Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Вячеслав Войнов: «Иногда скучаю по нашему быдлу»

    Защитник «Лос-Анджелеса» впервые за долгое время пошел на контакт с прессой и рассказал Sports.ru, почему он до сих пор не сыграл ни одного матча в НХЛ, как ездят на автобусах в АХЛ и почему он не хотел выигрывать конкурсы на Матче звезд.

    Вячеслав  Войнов: «Иногда скучаю по нашему быдлу»
    Вячеслав Войнов: «Иногда скучаю по нашему быдлу»

    Третий – лишний

    – Интервью с вами – большая редкость. С чем это связано? Не любите общаться с журналистами?

    – Когда уезжал, у меня брали интервью. Открывал потом их и читал либо то, чего я вообще не говорил, либо что-то сильно преувеличенное. После этого решил, что не буду общаться с журналистами. Вот за год у меня, получается, будет первое интервью.

    – В России принято считать, что даже два года в АХЛ – это многовато. Вы там отыграли уже три. Почему задержались так надолго?

    – Интересный вопрос, но я не знаю на него ответа. Надеюсь, мне все же удастся добиться поставленной перед собой цели. Я дал себе четвертый год, чтобы попробовать пробиться в НХЛ. Вернуться я всегда успею.

    – На ваш взгляд, сколько нужно провести времени в АХЛ среднестатистическому хоккеисту, чтобы заиграть в НХЛ?

    – Честно говоря, не знаю. У всех по-разному. Некоторые после одного сезона в АХЛ пробиваются, некоторые – после двух. Но судя по русским, 1-2 сезона – это максимум. Третий – уже, на мой взгляд, лишний.

    «Судя по русским, 1-2 сезона в АХЛ – это максимум. Третий – уже, на мой взгляд, лишний»

    – Можете выделить какую-то одну причину, по которой вы до сих пор не играете в НХЛ?

    – Передо мной никто не отчитывается, ничего не объясняют. Однако, как я сам догадываюсь, в «Лос-Анджелесе» сейчас семь защитников на односторонних контрактах. Причем дорогостоящих контрактах. Так что, в принципе, там места для меня просто нет. Я просил обмена, но мне сказали, что на меня есть планы. Самому интересно посмотреть, что будет дальше.

    – Вы говорите, что вам никто ничего не объясняет. Но ведь по завершении каждого тренировочного лагеря «Лос-Анджелеса» у вас должны были быть разговоры с руководством и тренерским штабом клуба. Неужели не интересовались у них, чем вы им не подходите?

    – За три года я побывал в трех тренировочных лагерях «Лос-Анджелеса». У нас были собрания и с генеральным менеджером, и с тренерами. Говорят, что я еще молодой и есть над чем работать. Говорят: «Не прекращай работать и все у тебя получится». Я это уже три года слышу – одно и то же.

    Не тот Манчестер

    – Если не секрет, когда вы просили обмена?

    – Где-то в ноябре прошлого года. Все это протянулось до дэдлайна. Наступил дэдлайн – меня не обменяли. Генеральный менеджер тогда сказал, что они меня, в общем-то, даже и не собирались менять.

    – Есть расхожее мнение, что, если игрок просит обмена, то это автоматически негативно сказывается на его взаимоотношениях с руководством клуба. Возникло ли у вас что-то подобное?

    – В принципе, нет. Напряжение возникает, если игрок просит обмена, когда он играет. То есть из-за какого-то недопонимания с руководством. А здесь-то они понимали, почему я прошу обмена – потому что играть хочу. Меня пытались удержать и в итоге удержали.

    «После Манчестера мне вообще в любом городе любой страны было приятно оказаться»

    – Не обидно было провожать Андрея Локтионова, каждый раз, когда он уезжал в «Кингс»?

    – Я бы не сказал, что обидно. Я был рад за него. Рад, что его «поднимают». К тому же, у нас разные позиции. Да, немного обидно было, что его вызывают, а меня нет. Но все равно радости было больше.

    – После того, как он возвращался обратно, вы ведь наверняка с ним про НХЛ разговаривали. Что Локтионов рассказывал вам об этой лиге?

    – Говорил, что там абсолютно другой хоккей – быстрее и умнее. Кроме того, он отмечал, что там нет времени на размышления.

    – Во время тренировочных лагерей у вас была прекрасная возможность осмотреть Лос-Анджелес. Какие впечатления остались от этого города?

    – Самые положительные. Интересный город – и океан рядом, и жарко все время. Там очень много русских.

    – В Голливуде были?

    – Голливуд – это просто один район. Когда в него заезжаешь, даже не понимаешь, что это Голливуд. Там много разных развлекательных мест, кафе и ресторанов. Но каких-то особых экскурсий нет.

    – После Манчестера там, наверное, очень приятно было оказаться.

    – После Манчестера мне вообще в любом городе любой страны было приятно оказаться.

    9 игр за 12 дней

    – Одни говорят, что АХЛ – это мясорубка. Другие, что школа жизни. Каково ваше мнение на этот счет?

    – Сказать по правде, я соглашусь с тем, что первые два года в АХЛ действительно были для меня хорошей школой. Я за это время многому научился. Но я понимаю, почему эту лигу также называют и мясорубкой. Там очень силовой хоккей, и люди играют не такого уровня, как в НХЛ. Там много травм. С другой стороны, к этому привыкаешь, и потом в НХЛ будет уже не так тяжело.

    – Дмитрий Орлов с удивлением для себя отметил, что в АХЛ защитникам достается больше, чем нападающим. Согласны?

    – В принципе, я был к этому готов. Так что могу с ним только согласиться. Здесь защитникам достается очень прилично. Я первые полгода тоже от этого очень страдал. Не знал, что делать. Потом уже приноровился, и стало гораздо легче. Во втором сезоне у меня в этом плане не было уже никаких проблем.

    – Говорят, что в АХЛ трудно играть еще и потому, что на все выезды команда отправляется не на самолете, а на автобусе. Это сильно изматывает?

    – Очень. Бывает, что на автобусе едешь не то что за день до игры, а прямо в день игры. Бывает, что по 4-5 часов едем, если пробки на дорогах. Выходишь из автобуса – и сразу игра. Полтора периода только «вкатываться» приходится. Даже когда я по юниорам играл в Челябинске, мы отправлялись на выезд как минимум за день.

    «Выходишь из автобуса – и сразу игра. Полтора периода только «вкатываться» приходится»

    – Однако самое страшное это, наверное, когда приходится играть четыре матча за пять дней, не так ли?

    – Самое страшное было, когда я сыграл 9 матчей за 12 дней. Все это время мы еще на автобусе ездили. И даже на самолете полетали. Это был ужас какой-то.

    – Разве может руководство команды требовать от вас какого-то результата, когда все вымотаны до предела?

    – Так не мы одни такие. Расписание для всех едино. Все находятся в одинаковом положении. И требуют всегда одинаково. Никаких поблажек не дают.

    – Удавалось ли посмотреть города, в которых вы играли, при таком графике?

    – Мы очень много игр проводили в своем дивизионе. И выезжали в день матча. Сыграем и дальше в путь. Там такие же маленькие города, как Манчестер. Из того, что мне запомнилось, могу отметить Чикаго. Я туда в первом сезоне летал. Красивый город. Шарлотт в штате Северная Каролина мне еще понравился. Все остальное толком не видел – исключительно мимолетом.

    Конкурс на скорость

    – Судя по вашим словам, Манчестер вам не очень нравится. Это связано с тем, что вы так много времени там провели, или же вы просто не любите подобные маленькие города?

    – Не знаю. Мне за радость было съездить в Бостон, до которого добираться часа полтора-два. Просто чтобы погулять и поужинать в нормальном месте. Манчестер – очень маленький город. Мне такие не нравятся. Ну, и задержался там надолго. Я на это не рассчитывал.

    – У вас есть нелюбимые арены в АХЛ?

    – Две арены не люблю. Первая – в Провиденс. Там фарм-клуб «Бостона» выступает. Там вечно по восемь тысяч собиралось, а саму арену еще и под баскетбольную время от времени перестраивали. Там просто ужасный лед. Постоянные остановки из-за этого были. Еще хуже арена «Бинхэмтона». На ней борта просто как стенка кирпичная. Вот там как раз очень хорошо ощущалось давление нападающих.

    – Если на вас давили 8 тысяч в Провиденс, то вам, должно быть, совсем некомфортно в Виннипеге игралось, где на «Муз» всегда тысяч по 10 собиралось.

    – Давило не количество зрителей, а то, что там всегда жарко было. Ведь если арена чисто хоккейная, то хоть 20 тысяч может набиться, ты себя все равно нормально будешь чувствовать. А там арена постоянно переделывается под то, это, третье, четвертое. И народу при этом еще столько набивается. Это очень тяжело. Лед постоянно из-за этого ужасный. В некоторых местах его и нет, можно сказать.

    – Кто из игроков больше всего запомнился за три года в АХЛ?

    – Тут надо подумать. Много было хороших игроков, которые сейчас уже в НХЛ пробились. Вот, например, когда я первый сезон там играл, в фарме «Монреаля» был защитник Пи-Кей Суббан. Наверное, за два года где-то матча 2-3 против него провел. Но мне этого хватило, чтобы понять какой он хороший игрок. Сейчас смотрю, как он в НХЛ играет, и могу сказать, что он, в общем-то, ничего не поменял. Эберле еще выделялся, хоть он и немного в АХЛ сыграл.

    «Победитель конкурса должен был сразу интервью давать, а я по-английски ничего сказать не могу»

    – Вы были участником Матча всех звезд АХЛ. Все знают, что из себя представляют аналогичные матчи в НХЛ и КХЛ. Сильно ли отличается это мероприятие в лиге фарм-клубов?

    – Все то же самое. Это шоу для зрителей. Даже конкурсы практически одни и те же.

    – Вы профессиональный хоккеист и привыкли биться в каждом матче. Не скучно участвовать в такой игре, где на кону ничего не стоит?

    – Честно говоря, я сначала в шоке от игры был. Я думал, что, да, все будет несерьезно, но при этом на нормальных скоростях. Да, не будет силовых приемов или особо сильных бросков по ногам – это понятно. В конце концов, оказалось, что там хоккей был, как когда летом хоккеисты лед арендуют и выходят покидать шайбу. Вот там то же самое. Защитники за воротами в зоне нападения катаются и так далее – кто где хочет, там и играет. В принципе, было весело.

    – Вы на последнем матче звезд в конкурсе на самый быстрый круг выиграли. Считаете это сколько-нибудь важным достижением?

    – Да это мелочь, на самом деле. Я даже не ожидал, что выиграю, если честно. И не хотел выигрывать-то. Потому что там победитель конкурса должен был сразу интервью давать, а я по-английски ничего сказать не могу.

    – Вы ведь в Америке уже три года играете. Как это вы до сих пор английский не выучили?

    – Да вот меня тоже мучает этот вопрос. В принципе, я все понимаю, а сказать конкретно, что хочу, не могу.

    Назад – только в «Трактор»

    – Что осталось в России такого, чего вам не хватает в Америке, помимо друзей и семьи?

    – У меня уже такой тоски, как раньше, нет. Люди здесь совершенно другие. Даже, бывает, что иногда скучаешь по нашему быдлу, если угодно (смеется). Здесь все улыбаются, извиняются, здороваются. Люди, которых ты видишь в первый и последний раз в жизни, спрашивают как у тебя дела. Все это очень непривычно. Да и вообще в России мне уютней.

    – В межсезонье активно муссировались слухи, что вы вернетесь в «Трактор». Вас в итоге так и не позвали? Почему вы вновь начнете сезон за океаном?

    – Такие разговоры были. Но ничего конкретного. Есть договоренность, что, если у меня тут ничего не получится, и я не получу обмена, чего бы мне хотелось, то вернусь только в «Трактор», поскольку он владеет правами на меня. Это, само собой, если меня никуда не обменяют.

    – Каким вам видится грядущий сезон? Вы все-таки пробьетесь в основу «Кингс», вас обменяют или же вновь проведете весь сезон в АХЛ?

    – Просидеть весь сезон в АХЛ точно не входит в мои планы, но как будет, я не знаю. Можно, конечно, попробовать закрепиться в основе. Если этого не произойдет, то мы договорились с генеральным менеджером клуба, чтобы я дал им две недели на то, чтобы меня обменять. В противном случае надо будет задумываться уже о чем-то другом. Но я пока не хочу об этом думать. Сейчас моя задача – попасть в «Лос-Анджелес». Все остальное второстепенно.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы