Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Война наоборот

    В матче Кубка УЕФА «Спартак» – «Байер» (2:1) команды поменялись ролями, Сантос Моцарт вызвал у болельщиков приступ ностальгии, а Пауль Фрайер поставил красно-белым диагноз. Репортаж корреспондента Sports.ru Антона Матвеева со стадиона «Лужники».

    Традиционное объявление стартовых составов команд превратилось в настоящую пытку для счастливых обладателей стартовых протоколов. Главным орудием пытки стал диктор «Лужников», произносивший фамилии немецких игроков совсем не в том порядке, в котором они выстроились в протоколе. К счастью, сами фамилии, озвученные диктором, не отличались от напечатанных на листе бумаги. А вот состав московского «Спартака» был провозглашен четко по схеме, выстроенной в протоколе. Немецкий журналист, бурчащий что-то себе под нос, должно быть, обвинял россиян в дискриминации. Хотя делал он это зря. Все-таки «Спартак» играет в «Лужниках» очень часто, а «Байер» – раз в семь лет.

    «Вперед, «Спартак», вперед, «Спартак!» – традиционный призыв фанатов красно-белых в начале матча привел к неожиданным последствиям. Видимо, Дмитрий Булыкин успел научить партнеров азам «великого и могучего», и леверкузенцы почему-то решили, что болельщики гонят вперед именно их. По крайней мере, активно наступали в первые минуты матча как раз немцы. Впрочем, «Спартак» тоже в долгу не оставался, порой очень опасно пробираясь во вражеские тылы. Правда, вылазки красно-белых не заканчивались сдачей немецких позиций.

    Леверкузенцы, словно взяв пример со «Спартака», играли в излюбленный футбол красно-белых

    К середине первого тайма мысль, что команды поменялись ролями, получала все больше подтверждений. Леверкузенцы, словно взяв пример со «Спартака», играли в излюбленный футбол красно-белых. Где главная ценность – точный пас, а главное оружие – головокружительные комбинации. А красно-белые в лучших традициях немецких команд заставляли ахнуть фанатов в основном после свистков арбитра, гласивших о назначении штрафного или углового.

    «Байер», «Байер!» – отчаянно пытались согреться поклонники немецкого клуба. Таких смельчаков собралось на стадионе человек 50. Все они уходили на перерыв в приподнятом расположении духа. Их команда вполне успешно выполняла миссию «Не проиграть». Да так успешно, что самая сложная для футболистов миссия «Выиграть» казалась отнюдь не утопической.

    Судя по всему, всю эту диспозицию понимал и Станислав Черчесов. Потому и «Спартак» во втором тайме наконец-то понял, кто хозяин поля. И какая команда, в конце концов, называется «Спартак». Хотя забили красно-белые все равно со стандарта. Павлюченко отличился впервые после самых значимых голов в жизни. В ворота англичан.

    Почувствовав неладное, немецкий адмирал Скиббе доверил место на поле свежему бойцу. Им стал Пауль Фрайер, появление которого вызвало на трибуне негодование. «Что за Фрайер?! Почему не Булыкин?!». Что за Фрайер и почему не Булыкин – стало понятно на 91-й минуте.

    Впрочем, до конца матча еще было на что посмотреть. Например, на второй забитый «Спартаком» пенальти. Который на этот раз реализовал «сибиряк Моцарт», одаривший самого себя на день рождения.

    Семь лет назад «Спартак» выиграл у «Байера» как раз 2:0. Разве что тогда дело было в Лиге чемпионов

    А у любителей футбола бразилец вызвал приступ ностальгии. Ведь семь лет назад «Спартак» выиграл у «Байера» как раз 2:0. Как раз в «Лужниках». Разве что тогда красно-белые выступали в Лиге чемпионов, теперь – в Кубке УЕФА. Зато теперь за немецкий клуб играет Дмитрий Булыкин, чье появление вызвало море эмоций на трибунах. Правда, негативных.

    Еще одна доза негативных эмоций была получена всеми собравшимися (за исключением 50 немецких смельчаков) на 91-й минуте, когда Пауль Фрайер подтвердил диагноз пациента «Спартак» – болезнь последних минут.

    Несмотря на пропущенный в конце гол, главный итог вечера оказался положительным – «Байер» снова повержен. «Одержана очень важная победа. Теперь надо побеждать в Праге. И я думаю, мы сможем одолеть «Спарту», тем самым почти обеспечив себе путевку в следующий раунд», – после виктории над немецкой командой Егор Титов излучал оптимизм.

    А Дмитрий Торбинский говорил. Журналисты были поражены. Приятно поражены. «Честно говоря, впервые играю по такой схеме, но, кажется, мы и вправду уже на 50 процентов обеспечили себе выход из группы», – подхватил эстафету оптимизма полузащитник, которого снова освистывали на трибунах.

    Но даже несмотря на уникальную разговорчивость Торбинского, главным объектом внимания в микст-зоне стал Дмитрий Булыкин. Правда, на просьбу об интервью он ответил категорическим отказом. Зато сфотографировался со всеми желающими. И раздавал автографы девушкам, преодолевшим все преграды ради росчерка кумира. Такого ажиотажа в микст-зоне не было давно. Ни Роман Павлюченко после Англии, ни Уэйн Руни после России, – никто не удостаивался такого внимания. Все-таки чем-то Булыкин лучше Руни.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы