Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Игорь Егоров: «Черная полоса бывает и в футболе, и в судействе»

Игорь Егоров давал интервью Sports.ru на следующий день после ветеранского шоу-матча на «Локомотиве». В аэропорту Внуково он ждал самолет на Владивосток. «Нижний Новгород» – клуб-середняк первого дивизиона, созданный когда-то Егоровым, – в пятницу играл с «Лучом». Амнистированный арбитр рвался на Дальний Восток, чтобы пробить самый серьезный из всех болельщицких выездов.

Игорь Егоров: «Черная полоса бывает и в футболе, и в судействе»
Игорь Егоров: «Черная полоса бывает и в футболе, и в судействе»

Рабочий народ и губернаторы

– Вчера вы работали на матче легенд «Локомотива». Счастливы, что вернулись в футбол?

– Я из футбола никуда не уходил и не считаю, что у меня было возвращение. Вчера я просто обслуживал матч с участием звезд 90-х. Мне было очень приятно, что люди пригласили работать именно меня. Было просто приятно находиться на поле с Лоськовым, Титовым, Тихоновым и другими нашими звездами. Дружелюбная обстановка при приличном количестве зрителей. Хорошее мероприятие, хороший праздник. Такие матчи надо проводить как можно чаще.

– Знаете, что перед матчем сказал Юрий Семин? «Эти ребята работали со многими судьями, но судить матч попросили именно Егорова. Рабочий народ не обманешь. Это в высшей степени честный и профессиональный судья».

– Я об этом не знал. Мне приятно, что ребята так высоко обо мне отозвались. Теперь я вдвойне не имею права допускать ошибок – люди верят моей честности и принципиальности. Для судьи это очень важно.

«Если человек не делает выводы, значит он просто тупой»

– Такие матчи для арбитров – как корпоративы для артистов? Приятное с хорошо оплачиваемым?

– Я вообще не ожидал, что будет уделено какое-то внимание финансовой составляющей, она меня вообще не интересовала. Но люди отнеслись к матчу настолько профессионально, что не забыли и про судей. Я был не готов к тому, что мне за это заплатят деньги. Я просто хотел выйти и отработать, потому что мне реально приятно находится на футбольном поле с такими мастерами. Тем более если они уважают мой труд.

– На прошлой недели вы вернулись в список судей, которые будут работать во втором круге чемпионата России. Где вы встретили эту новость?

– Я встретил ее на работе. Вечером позвонил Александр Борисович Разинский (глава судейско-инспекторского отдела РФС – Sports.ru), сказал, что закончилось бюро Исполкома и сообщил, что меня внесли в список арбитров на матчи второго круга.

– Вы выдохнули? Вскрикнули?

– Я не выдыхал и не вскрикивал. Пословица правильная: ожидание смерти страшнее самой смерти. Та неопределенность, которая у меня была, накладывала отпечаток. Нестабильность и неопределенность – плохо. Просто я понял, что на ближайшие два с половиной месяца определенность есть. Я могу работать футбольным арбитром и должен к этому всячески готовиться.

– Во всей этой ситуации кто-то считал вас политзаключенным, пострадавшим за правду, кто-то – нарушителем субординации. Кем себя чувствовали вы сами?

– Не хотел бы отвечать на этот вопрос. Потому что у меня есть третье мнение.

– Какие выводы вы сделали?

– Если человек не будет делать выводы, значит он просто тупой. Выводы были сделаны, ситуация проанализирована. Что я бы делал без футбола? Заниматься было бы чем. Конечно, 15 лет, посвященные арбитражу, никогда не вычеркнешь и не сотрешь из памяти. В судействе есть хорошие моменты, есть очень плохие. Эта работа дает о себе знать. Мне хотелось и судить, и работать в клубе, и работать с ребятишками. С ребятишками работать буду, а вот о работе в клубе пока придется забыть. Я не имею права работать в футбольном клубе, будучи футбольным арбитром. Есть такой закон.

– Даже если он играет в первом дивизионе, а вы работаете на матчах премьер-лиги?

– Я официально не работаю в «Нижнем Новгороде». Все знают, что это клуб, который я создал на базе своей школы. Но работаю я в Нижегородской академии футбола, являюсь ее президентом и создателем, пытаюсь вырастить пацанов. А «Нижний Новгород» – флагман этой школы, на который ребятишки должны ориентироваться.

«Люди на улицах, директора заводов, губернаторы встречали и говорили теплые слова»

– Пока вы были без работы, очень многие поддерживали вас публично, наверное, еще больше – непублично. Чья поддержка оказалась наиболее неожиданной?

– Поддержка родных, близких и друзей чувствовалась всегда. Те люди, которые меня окружают, дорожат моей работой и тем, как я себя на ней чувствую. Неожиданная? Трудно сказать. Очень многие поддерживали, общались, звонили. Всем им я хочу сказать спасибо, я сейчас не имею права этих людей подвести. До конца сезона я должен оставаться в обойме в российских арбитров и достойно представлять свой город, своих друзей, свою семью. Когда я ездил на матчи «Нижнего Новгорода», люди встречали на улицах, подходили директора заводов, губернаторы и говорили теплые слова. Я понимал, что небезразличен людям, которые не знают меня как человека, а знают только как арбитра.

– В законодательном плане акция поддержки, которую вы оказали Гвардису, привела к результату? Вам дали инструктаж по поводу лимита на легионеров?

– Инструктаж дали – за это отвечать теперь будут и клубы, и арбитры. Хотя в международном законодательстве арбитры вообще не отвечают за иностранцев. Я не берусь это обсуждать в очередной раз, я уже говорил, что думаю. Тем не менее, мы должны держать под контролем количество иностранцев. Это не правило футбола, это регламент соревнований.

– Встречались ли вы за это время с Виталием Мутко?

– Нет, с Виталием Леонтьевичем мы не встречались. Никакого личного контакта у нас не было.

Клуб и полеты на Луну

– Через час взлетает ваш самолет во Владивосток. Вы летите поддержать «Нижний Новгород»?

– Да, команда играет с «Лучом», я хочу поддержать ребят. Со всеми у меня хорошие теплые отношения. Куда бы я к ним ни прилетал, они одерживали победы (на этот раз «Нижний Новгород» проиграл – Sports.ru). Футбол – игра, в которой не бывает мелочей. Я хочу прилететь к ним во Владивосток и своим примером показать: я тоже лечу 9 часов, ради того чтобы быть рядом с ними. Другого ресурса у меня сегодня нет. Только эмоциональный ресурс, дружеский… Огромных денег они не получают, но не все решают деньги. Нам удалось создать дружную команду. Есть свободные два-три дня – полечу к ним хоть во Владивосток, хоть на луну. Это то, что я создал два с половиной года назад. Тогда мы играли на первенстве области, а сейчас играем в первой лиге.

«Ради своего футбольного клуба я готов лететь хоть во Владивосток, хоть на Луну»

– Какое место в вашей жизни сейчас занимает «Нижний Новгород»?

– Футбольный клуб занимает немного времени. Основное – детская академия. С утра до вечера я на стадионе. Пишем программы, составляем планы, графики – все для того, чтобы улучшить работу школы и вырастить как можно больше молодежи.

– Вы говорили как-то, что ваша мечта – вырастить в Нижнем Новгороде игрока премьер-лиги. В вашей школе есть те, кто сможет заиграть там в ближайшее время?

– Есть. Практически в каждом возрасте есть ребята, которые являются кандидатами в юношеские сборные страны, а кто-то в них уже и играет. Все эти ребята в скором будущем станут играть в премьер-лиге.

– Директора чуть ли не всех футбольных школ России рассказывают, что прямо за воротами вьются агенты, которые переманивают футболистов в Москву. Вы тоже держите оборону?

– Пытаемся вести оборону, но это самая большая проблема, которая есть сейчас в российском футболе. Проблема людей, которые ничего для ребятишек не делают, хотят их готовыми собирать и делать на этом бабки. Это бич нашего футбола. Эти существа, по-другому назвать их не могу, ничего не вкладывают в детей, кроме ресторанов, обещаний машин и красивой жизни. Есть добросовестные агенты, которые помогают школам, командам, детским тренерам, но их можно пересчитать по пальцам. От остальных надо избавляться. Отсюда и идут запредельные зарплаты игроков и запредельные подъемные.

– В вас говорит человек, у которого уже уводили игроков?

– Много кого увели и много кого уведут. У нас нет законодательства, по которому можно удержать детей. Этим надо заниматься. Потому что иначе у таких, как я, руки опускаются, не хочется вкладывать душу, труд и деньги. Эти деньги не вернутся, а осядут в карманах агентов.

– Ваша школа партнерствует с Национальной академией футбола, ведь так?

– Да, мы в великолепных отношениях. Они много помогают моей школе, моей академии. В обучении тренеров, в консультации, в материальной базе. Я благодарен этим людям. С ними очень интересно работать. С помощью таких людей мы можем оздоровить наш футбол.

– Академия имени Коноплева работает по голландским лекалам. Вы не планируете пригласить земляков Хиддинка?

– Мы проговаривали с НАФ возможность приглашения к нам голландского специалиста. На сегодняшний день проект приостановлен, могу объяснить – почему. Потому что уровень зарплат моей академии отличается от зарплаты, которую просит голландец. Я на это не готов сегодня. Зарплату голландца НАФ готов был взять на себя, но разница между окладами иностранца и наших тренеров в сотни раз. Я не хочу вносить дискомфорт в тренерский штаб. Что до зарубежных методик, мы не стоим на месте, тесно общаемся с «Шахтером», другими клубами, пытаемся взять зарубежные методики и адаптировать их на нашу систему.

– «Нижний Новгород» прошел в первую лигу, заняв место тех, у кого на это не было денег. Все удивились. Неужели вам не было страшно?

– Я пригласил на должность президента одного из самых крупных бизнесменов нижегородской области – Алексея Гойхмана. Он депутат городской думы, я ходил за ним и уговаривал быть президентом. Я сам быть президентом не мог. Во-первых, потому что работаю арбитром действующим. Во-вторых, у меня нет политической хватки, чтобы многие моменты доводить до логического конца. Человек пришел с мыслью – идти вперед, иначе футбол ему не интересен. Так что если бы мы не пошли в первую лигу сейчас, значит, поставили бы задачу туда выйти уже в этом году. Вместе с мэром Нижнего Новгорода – почетным президентом клуба – мы обозначили минимальный бюджет, с которым можем здесь поиграть. И не жалеем. У нас самый маленький бюджет в первой лиге. Но у нас нет никаких задолженностей – ни перед футболистами, ни, скажем, перед авиакомпаниями, у нас все билеты проплачены уже до конца года. Кроме того, мы, наверное, единственный клуб в России, который уже перечислил футболистам зарплату за сентябрь.

«Такие агенты – самая большая проблема, которая есть сейчас в нашем футболе»

– Не рано?

– Не рано. Мы на пять дней задержали зарплату за август и решили компенсировать, перечислив зарплату еще и за сентябрь. Кому ни рассказываю – не верят. Но это на самом деле так.

– Какое участие вы принимаете в финансировании «Нижнего Новгорода»?

– Я сегодня его не финансирую совсем. Я поддерживаю только Нижегородскую академию, но частично. Большую часть ее финансирует город и поддерживает НАФ. Ну и я участвую своими деньгами.

– Кризис, которому несколько дней назад исполнился год, серьезно коснулся вашего бизнеса?

– Очень серьезно. У нас закрыли все игорные заведения. Кроме того, мой бизнес находится на территории Автозаводского района. Но градообразующее предприятие – ГАЗ – практически стоит, и на бизнесе это очень сказывается. Бизнес практически умер. Есть моменты, которые поддерживают на плаву. Но все равно большую часть бизнеса я вкладываю в академию.

– У вас ведь не весь бизнес был связан с игорными заведениями?

– Не весь. И с общепитом было связано. Но в районе, где я живу, бизнес стоит.

Подкорка и 17-я команда

– И последнее. О вас часто говорят как о неофициальном капитане команды судей. Вы сами себя им чувствуете?

– Нет, не чувствую, сразу могу сказать. Мы много говорим о 17-й команде, но сейчас такой команды нет. Команда – это когда один за всех и все за одного, а у нас каждый за себя. Я не хочу быть ее капитаном.

– Сейчас в судействе один скандал на другом. Не в том ли причина, что у судей нет своего лидера? Они чувствует себя беззащитными, неуверенными и постоянно ошибаются.

«Когда много говорится о судейских ошибках, в подсознании президентов, тренеров и игроков закладывается: нас убивают»

– Тема судейских скандалов во многом раздута. Всегда и везде есть полоса белая и черная – и в футболе, и в судействе. Методически ребята готовы, физически – тоже, хромает психология. Парадоксально, что молодые делают мало очевидных ошибок. В основном это делают опытные ребята. Что за этим стоит, мне тяжело сказать. У меня был период в жизни – 2005 год, – когда у меня были похожие моменты. Я не считаю, что тогда ошибся, но были гонения со стороны клубов. Когда много муссируется и говорится, в подсознания тренеров, президентов и игроков закладывается: нас убивают. Я хочу через ваш сайт обратиться к вашим же коллегам: не пытайтесь раздуть скандал на ровном месте. Увидели ошибку – попытайтесь найти оправдание арбитру. Он принимает решение в доли секунды. Вся остальная масса, посмотрев повторы и программы, начинает разбирать и домысливать. Не надо ничего домысливать. Среди судей в основном порядочные и интеллигентные люди, которые пытаются выполнять свою работу хорошо. Потому что работа публичная, высокооплачиваемая и интересная. Но не хотелось бы, чтобы ваш брат подхватывал и клевал человека. Сегодня склевали одного, а завтра туда ехать другому. Он выходит, и у него в подкорке сидит: я не должен сделать ошибку. А человек, который говорит себе, что не должен сделать ошибку, обязательно ее сделает.

Глава КФА Сергей Зуев – о возвращении Егорова:

– Надеюсь на скорейшее возвращение Игоря Егорова. Посмотрим его работу на матче первой лиги, и если он будет готов, то будем назначать его на ближайшие матчи премьер-лиги. В 21-м туре он не будет работать, а вот в 22–23-м Игорь, вероятнее всего, подключится к общей группе.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы