Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Самое жестокое дерби в мире: «Аль-Ахли» против «Замалека»

    Когда сталкиваются национализм, классовые противоречия и стремление сбежать от реальности, уходящие корнями в историю, в каирском дерби в ход идут не только кулаки. Sports.ru представляет самое главное дерби Африки глазами корреспондента The Guardian Джеймса Монтога.

    Египетский таксист, пока я протягивал ему деньги в аэропорту Шария в ОАЭ, смерил меня озабоченным и полным сочувствия взглядом. Я направлялся в Каир, его родной город, и разговор, как это часто бывает с таксистами на Ближнем Востоке, невольно свелся к футболу. «Конечно, я за «Аль-Ахли», – сказал он, сразу признавшись в своей привязанности к самому успешному египетскому клубу. Я же собирался лететь в Египет, чтобы увидеть сражение «Аль-Ахли» и «Замалека» в каирском дерби, в самом главном матче Африки, в одной из самых жестоких футбольных встреч в истории футбола, которая играется в присутствии решительной и фанатичной стотысячной толпы. Еще недавно веселый, таксист вдруг помрачнел, протягивая мне сдачу: «Вам не стоит туда лететь. Вас там просто убьют».

    «Вам не стоит лететь на матч «Аль-Ахли» – «Замалек». Вас там просто убьют»

    Пожалуй, его беспокойство было оправдано. Большую часть века «Аль-Ахли» и «Замалек» сражались в жестоких дерби на поле и вне его, неся смерть, разрушения и – однажды, в начале 70-х – даже прекращение всего чемпионата. Нескончаемое насилие вынудило египетское правительство запретить проведение дерби на домашних стадионах каждой из команд. Теперь все матчи проходят на нейтральных полях. Благоговейный трепет, который вызывает это дерби, и постоянные разногласия привели к тому, что даже египетские рефери попадают под подозрение –– беспристрастность обеспечивается приглашением зарубежных судей.

    Но электризует каждый из фанатских лагерей не только соседство и совсем не обязательно гордость. Все намного глубже и серьезнее, и скорее стоит вести речь о национализме, классовых противоречиях и попытках уйти от серой действительности. В это воскресенье замаскированная вражда, которая впадает в спячку в перерывах между дерби, готова пробудиться вновь. На сей раз – в Кубке Африканских чемпионов. Оставшиеся восемь команд, наверное, третьего по силе клубного соревнования в мире были предварительно разбиты на две группы по четыре команды. И надо же было такому случиться: группе А достался матч, которого функционеры всеми силами жаждали избежать…

    Своими корнями дерби уходит в те далекие времена, когда улицы Каира была заполнены британскими солдатами. Почти повсеместно футбол был единственным популярным экспортом Британской Короны, но только не в Египте. Так продолжалось до 1907 года, пока не появился первый в стране клуб под управлением местных владельцев – «Аль-Ахли». С названием, которое можно перевести как «Национальный», и красными – под цвет флага доколониальной эпохи – футболками, «Аль-Ахли» слыл народной командой, бастионом, неподвластным оккупации. Наконец, шансом для простых людей с улиц, объединенных национальной идеей, собраться вместе.

    «Замалек» в белых футболках считался командой иностранцев (читай: британцев) и аутсайдером. Ко всему прочему, в 30-е годы он был клубом ненавистного короля Фарука. Прежде чем сменить название на «Замалек», команда до свержения короля даже носила его имя. За «Замалек» традиционно болели британцы, их сподвижники и неугодная публика вроде писателей, поэтов и интеллектуалов, которых не могла не тревожить новоприобретенная Египтом самоуверенность с примесью национализма. Итак, в красном углу были набожные и бедные гордецы, в белом – либералы и буржуазный средний класс. Такое разделение существует и сегодня.

    «Аль-Ахли» слыл народной командой, бастионом, неподвластным оккупации

    «Если я собираюсь на стадион, я оставляю машину дома, потому что фаны «Аль-Ахли» крушат все подряд», – объясняет экс-звезда «Замалека» и сборной Айман Юнис. А он-то знает о напряженных отношениях сторон не понаслышке. Его привычка забивать «Ахли» в каирском дерби в 80-х и 90-х до сих пор не избавляет его от преследований. «Когда я играл, у меня была куча проблем с фанатами «Ахли». В 1990 году они перевернули мой БМВ на бок, оставив на машине подпись «фаны «Ахли». Представьте себе, это было после того, как мы проиграли 0:2. Однако они и не думали забывать, что я забил им чуть раньше в том же сезоне». Но и это не было самым страшным: «После был случай, когда они атаковали меня в моем собственном доме. Пять тысяч болельщиков «Аль-Ахли» собрались на улице, где я жил, и оскорбляли меня, жену и детей, бросали в нас чем попало. Пришлось вызывать полицию». Тот случай не вынудил его пересмотреть свои пристрастия. Для Аймана любовь к «Замалеку» и его болельщикам проникает во все сферы его жизни, даже в религию. «Спросите болельщика «Замалека», может ли он сменить религию, и он промолчит. Но если вы спросите, может ли он изменить «Замалеку», –– сразу получите отрицательный ответ. Даже полицейский не будет узнавать, мусульманин вы или христианин, а спросит: «За «Аль-Ахли» или за «Замалек?» И это сущая правда».

    Махмуд Абдель Разек, лучший игрок «Замалека», вернувшийся в клуб после короткой побывки в Греции, объясняет, что и сегодня футболисты совсем не изменились: «Я вернулся, потому что играл за «Замалек» с самого детства и это мой дом. Дерби – как отдельный чемионат: выигрывая его, ты выигрываешь самый ценный трофей, когда-либо существовавший в египетском футболе».

    …Когда я прибыл на Международный стадион Каира, стало ясно, что власти не собираются рисковать. Толпа, что направлялась на стадион, была наводнена одетым в черное полицейским спецназом и офицерами в повседневной форме. Они произвольно выдергивали из живого потока болельщиков и обыскивали их, что создавало впечатление примененного в отдельно взятом месте военного положения. Внутри арены ультрас «Аль-Ахли» распелись и за несколько часов до матча уже были в голосе.

    «Ахли» был первым на сто процентов египетским, поэтому мы проповедуем националистические идеи, а вот «Замалек» уже столько раз менял свое название. Вот мы и поем: «Вы были на половину британцами, вы – отбросы!» – увлеченно объяснял Асад, лидер фан-движения «Аль-Ахли». «Две самые большие политические партии Египта – это «Ахли» и «Замалек». Но это больше, чем политика. Это скорее бегство от реальности. Представьте среднестатистического фаната «Ахли». Человека, который живет в двухкомнатной квартире с женой, тещей и пятью детьми. Ему платят минимальную зарплату, его жизнь – кошмар. Единственная отдушина для него – те два часа в пятницу, когда он идет на стадион и болеет за «Аль-Ахли». Потому побеждать в каждой игре – долг для нашей команды, ведь это делает людей счастливыми. «Аль Ахли», наверное, единственный клуб в мире, болельщики которого требуют победы и только победы в каждой игре».

    Португальский тренер «Аль-Ахли» Мануэл Жозе заявляет, что он лучше Моуринью

    В чем, в чем, а в победах «Аль-Ахли» знает толк. Команда выиграла четыре последних внутренних чемпионата (всего –– 33), два из трех последних Кубков Африканских чемпионов, может похвастать рекордной серией из 55 матчей без поражений, а еще подавляющим преимуществом над «Замалеком» в последние годы. Творцом успеха «Аль-Ахли» стал португальский чудак Мануэл Жозе. Тот самый тренер, который заявляет, что он лучше соотечественника Моуринью и которого до глубины души оскорбило то, что его не было среди кандидатов на пост главного тренера сборной Португалии. Его даже просили уйти в отставку на несколько недель в прошлом сезоне. Как раз после того, как он привел в бешенство египетских религиозных консерваторов стриптизом у кромки поля прямо во время игры, протестуя против никудышного судейства.

    …Еще до этого матча мне необычайно повезло. Я уже становился свидетелем редчайшего случая – проигрыша «Аль-Ахли». «Замалек» победил 2:0, что подвигло фанатов «Ахли» к закидыванию полиции бутылками и дракам между собой. Казалось, огромное количество спецназа сделало встречу двух группировок фанатов и их привычные драки почти невозможными, но только на первый взгляд. Насилие нашло себе другую благодатную почву.

    Вдобавок к матчам молодежных команд, давно известным как хорошо завуалированный повод для возврата к боевым действиям («Там всегда ужасные драки», – признавался Асад), всплеску насилия подверглись менее охраняемые баскетбольные дерби между «Аль-Ахли» и «Замалеком». Апогеем стал прошлый февраль: фанат «Замалека» был подожжен и получил серьезные ожоги, когда обезумевшие от минимального проигрыша (67:68) фанаты «Аль-Ахли» высыпали на площадку и закидали болельщиков, игроков и руководство соперника самодельными «коктейлями Молотова»…

    Но пока власти борются с насилием за пределами поля, египетский футбол переживает настоящий бум. «Замалек» и «Ахли» на пару делят рекорд по количеству выигранных Кубков Африканских чемпионов (по пять), их игроки пользуются спросом в лучших футбольных лигах мира, а сборная совсем недавно выиграла второй Кубок Африки подряд.

    Тот момент, когда необыкновенно талантливый Мухамед Абутрика забил единственный гол в финале Камеруну в феврале, был одним из редких мгновений, когда даже фанаты «Замалека» радовались успеху несгибаемого игрока «Аль-Ахли». Но в воскресенье, к половине восьмого вечера, Каир уже забудет это. Город опять разделится на две половины. И одна из них окрасится в красный, другая – в белый…

    P.S. Второй победы «Замалека» над «Аль-Ахли» журналисту The Guardian увидеть не удалось: «Ахли» в очередной раз побил соперника – 2:1. А победный гол в ворота «Замалека» забил дебютант «Аль-Ахли», звезда египетского футбола и бывший игрок «Андерлехта» Ахмед Хассан.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы