Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Юрий Ковтун: «Раньше отвечал только за себя, сейчас – за 25 человек»

Главный тренер футбольного клуба «МВД России» Юрий Ковтун в интервью корреспонденту Sports.ru рассказал о своих первых тренерских шагах, причине ухода из «Динамо» и сходстве между Романцевым и Бесковым.

Юрий Ковтун: «Раньше отвечал только за себя, сейчас – за 25 человек»
Юрий Ковтун: «Раньше отвечал только за себя, сейчас – за 25 человек»

- Юрий, в тренеры вы, такое ощущение, «попали»!

– Да уж, пошел на новое место работы прямо в бутсах. Карьеру игрока к тому моменту еще не закончил, да и тренировать потом пришлось, играя. Предложение от «МВД» застало меня во Владикавказе. Дом против чужбины, перспектива против обыденности, в общем интерес перевесил в пользу совсем новой команды, с полупрофессиональным статусом…

- …но пятилетней задачей выхода в премьер-лигу.

– Тогда я воспринял все как неплохой момент начать новый этап своей футбольной карьеры, и это было заманчиво. Все произошло летом, по сути, успел только переодеться.

«Дом против чужбины, перспектива против обыденности, в общем, интерес перевесил в пользу совсем новой команды, с полупрофессиональным статусом»

- Пока майки меняли, о чем думалось?

– Да ни о чем революционном. Шел с легкостью. Шел еще побегать. Параллельно в ВШТ учиться. А вскоре настало время окунаться… И стало все серьезно.

- Когда?

– Когда руководитель наш Виктор Иващенко подошел ко мне и сказал: «Ты смотри за всеми, подсказывай, руководи…»

- А чего серьезного-то?

– Планы. И моя ответственность за их воплощение. Команда ведь знала, на кого делается ставка, и эти ощущения были для меня новыми.

- Настраивались?

– Я понимал, что в КФК все должно было сложиться удачно, и тогда возникнет главная сложность.

- Какая?

– Половиной команды были любители, половиной – ребята…

- …из категории «Где-то когда-то поиграли».

– В общем, через год команду пришлось существенно менять, и в первую очередь ответственность в этом вопросе ложилась на меня. И потом мне трудно было влиться именно играющим тренером, так как на поле я мог ограничиться разве что общими фразами. А чтоб сказать партнеру (или подопечному) «играй в пас» или «играй поаккуратнее», не обязательно надо быть профессионалом. Если даже ты говоришь видимую банальность, то она должна быть закреплена соответствующим тренировочным процессом. У меня ничего этого не было, и обживался я в новой роли спонтанно.

«Если даже ты говоришь видимую банальность, то она должна быть закреплена соответствующим тренировочным процессом»

- И вправду попали!

– Поначалу – да. Но я не замыкался, а общался. С каждым разом вникая в команду все конкретнее. И что-то начало получаться.

- Ночами спали?

– Прокручивал весь процесс, но холодным потом не пробивало. Доверие Иващенко играло ключевую роль в психологическом вопросе. И еще я всегда помнил, что настоящая удача может прийти только при постепенной работе.

- Переход из «Динамо» в «Спартак» дался сложнее?

– Еще бы! Тогда я реально переживал, приходилось выдерживать мощнейший пресс. Профессия футболиста далеко не всегда благодарна. Ты выкладываешься на сто процентов, а тебя начинают подозревать… Последние полгода в «Динамо» я чувствовал, что тренер во мне сомневается. На разборах матчей какие-то неудачные мои действия рассматривались не только как спортивные ошибки.

- Проще говоря, вас подозревали в сдаче матча?

– Меня, Тяпушкина и Кобелева. Кстати, недавно собрались за городом – я, Андрей Николаевич и Эрик Яхимович с семьями. Давно не виделись, тепло поговорили. И ни слова о футболе.

«На разборах матчей какие-то неудачные мои действия рассматривались не только как спортивные ошибки»

- А как в тот сложный период реагировал тогдашний гендиректор «Динамо» Николай Толстых?

– Когда нашептывают тренеру, в курсе слухов и руководитель. Николай Саныч в своих сомнениях был на стороне Адамаса Соломоновича (Голодца, тогдашнего главного тренера «Динамо» – прим. Sports.ru). Произошел ряд эпизодов, после чего я вынужден был искать другой вариант.

- Из «Спартака» на вас кто вышел первым?

– Вице-президент клуба Григорий Есауленко. Он был в курсе моих разногласий с «Динамо». Через некоторое время Романцев дал добро, и вскоре я оказался на сборах в Израиле с новой командой.

- Тактический кругозор расширился на порядок?

– «Спартак» жил максимумом, и кто этого не понимал, в нем не задерживался. Уже в Израиле осознал, что динамовский период для меня завершен, и все, что ни делается – к лучшему.

- В «Динамо» начиналось критическое время.

– После ухода Бескова все стало какое-то неустойчивое. Не сказать, что в упадке, но и классной организации тоже не было. Хотя команда была крепкой. Оборону нашу просто так никто не проходил. А не пропустить соперника к воротам – это тактический базис динамовского футбола. Правда, играли, конечно, на багаже Бескова – это он в нас заложил понимание того, что на поле нужно думать. При нем я впервые попал в сборную.

- Думать и выжигать. Как великий тренер совмещал эти несовместимости?

– Константин Иванович был настолько уникален, что для него проблемы различия стилей «Спартака» и «Динамо» не имелось. Он всех учил своему футболу. Футболу очень богатому с точки зрения интереса и интеллекта. Например, он брал молодых игроков, ходивших в неперспективных и понятия не имевших о том, что футбол – это не шаблон. В Точилине или Куценко он видел силу, которую не видели многие другие тренеры. И еще Бесков умел доверять.

«Спартак» жил максимумом, и кто этого не понимал, в нем не задерживался»

- Андрей Чернышов, попав из «Динамо» в «Спартак», понял, что в футбол можно играть как-то по-другому.

– Защитники «Динамо» и «Спартака» действительно играли по-разному. Это результат сформированных годами культур, и мне в «Спартаке» еще многому приходилось учиться, однако я уже знал, что такое тренировочный процесс, направленный прежде всего на развитие мысли. Благодаря Бескову, который уделял пристальное внимание и таким нюансам игры, которые для многих других тренеров не являются важными. Например, Константин Иванович мог остановить тренировку, если ты неправильно принял мяч от партнера. Учил работать на максимуме.

- Чем Романцев и Бесков были похожи?

– Стилем и способностью добиваться от игрока необходимой отдачи.

- Александр Тарханов в своем блоге на Sports.ru сказал, что бесковский «квадрат» понял только Романцев.

– Основное направление «квадрата» – достижение взаимопонимания игроков между линиями. Чтоб у игрока, владеющего мячом, имелось от трех вариантов развития атаки и более, а те трое грамотно перестраивались. Если судить по результату, то действительно, только Олегу Ивановичу удалось привить команде стиль, похожий на бесковский, и его использование «квадрата» оказалось максимально тонким.

- Бывает, что у тренера Юрия Ковтуна тренировочные заготовки не реализуются на поле?

– Есть такая проблема. Тренировка – это планирование игры, ее расклад, но не до каждого подопечного я пока могу достучаться, сделать так, чтобы человек не просто понимал, что от него хочет тренер, а чтобы он сам осознавал, что ему надо делать. Во второй лиге трудно достичь выполнения наработок во время матча с минимальным процентом брака.

- Зачищать недоработки детско-юношеской школы часто приходится?

– Научиться можно – научить нельзя. Понимаете, если я буду заниматься таким фундаментальным развитием футболиста, у меня попросту не останется времени на достижение поставленной турнирной задачи. Приходится порой давать упражнения на развитие паса, обработки мяча, но «МВД России» – клуб профессиональный и взрослый.

- Ни разу не сбивались на упрощение игры?

– Понимаете, я даже против более грамотных соперников призывал своих ребят гнуть свою линию. Принципиально. Иначе, разрешив однажды игрокам сыграть примитивнее, можно впоследствии потерять себя как тренера. Несколько матчей можно вытащить, играя попроще, но затем неизбежно последует завал.

«Разрешив однажды игрокам сыграть примитивнее, можно впоследствии потерять себя как тренера»

- Первая лига в плане развития команды выглядит чудовищно неблагоприятной зоной.

– Но, если есть поддержка руководства как у меня, грех не стараться. Да, нам ставят задачу побеждать, но при этом не зацикливаются на сугубо статистических подсчетах, дескать, с выезда с вас четыре очка, дома – шесть.

- Во втором круге прошлого сезона состав команды едва ли не наполовину был составлен почти из ваших ровесников. Не было неудобств?

– Опять же, как я входил в роль тренера без ненужных накручиваний, так же и отношения со знакомыми ребятами, которых еще вчера называл Лехой или Толей, а они меня Юрой, проблем не возникло. Специального построения ради ощущения субординации не устраивали, все взрослые люди, понимающие разницу между работой и бытом. Просто настал момент, когда мне суждено ими поруководить. Гораздо важнее для меня была не разница в возрасте, а мотивация ветеранов, пришедших в команду на полгода.

- Опасались?

– Выясняли все на переговорах, и сложностей на этом участке не возникло.

- Тактические споры с ровесниками возникали?

– У каждого из них уже сложилось собственное мнение о том, как надо играть. Но в этих ситуациях у меня великолепно работали связующие звенья – капитан Леша Козлов и играющий тренер Денис Клюев. Без них было бы куда труднее. Вот чем в корне психология футболиста отличается от психологии тренера?

- Чем?

– Тем, что раньше я отвечал на поле за себя, а сейчас за 25 человек, которых надо видеть и чувствовать.

- К тренерскому постулату «Начинать надо с низов» как относитесь?

– Помню себя начинающим игроком. Бегал в снегу по колено, пылил по кочкодромам, отказывал себе во всем и каждый раз, когда было неинтересно, собирал волю в кулак… А потом пришел к своего рода пику и получал удовольствие. Сегодня, понимая природу такого пути, мне вновь хочется его пройти: от учебы на ходу в КФК до… Надеюсь, до чего-то весьма приятного.

«Раньше я отвечал на поле за себя, а сейчас за 25 человек, которых надо видеть и чувствовать»

- На Андрея Кобелева в «Динамо» когда-то жаловались: не хочет детей в школе тренировать, хочет все и сразу.

– У него свой путь. Сколько раз он в помощниках ходил, сколько раз его до и.о. повышали и обратно во вторые переводили! Но при этом его поддерживали наверху. А были ведь те, кто уходил сразу наверх без всякого и.о. и больно падал. Я привык работать от начала и до конца, мне это близко, и нынешней ролью доволен.

- Подбор игроков в первый год как вам давался?

– Очень непросто. Да, я со знанием дела оценивал приезжавших на просмотр защитников, хотя потом постепенно стал осознавать, что предъявляю к ним завышенные требования. Говорил себе, это все-таки вторая лига. Однако требования снижать так и не научился. Полузащитников и нападающих рассматривал через известные критерии: к первым присматривался на наличие неординарного мышления, а ко вторым на умение открываться и работать с мячом.

- Ошибок много допустили?

– Знаете, если веришь в какого-то парня, трудно в нем прямо совсем уж ошибиться. Перед первым кругом взяли футболистов, которые на сборах работали хорошо, в чемпионат второй лиги входили неплохо, а в ключевых матчах… не тянули. Это люди, у которых есть потенциал, но при решении максимальных задач необходимый уровень требуется сразу. А просматривали очень много футболистов – и дублеров, и закончивших, и с КФК, и из второй лиги…

- К беседам тет-а-тет часто прибегали?

– Безусловно. Это необходимо особенно при работе с молодыми. Одаренный и старательный Денис Королев, которого мы успели выхватить у конкурентов, мой ростовский земляк Сашка Минеев, Коля Липаткин из динамовского дубля – очень способные ребята, находящиеся в возрасте, когда необходимо стартовать. С ними постоянно общался, советовал. Объяснял, что постоянная игра в основном составе – это невероятные усилия, постоянное доказывание своего права. Только так ты придешь к самооценке не на пустом месте, а к гармоничному пониманию, как и почему ты попал в список выходящих на игру.

- Это примеры из вашего опыта?

– Да, я всегда и везде был в основе. Но чего это стоило? А если снизить требования, сыграть хорошо одну игру, а потом выйти с сигаретой, растеряешь все и быстро – соперник обязательно накажет.

«Если снизить требования, сыграть хорошо одну игру, а потом выйти с сигаретой, растеряешь все и быстро – соперник обязательно накажет»

- А действительно, чего это стоило?

– Огромного терпения.

- Футбол не всегда приносил удовольствие?

– Футбол умеет еще и надоедать. Бывало невыносимо, и особенно в период становления игрока. Приехать из Ростова в «Динамо» – это попасть с одной планеты на другую. Все новое и никто тебя не знает. Нужно заявить о себе, заслужить уважение. В этом положении часто чувствовал себя некомфортно. «Спартак» – тоже новое, и вновь нужно доказывать.

- Сборная?

– В сборной каждый знает, кто готов заменить тебя со скамейки. А вот случаев, когда я успокоился и понял, что незаменим, со мной не возникало.

- Доверяете своим игрокам?

– Подходит ко мне футболист и спрашивает: «Можно паузу, а то мышцы болят?» – «Да, можно, возьми». А кому-то ты одобрительно кивнул и думаешь, что надо бы проверить. Чтоб завтра за паузой к тебе не пришли уже трое, а послезавтра – пятеро.

- На сбор за два часа до матча смогли бы перейти?

– (Смеется) Зарубежные тренеры вводят эту моду. Семин приезжал к нам в ВШТ и не мог понять, как это заезжать в гостиницу за день до матча. Это же смешно. Но у Адвоката или Хиддинка это отработанная мера. Если бы мы так попробовали… (Смеется).

- Видимо, часто сталкиваетесь с выкрутасами игроков?

– Нечасто. Потому что присматриваюсь к ребятам. И потом – нельзя забывать о результате. Дал послабление – на выступлении игрока это не отразилось. Пойду навстречу ему и во второй раз. Однако в порядок вещей это входить не должно. А в день игры мы, кстати, уже собирались.

- По-европейски?

– Нет, когда были небольшие финансовые проблемы.

- Гендиректор «МВД России» Алексей Зинин признается, что вообще не интересовался футболом прошедший год, если тот не касался его клуба. А главный тренер следил, скажем, за премьер-лигой?

– Первый год нашей команды на профессиональном уровне всем дался тяжело. Меня тоже звали и что-то посмотреть, и что-то прокомментировать, но цейтнот не позволил. Премьер-лигу смотрел, но нерегулярно.

- «Спартак» – «Динамо» смотрите с какими ощущениями?

– С интересом.

«Семин приезжал к нам в ВШТ и не мог понять, как это заезжать в гостиницу за день до матча. Это же смешно»

- И все? Болельщицких эмоций не возникает?

– Ни капли. Сугубо профессиональный интерес. Разве что чуть более заинтересованный. Я ведь к Кобелеву и на тренировки ездил.

- И на кого Андрей Николаевич похож как наставник?

– Мне показалось, что в физической подготовке у него имеется кое-что из школы Голодца. В тактике он нужное почерпнул от тех тренеров, кому помогал в «Динамо». Но Кобелев такой человек, который до всего привык додумываться сам. Оттого у него и получается быть наставником.

- Почему играет его «Динамо» так стильно и ровно?

– Исполнители, сыгранные одним составом. Думаю, это определяющий момент.

- С кем бы из отечественных коллег хотели бы поразмышлять о футболе вместе?

– С Романцевым. Это в первую очередь. А вообще, любопытный опыт имеется у каждого специалиста. Непомнящий, например, великолепно и поучительно рассказывал о своем опыте в управлении азиатскими командами.

- Напоследок спрошу вот о чем: почему из переходивших по пути «Динамо» – «Спартак» не кричали «Мясо! Мясо!» только в адрес Юрия Ковтуна?

– Я тоже всегда замечал доброжелательное отношение со стороны динамиков. Конечно, в семье не без урода, есть те, кому лишь бы поматериться на стадионе, но в целом мы жили дружно. Причина этого? Наверное, мое отношение к делу.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы