов мира – и он бы мелькал на газетных полосах, получал сногсшибательные контракты в КХЛ. «Сначала ты работаешь на имя, а потом оно на тебя» – железное правило спорта.

А то, что в Канаде превознесли Ганье… Там хоккей – религия. А у нас – лишь игра».

Он же комментирует решение лиги отменить проведение двух матчей регулярного чемпионата в США.

«Что теряет КХЛ? Да ничего. О решении провести два матча на бруклинской арене «Барклайс Центр» президент КХЛ Александр Медведев сообщил вашему корреспонденту еще в мае. Даже место помню – на крыльце в Ново-Огарево, где Владимир Путин поздравлял сборную России с победой на чемпионате мира. Сами понимаете, тогда даже намека не было на локаут в НХЛ.

Вообще попытка КХЛ внедриться на рынок Северной Америки выглядит странновато. Болельщики США и Канады считают наш хоккей какой-то экзотикой вроде крикета. На волне любопытства первые матчи собрали неплохой рейтинг на ESPN. Хорошо и то, что лига зарабатывает на продаже телеправ.

Привезти свой хоккей на другой континент, как новый трактор – на ВДНХ?

Но какой смысл в такой пропаганде? КХЛ ведь не собирается принимать к себе североамериканскую команду, и рынок разогревать не нужно. Показать, что мы – крутые? Это и так понятно по контрактам со звездами НХЛ. По их заявлениям, что они готовы остаться в России на веки вечные.

Привезти свой хоккей на другой континент, как новый трактор – на ВДНХ? Но ведь ситуация перевернулась с ног на голову. Теперь в «Динамо» есть Овечкин и Бэкстрем, в СКА – Ковальчук, Тарасенко, Бобровский. Это два гарантированных аншлага. Какой смысл отдавать такое счастье американцам?

<...> Вчера комиссар НХЛ Гари Бэттман объявил, что забирает со стола предложение о разделении доходов «50 на 50». Отношения с профсоюзом – как ядерная зима. Уже ясно, что регулярный чемпионат НХЛ будет сокращен – каждая команда проведет меньше, чем 82 матча. А может, сезон отменят вообще.

Но это их проблемы. А нам нужно думать о том, что лучше для КХЛ. И меня радует, что лига принимает такие решения – оперативно и грамотно».

Его коллега Виталий Славин полагает, что в КХЛ слишком много тренеров-иностранцев.

«Здорово, что в Мытищах, как ранее в Минске, не кинулись судорожно шерстить иностранный рынок, а доверились отечественным спецам. Двинули из ассистентов в главные Александра Смирнова в «Атланте» и Александра Андриевского в «Динамо». Наверное, учли успешный опыт сенсации Востока «Сибири» во главе с приглашенным минувшим летом Дмитрием Квартальновым. Выходцем, как и Смирнов, из воскресенского хоккея.

Да и, если разобраться, а что у нас выиграли-то варяги? Единственное исключение – Владимир Вуйтек с «Локомотивом» взял два золота подряд в начале века. Однако многие не видят тут его особой заслуги – основу успехов ярославцев, дескать, заложили предшественники чеха Сергей Николаев и Петр Воробьев. Действительно, в дальнейшем ни в «Ак Барсе», ни в московском «Динамо», ни по возвращении через семь лет в «Локо» пан на вершину не поднимался.

Правильно говорят, где родился, там и пригодился. В той же НХЛ, где лимитов на игроков-легионеров отродясь не бывало, чистоту тренерской расы, тем не менее блюдут свято. Попробовали как-то в «Питтсбурге» и «Чикаго» чеха Глинку и финна Сухонена. И все – наложили на европейских коучей вето. Своими кадрами обойдемся. И прекрасно, судя по Олимпиаде в Ванкувере, обходятся.

А у нас сейчас в КХЛ четыре финских тренера, три чеха, два канадца и словак. Кубок же Гагарина берут только москвичи и челябинцы – Билялетдинов и Быков со Знароком».

Тему отмены матчей в США продолжает Фарид Бектемиров из Чемпионат.ру.

«В НХЛ — локаут. Американским зрителям приходится либо смотреть АХЛ и студентов, либо переключаться на какой-нибудь некошерный бейсбол. Там появился определённый хоккейный голод.

Тут бы кахаэловцам подсуетиться, разжечь аппетит у заокеанской публики, потрясти Овечкиным перед носом и с чистой совестью лететь домой, а там уж как карта ляжет. Если смотр удастся и американцы начнут требовать «ещё-ещё», можно и убитый «Витязем» имидж поправить, и трансляции получить. Причём даже не на третьестепенных каналах.

Собственно, с этой целью и затевалась вся авантюра с матчами в Нью-Йорке. Медведев говорил об «огромном интересе» к ним в заокеанском хоккейном мире. К тому же тогда о локауте ещё не знали, и кахаэловский продукт собирались показывать как бы в противовес регулярке НХЛ. Никаких сложностей не боялись.

Получается, что с Анисиным и Мортенссоном и при живой НХЛ мы на Западе были бы интересны

А сейчас нам отдали пространство без боя – бери нашего зрителя, если сможешь, борись за него, привлекай! Но мы почему-то в кусты…

Получается, что с Анисиным и Мортенссоном и при живой НХЛ мы на Западе были бы интересны, а вот с Ковальчуком и Овечкиным в условиях хоккейного голода – уже нет. Нелогично как-то.

Как нелогичны и заявления наших чиновников. То они говорят, как важно показать американцам, что у нас играют не в валенках и ушанках, то, получается, не очень-то это и важно. Вы уж определитесь…

Но это только первая истина. Теперь о второй. Она заключается в том, что медийный эффект от поездки СКА и «Динамо» был бы, как ни печально, настолько незначительным и краткосрочным, что и заморачиваться не стоило. Все эти трансатлантические перелёты, аренда стадиона, организация, распространение билетов, штрафы-налоги требуют значительных усилий и затрат, а в итоге никак не окупятся. Ни финансово, ни морально.

Во время регулярки НХЛ эти матчи, скорее всего, вообще бы никто не заметил. Теперь же американские газеты наверняка написали бы о них в едином ключе – «Ови и Кови снова с нами». И забыли бы на следующий день. Уж в чём – в чём, а в маркетинге американцев на их территории мы никогда не победим. Хотя попытаться, конечно, стоит, но только не разовыми пиар-акциями, а, скажем, реальным улучшением качества трансляций».

Колумнист AllHockey.ru Александр Норден отмечает юбилейное очко в карьере Алексея Морозова.

«Когда я смотрю на лицо Морозова, мне вспоминаются герои светлых и чистых, немного наивных советских послевоенных фильмов. Например, лицо Евгения Самойлова из к/ф «Шесть часов вечера после войны». Бывает же так не только в кино – положительный во всех отношениях человек становится символом поистине народной (во всяком случае применительно к республике) команды.

Он может играть лучше и хуже, может после скорострельных серий уходить в тень, но качества вожака, проводника тренерской идеи, гаранта единства коллектива при нем остаются неотъемлемой данностью. Его могут называть «балериной» за иногда проявляемое стремление уйти от столкновения (внутренний инстинкт самосохранения после множества травм), могут ворчать, что «Лёша уже не тот, теперь это больше Имя, чем Игрок», но никто не может объяснить, почему он все равно остается лучшим по результативности в своей команде и непререкаемым авторитетом.

Ему всегда везло на пары. Главная пара его жизни – супруга Ирина, все те годы, что он играет за «барсов» – барометр состояния своего мужа. Она не пропускает ни одного его матча, и когда на видеокуб под сводами арены проецируется ее красивое благородное лицо, тысячи фанатов видят по нему, что капитан в ударе или у него что-то не ладится. Или что капитану больно.

Когда я смотрю на лицо Морозова, мне вспоминаются герои светлых и чистых, немного наивных советских послевоенных фильмов

Другая пара, Билялетдинов – Морозов – удивительный тандем глубоко уважающих друг друга людей, объединенных одним качеством – принадлежностью к тому, что можно назвать «хоккейная порода». Примечательно, что невозмутимый Билл совершил самый безумный поступок за время нахождения «на мостике» именно в связи с Морозовым – когда выбежал на лед (!) после жестокого силового приема, примененного против капитана в одной из игр.

Даже в НХЛ ему повезло с парой – он играл и общался с Марио Лемье, воплощения не просто силы, а, я бы сказал, интеллекта силы. В Новокузнецке Морозов набрал тысячное очко за карьеру. Символично, что с конца сентября его пушка молчала – это совпало с периодом игрового кризиса его лучшего напарника по «Ак Барсу» Даниса Зарипова. И как только Зарипов вернулся в игру дублем в ворота Брызгалова, Морозов снова стал исправно набирать очки и достиг Рубежа».

Михаил Мозаков из Goals.by предлагает руководству минского «Динамо» пути для выхода из кризиса.

«Хочу предложить три шага, которые, на мой взгляд, необходимо воплотить в жизнь со следующего сезона, что значительно оздоровит атмосферу вокруг клуба и понизит уровень критики. Вот они:

1. Оставить пять-шесть легионеров. Какой-никакой, но выбор белорусов есть: нынешние динамовцы, ОЧБ, МХЛ, ВХЛ. Вероятно, перейдет в «Динамо» кто-то из игроков, выступающих за рубежом. Такой шаг позволит унять разговоры, что «зубры» не доверяют своим, не будет особой надобности во втором клубе в КХЛ. Мы, наконец, поймем, на что действительно способны белорусы в течение длительного турнира. К тому же, по идее, высвободятся средства, за счет которых можно пригласить легионеров более высокого уровня. Натурализованных канадцев, полагаю, трогать не следует, если выдержат конкуренцию за место в составе. Интересно будет взглянуть и на посещаемость «Минск-Арены».

2. Обнародовать зарплаты игроков, все статьи расходов и доходов клуба. Хватит уже бояться, что кого-то шокируют большие гонорары. Гласность положит конец слухам, неизменно ведущим к напряженным ситуациям и конфликтам. Болельщики поймут, сколько, скажем, должны стоить билеты, чтобы их любимая команда имела в составе двух условных Ринне, а не Хаугенов. Прозрачность добавит и ответственности. Не давления, а именно ответственности за происходящее на и вне площадки.

3. Ввести в наблюдательный совет (назовите этот орган как угодно) свежую кровь. Например, Цыплакова, Антоненко, Новицкого, Бережкова, Федоренкова... У людей есть знания и опыт: почему бы не прислушаться? Дискуссии — это же здорово! Обязательно присутствие в совете и пиарщика с маркетологом. До принятия важного решения все должны осознавать, как те или иные шаги затронут различные аспекты деятельности клуба. Вероятно, стоит добавить представителя фанатов и консультанта вроде Ларионова, не понаслышке знакомого с энхаэловской кухней. Разве конфета не будет вкусней?».

Михаил Зислис и Андрей Кузнецов из «Спорт-Экспресса» хвалят новокузнецкий «Металлург», который удачно провел первую половину чемпионата.

«В минувшем сезоне до последнего «Кузня» билась за плей-офф во многом благодаря уверенным действиям финна Лассилы. Этим летом, как справедливо заметил генменеджер Леонид Вайсфельд, «селекции у команды вообще не было». Финансовые проблемы вынудили прибегнуть к помощи своих воспитанников и недорогих игроков из «вышки». На бумаге состав сибиряков выглядел слабейшим в лиге. Но на деле выяснилось, что «бедность – не порок».

Новокузнечане на данный момент не только удерживаются в зоне плей-офф, но и являются самой «веселой» командой КХЛ. По заброшенным шайбам они идут на четвертом месте, по пропущенным – на третьем. Петр Ильич наверняка бы предал анафеме своего ученика, если мог.

Емелин вовремя почувствовал, что с таким подбором игроков и без классного вратаря победить исключительно за счет строительства «окопов» в средней и своей зонах не получится. От прошлогодней консервативной схемы «3-1-1», легко трансформировавшейся в «5-0», он отошел. Сейчас «Кузня» не стесняется смело идти в атаку, временами даже используя расстановку «2-3». К тому же сам Емелин раскрепостился и находится с командой на одной волне. И это работает!

Получил вызов в сборную нападающий Кагарлицкий, еще два года назад игравший в «вышке», вспомнил о выданных несколько лет назад авансах Бумагин – сейчас эта связка смотрится немногим хуже, чем сочетание Ковальчук – Тарасенко. Как на дрожжах растет молодежь. Здесь надо поблагодарить тренерский штаб «Кузнецких Медведей», плодотворно работающих уже не первый год. Нельзя сказать, что Жафяров, Назаров, Турукин, Яценков – таланты нереального уровня, но желание биться за будущие контракты перевешивает все остальное.

Вынужденный уход сытых ветеранов оказался на руку, сейчас настало время молодых – злых и голодных. Скорее всего, на весь сезон «Металлурга» не хватит, но если его пример станет заразительным, то от этого выиграет вся лига. А болельщики в Новокузнецке выиграли уже сейчас, ведь на такую команду хочется не просто ходить по привычке, но по-настоящему за нее переживать».

Их коллега Владимир Мозговой провожает из «Магнитки» Алексея Кайгородова, который не сработался с Полом Морисом.

«Леша Кайгородов, весной 2002-го взявший первую «бронзу» 18-летним (будучи уже чемпионом мира среди юниоров), впитал все лучшее, что было в том «Металлурге». Он уловил главное – шайба летит быстро, но мысль быстрее. Он вырос думающим хоккеистом. Из уроженцев Магнитки он стал первым, и – так уж получилось – до нынешнего сентября оставался в команде последним и единственным хранителем традиций, заложенных на исходе прошлого века.

А как же Малкин, который вышел на арену пару лет спустя и вырос в сильнейшего центр-форварда мирового хоккея? Он ведь тоже – наследник по прямой. Но Женя Малкин – уникум и феномен. И при всем своем патриотизме в Магнитке он, увы, ненадолго (о том, что у него при Морисе получается, а что нет – отдельный разговор).

В «Магнитке» его ценили за то, что он может делать, и в основном мирились с тем, что он может далеко не все

Алексей Кайгородов в 2006-м покидал «Металлург» всего на несколько месяцев – шансов закрепиться в «Оттаве» ему не дали. Не разглядели или не захотели разглядеть, доля такая.

В «Магнитке» его ценили за то, что он может делать, и в основном мирились с тем, что он может далеко не все. Он дважды приходил к медалям с Валерием Белоусовым, не изменял себе при Дэйве Кинге и Кари Хейккиля (даже они понимали, что «исправлять» Кайгородова бесполезно), чемпионом становился с Федором Канарейкиным, обладателем Кубка европейских чемпионов – с Валерием Постниковым.

Два его классических послематчевых буллита в питерском полуфинале со «Слованом» в январе 2008-го до сих пор перед глазами: первым сравнял счет в ситуации, близкой к безнадежной, вторым вывел «Магнитку» в финал. Оба броска были выполнены словно под копирку, с невероятным хладнокровием. Последний росчерк в финале со «Спартой» тоже оказался за Лешей.

Безумный и отчаянный рейд «тихохода» Кайгородова к воротам сборной Канады в четвертьфинале прошлогоднего мирового чемпионата (в меньшинстве, за десять минут до сирены) помнят все. Если бы не он, сборная распрощалась бы с Братиславой в тот же вечер. Этот чемпионат должен был явить, наконец, миру самобытного и удивительного форварда. Он и явил – но лишь на одно звездное мгновение. Увы – его, умницу и технаря, слишком часто пытались использовать как чернорабочего.

Алексею Кайгородову не нужны особые условия, но ему будет трудно. Умом в России не прожить, стиль входит в частное и общее противоречие с общепринятым, ему всего-то 29 лет, а менять себя поздно. Но… Морисы приходят и уходят, а на Кайгородовых земля держится».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы