Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Сергей Широков: «Побуянили, сожгли пару машин, и на этом все закончилось»

    Вернувшийся из-за океана к родным пенатам воспитанник ЦСКА поделился со Sports.ru воспоминаниями о финале Кубка Стэнли, попытался припомнить кусачих хоккеистов, рассказал о ванкуверских дебоширах, объяснил причины своего возвращения в КХЛ и призвал армейских болельщиков активнее заполнять трибуны.

    Сергей Широков: «Побуянили, сожгли пару машин, и на этом все закончилось»
    Сергей Широков: «Побуянили, сожгли пару машин, и на этом все закончилось»

    Зло против добра

    – Вы не сыграли ни одного матча за «Ванкувер» в плей-офф, но были с командой вплоть до самого конца сезона. Можно ли сказать, что финал Кубка Стэнли стал самым большим событием в вашей карьере?

    – Если говорить с точки зрения приобретенного опыта, то, наверное, да. Все-таки финал Кубка Стэнли. Мне еще никогда не приходилось быть частью чего-то более важного. Пусть даже и не сыграл, но находился вместе с командой, видел эту атмосферу и вообще все, что происходило вокруг.

    – Пока вы сидели в резерве и продолжали тренировки, многие ваши коллеги уже давно отдыхали на югах. Не возникало мыслей из серии «лучше бы меня не вызывали из фарм-клуба»?

    – Конечно, нет. Я прекрасно понимал, что это важнейшее событие. Такой случай, может быть, только раз в карьере выпадает. Находясь там с командой, я получил неоценимый опыт. Что касается отдыха, то я понимал, что финал рано или поздно закончится, так что время отдохнуть и подготовиться к новому сезону еще будет.

    – После того, как Мэйсон Рэймонд получил травму в шестом матче, у Алена Виньо было два варианта на замену – вы и Джефф Тамбеллини. Выбор пал на последнего. На ваш взгляд, почему?

    – Наверное, потому что Джефф тогда уже сыграл пару матчей в плей-офф и большую часть сезона провел в основном составе «Ванкувера». Думаю, тренер просто не хотел экспериментировать и решил поставить игрока, которого он уже видел в составе. Не хотел ничего менять и ставить новых людей.

    «Все-таки финал Кубка Стэнли. Мне еще никогда не приходилось быть частью чего-то более важного»

    – Однако после этого Тамбеллини не смог трудоустроиться в НХЛ и следующий сезон проведет в Швейцарии. Тут невольно усомнишься в правоте вашего бывшего тренера.

    – Это его выбор. Не нам судить, правильно он сделал или нет. Раз он выбрал Тамбеллини, значит, на тот момент он считал, что Джефф был больше достоин. Потому и поставил его в состав.

    – Зарубежная пресса нарекла «Бостон» командой хороших парней, а «Ванкувер» – плохих. Не обидно?

    – Я ничего такого не читал. Не думаю, что ребята в команде придавали этому значения. Все жили финалом, думали о предстоящих играх. Скорее всего, это имело куда больше значения для болельщиков.

    – И все же, как вам такая оценка?

    – Мне трудно ответить на этот вопрос. Это просто мнение журналистов. Я так не считаю. На мой взгляд, встречались две ровные команды, а разделять их на хорошую и плохую – это неправильно.

    Бывают кусачие

    – На вашей памяти кто-нибудь еще кусался на площадке, помимо Берроуза?

    – (смеется) Нет, я сам такое впервые видел. Для меня это тоже было странно. Его потом все по этому поводу подкалывали постоянно. Это эмоции. В игре всякое бывает – даже такое.

    – Как относитесь к манере игры Тима Томаса? Не слишком ли он агрессивно действует на своем пятачке?

    – Это стиль, который принес ему победу в Кубке Стэнли. Раз так, значит это очень правильный стиль. Считаю, что за счет игры Томаса «Бостон» и победил в Кубке Стэнли.

    «Стиль Томаса принес ему победу в Кубке Стэнли. Раз так, значит это очень правильный стиль»

    – Ванкуверские болельщики выходили из себя каждый раз, когда Томас награждал игроков «Кэнакс» своей фирменной улыбкой. Игроков это тоже злило?

    – Ну, наверное. Я не разговаривал с ребятами на эту тему. Хотя, думаю, если бы я находился в такой ситуации, мне бы это не понравилось. Томас был большой преградой для всей команды, особенно для нападающих – они ему всего восемь голов в семи матчах смогли забить. Так он еще и улыбался, когда ловил шайбу. Попробуй тут не разозлиться.

    – Как вам кажется, то, что «Бостон» более габаритная команда, стало определяющим фактором в финальной серии?

    – Я думаю, скорее, более важным стал фактор психологический. Считаю, что «Ванкувер» немного успокоился после того, как повел в серии 2-0. «Бостону» же это, напротив, только помогло сплотиться. А тут еще и домашняя травма Хортона. Это еще больше сплотило команду, что и сказалось на результате.

    – Аарона Роума за тот прием против Хортона до конца серии дисквалифицировали. Считаете такое наказание заслуженным?

    – Мне кажется, сам силовой прием был не таким уж грязным. Роум просто немного опоздал с ним. Что касается дисквалификации, то комиссия внимательно рассмотрела этот момент. Хортон выбыл до конца серии. Дисквалификация Роума была, скорее всего, оправданной в этой ситуации – обе команды потеряли по одному игроку.

    Формула беспредела

    – Сейчас также модно обвинять в беспомощности братьев Сединов. Что скажете на этот счет?

    – Думаю, не стоит их ни в чем обвинять. Они весь сезон доказывали, что лучше нападающих в лиге еще поискать. Тут, скорее, уместно отметить, как хорошо «Бостон» сыграл против Сединов. Им не дали развернуться, не позволили сделать то, что они умеют.

    – Что творилось в раздевалке «Кэнакс» после поражения в седьмом матче?

    – Ух, как вам сказать… Ничего. Минут 20-25 все просто молчали. Ни одного слова не слышал. После этого я уже ушел.

    – Над жителями Ванкувера еще долго будут издеваться за беспорядки, которые они учинили после седьмого матча. Ожидали такой реакции с их стороны?

    – Болельщиков можно понять. Они поддерживали свою команду, переживали. Можно сказать, шли к этому вместе с командой. Они уже одно поражение в финале пережили. Так что чего-то подобного следовало опасаться. Можно было предположить, что в случае поражения будут какие-то погромы. Тем более, что по городу расставили большие экраны, по которым люди смотрели игру. Поэтому для меня это не стало сюрпризом.

    «Болельщиков можно понять. Можно было предположить, что в случае поражения будут какие-то погромы»

    – Да, но ведь это же канадцы. Они же вроде как добрые и милые люди.

    – Полиция потом говорила, что просто дала им возможность выпустить пар после поражения. Все эмоции улеглись спустя часа два после окончания матча. Побуянили, сожгли пару машин, и на этом все закончилось.

    – Домой после игры не страшно было идти?

    – Нет, мы находились немного в стороне от беспорядков. У нас все было достаточно спокойно.

    – Генеральный менеджер «Ванкувера» Майк Гиллис, заявил, что не считает участников погрома болельщиками «Кэнакс». Разделяете его точку зрения?

    – Ого. Ну, не знаю. Все-таки люди, устроившие эти погромы, болели за именно за «Кэнакс». Я считаю их болельщиками «Ванкувера». Так что не согласен с Гиллисом.

    Никаких крестов

    – Незадолго до 1 июля «Ванкувер» сделал вас ограниченно свободным агентом. Предложили вам новый контракт после этого?

    – Да. Мне поступило квалификационное предложение – двусторонний контракт. Но я его не рассматривал. Руководство узнало о моих планах, и в итоге меня обменяли во «Флориду».

    – «Кэнакс» в это межсезонье расстались со многими игроками, среди которых Раффи Торрес, Джефф Тамбеллини, Тэннер Глэсс. И это при том, что Мэйсон Рэймонд из-за травмы почти полсезона пропустит. Неужели для вас не нашлось места в основе?

    – Я об этом даже не думаю, так как уже подписал соглашение с ЦСКА. Сейчас все мысли о предстоящем сезоне. «Ванкувер» в прошлом.

    – Думаете, если бы «Ванкувер» все-таки выиграл Кубок Стэнли, вы бы остались в команде?

    – Не знаю. Да, наверное, в мыслях руководства клуба что-нибудь поменялось бы. Если честно, я даже не думал об этом, потому что уже принял для себя решение, подписав контракт с ЦСКА.

    «Сейчас все мысли о предстоящем сезоне. «Ванкувер» в прошлом»

    – Сколько вам потребовалось времени, чтобы решиться на возвращение в ЦСКА?

    – На самом деле, не так уж и много. Обсуждение всех условий контракта и его подписание уложились буквально в три дня.

    – Ваше новое соглашение с ЦСКА рассчитано на три года. Есть ли у вас договоренность с армейским клубом о том, что, если вам поступит предложение из НХЛ, то вас отпустят?

    – Нет, таких договоренностей не было.

    – Выходит, зря «Флорида» выторговала права на вас?

    – Я подписал контракт на три года. Что будет дальше – покажет время. Но в течение ближайших трех лет я вижу себя в составе ЦСКА и хочу добиться успехов с этим клубом.

    – По истечении нынешнего контракта с ЦСКА вам будет 28 лет. Ставите ли крест на НХЛ, или думаете туда еще однажды вернуться?

    – Повторюсь, время покажет. Никаких крестов я не ставлю.

    Назад, к Паршину

    – Красно-синие серьезно укрепились этим летом. Вместе с вами в команду пришли Томаш Суровы, Александр Гуськов, Яков Рылов, Евгений Рясенский, Никлас Перссон и Юрий Буцаев. Каким вам видится ЦСКА в новом сезоне?

    – У нас довольно молодая команда, но есть и опытные ребята, которые много поиграли на хорошем уровне. В этом году складывается боеспособный коллектив.

    – Обсуждали ли вы с руководством клуба, в какой роли вас будут использовать?

    – Мы об этом не говорили, но я отдаю себе отчет, что должен приносить пользу команде вне зависимости от того, где и как меня будут использовать тренеры.

    – Трудно представить вас в каком-либо сочетании без Дениса Паршина. Воссоединение вашей связки неизбежно?

    – Здесь все будет зависеть от тренера. Конечно, мне хотелось бы снова играть с Денисом. Я думаю, Шуплер в курсе, что у нас большой совместный опыт, так что посмотрим. Скоро сборы, там и увидим, какие у него мысли по этому поводу.

    «Я русский человек, так что для меня канадская зима сюрпризом не стала»

    – Из ЦСКА вы уезжали не без скандала, который закончился для вас даже годичной дисквалификацией в КХЛ. Однако судя по тому, с какой охотой вы возвращаетесь в родной клуб, похоже, все разногласия остались в прошлом.

    – Да я думаю, что никаких скандалов и не было. Об этом больше писали, чем там было на самом деле. Сейчас никто и не вспоминает.

    – Сергей Широков до отъезда в Канаду отличается от Сергея Широкова, который вернулся?

    – Я бы не сказал, что два разных человека, но какие-то новые качества я приобрел. Не столько в общечеловеческом плане, сколько в профессиональном.

    – Трудно ли будет перестроиться после двух лет в Северной Америке обратно под большие площадки?

    – Посмотрим. Мне тоже интересно. Я с нетерпением жду начала чемпионата. Сам думал об этом много раз. Первое время, наверное, будет немного непривычно. Но потом все вспомнится, освоюсь.

    – Большую часть времени за океаном вы провели в «Манитобе». Действительно ли в Виннипеге все настолько ужасно зимой, как все говорят?

    – Да нет, обычная зима. Я русский человек, так что для меня это сюрпризом не стало, поскольку в России тоже холодные зимы. Местный климат похож на наш, российский. Об этом опять же скорее больше говорят, чем это есть на самом деле.

    – Сами канадцы склонны называть Виннипег «дырой». Неужели в городе совсем все плохо с досугом?

    – Я бы не сказал. Да, это промышленный город. Точнее, там вокруг города много различных заводов. Но у меня там не возникало никаких проблем с досугом. Конечно, если сравнивать Виннипег с Ванкувером, то Ванкувер в несколько раз лучше. Он, скажем так, выше классом. Но при этом ничего плохого про Виннипег сказать не могу.

    – «Манитоба» была самой посещаемой командой в АХЛ. Вам где-нибудь доводилось видеть более ярых поклонников хоккея?

    – Мне сначала вообще хотелось бы сказать большое спасибо тому огромному количеству болельщиков, которые приходили на каждый матч и поддерживали нас. Ни для кого не секрет, что Канада – это хоккейная страна. Там любят хоккей. Так что удивляться тут нечему. Но на данный момент для меня в плане болельщиков на первом месте стоит Ванкувер, так как я провел несколько матчей за «Кэнакс». 18-тысячная поддержка зрителей произвела на меня очень большое впечатление.

    – На домашних матчах ЦСКА вот уже на протяжении нескольких сезонов, мягко говоря, не наблюдается ажиотажа на трибунах. Как думаете, изменится ли ситуация в ближайшем будущем?

    – Надеюсь на это. Мы будем стараться радовать болельщиков хорошей игрой. Если команда будет показывать хороший зрелищный хоккей, то, наверное, и зритель пойдет на трибуны. Пользуясь случаем, хочу пригласить всех болельщиков на наши матчи. Мы будем стараться радовать вас почаще.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы