android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Александр Жулин: «Я не ханжа. Но работа тренера в Америке оплачивается гораздо лучше»

Призер Олимпийских игр, заслуженный тренер Александр Жулин дал эксклюзивное интервью Sports.ru – о провале фигуристов в Ванкувере и будущих медалях Сочи, своей зарплате в 40 тысяч рублей, неправильном пиаре Плющенко, техничных танцах, «Ледниковом периоде», а также объяснил, как его французская пара Натали Пешала – Фабьян Бурза прижилась в Москве, причем изначально в Текстильщиках.

Александр Жулин: «Я не ханжа. Но работа тренера в Америке оплачивается гораздо лучше»
Александр Жулин: «Я не ханжа. Но работа тренера в Америке оплачивается гораздо лучше»

И для Франции, и для России

- Министр спорта Виталий Мутко недавно заявил, что надо возвращать всех тренеров, работающих за рубежом. У вас другая ситуация. Вы живете в России и тренируете французскую пару Натали Пешала и Фабьян Бурза. Косо смотреть еще не начали? Не стали шептаться – мол, бросьте французов?

– Тут вопрос весьма неоднозначный. Я вот работаю с французами, которые при этом являются спарринг-партнерами для моей российской пары, чемпионов мира среди юниоров Елена Ильиных – Никита Кацалапов. Так что у российских спортсменов есть потрясающая возможность у них учиться. В общем, я не вижу никаких проблем. Так происходит везде. В Америку к специалистам приезжают фигуристы со всего мира – нормальное явление. Мне пока никто никаких претензий не высказывал, включая главу федерации Валентина Писеева.

«В Америку к специалистам приезжают фигуристы со всего мира – нормальное явление»

- Но могут высказать.

– Если и появятся такие вопросы, то я постараюсь все объяснить.

- Но вы вообще верите, что все сейчас начнут возвращаться. Вот вы тренируете чемпионов мира среди юниоров. Стали чувствовать, что и условия улучшились, и помощи стало больше?

– Отношение, конечно, поменялось, именно после того, как мои ребята стали чемпионами мира. Забота появилось, обещают льда побольше. Да, конечно, пока это только слова, но уверен, что это не разойдется с делами. Все это ведь решается на самом высоком уровне.

- Вот сейчас кто вам лед оплачивает?

– Кто-то оплачивает. Либо Москоспорт, либо министерство. Но оплата идет. Нет такого, чтобы я платил из своего кармана.

- Но, говорят, ваша зарплата в России, мягко говоря, невысокая. Однако вы никуда не уезжаете.

– Не уезжаю, потому что до определенного времени существовал «Ледниковый период». В общем, у меня есть возможность зарабатывать деньги иным способом, кроме тренерской деятельности. В последние три года это получалось. Если перестанет получаться, то я, конечно, буду думать о том, чтобы уехать. Дело в том, что с зарплатами, которые предлагают у нас, прожить в Москве тяжело.

40 тысяч рублей

- Совсем плохо?

– Вы поймите, я не ханжа, прекрасно понимаю, что есть люди, у которых доход даже меньше моего и они выживают, не жалуются. Но я привык к определенному уровню жизни. И, прожив 13 лет в Америке, понимаю, сколько стоит работа тренера. Там приличные гонорары.

«Я привык к определенному уровню жизни. И, прожив 13 лет в Америке, понимаю, сколько стоит работа тренера»

- Ваша зарплата тренера в Москве – 40 тысяч рублей. Правда?

– Да. Причем, знаете, чем плоха система? Вот у меня есть пара чемпионов мира. Она входит в сборную, и мне уже ни жарко, ни холодно от их результатов. Гораздо выгоднее взять другие пары, которые можно довести до национальной команды. Тогда заработок будет больше. Лучше иметь пять пар, которые занимают какие-то места, чем одну – чемпионов мира.

- Это всегда такая система была?

– Конечно. Я не критикую, все прекрасно понимаю. Учителям тяжело, пенсионерам. Всем, кроме футболистов и хоккеистов, но… Вот опять же говорят, что сейчас все тренеры будут возвращаться в Россию. Но они приедут сюда, если тут будут нормальные зарплаты. А если их не будет, то все уедут обратно, так как суммы просто несопоставимы. Хотя не исключаю, что все изменится. Правда, одно государство тут помочь неспособно. Без помощи олигархов, каких-то крупных структур ничего не изменится.

- А много людей надо возвращать в Россию?

– Я точное число назвать не могу, но такие люди есть. Например, в Детройте работают Марина Зуева и Игорь Шпильбанд. А у них первое и второе места на Олимпийских играх.

- У министерства спорта громадные планы. Вот уже начали говорить, что неплохо бы в Сочи завоевать четыре золотые медали в фигурном катании. На ваш взгляд, это реально?

– В жизни все реально. Вот вы слышали, что сказал новый футбольный руководитель? В 2018 году наша страна должна стать чемпионом мира. Это, по-вашему, реально?

- За восемь лет многое может измениться. В частности, этот футбольный руководитель уже тысячу раз может быть уволен. Но Сочи – близко.

– Говорить, конечно, легче, чем делать. Четыре золота… Я был бы счастлив, если бы Россия сумела бы добиться такого результата. Но практика показывает, что этого очень сложно добиться. Наш лучший результат был в Турине, когда Россия выиграла три золотые медали. Но тогда были все предпосылки для этого. За два года до этого все наши спортсмены становились чемпионами мира. Сейчас такого нет. И я не знаю, откуда это все может взяться. Хотя какие-то предпосылки есть. Вот Артем Бородулин занял 10 место. Это неплохо. Девочки появляются хорошие. Моя пара в танцах на льду сейчас сильнейшая в мире по юниорам. В общем, ничего нереального нет.

Другие танцы

- Майя Усова в одном из интервью заявила, что надо лет 15-18, чтобы вырастить чемпионскую пару с нуля. Это так?

– Да вряд ли. Если только с нуля… Но вообще на данном этапе нужно как раз четыре года, а, может быть, пять лет, чтобы подготовить олимпийских чемпионов. И потом бывает и такое, когда появляются сразу два гениальных фигуриста, какими были Алексей Ягудин и Евгений Плющенко. Они выступали в одно время. В одно время жили Пушкин и Тургенев. Так получалось. Все зависит от земли русской, вдруг появятся новые гении. Но, по большому счету, все прогнозы можно делать года за два до Олимпийских игр.

«Раньше танцы на льду были более театрализованными, более артистичными, чем сейчас»

- Даже люди, которые не очень интересуются фигурном катании, а скорее слышат о нем во время крупных турниров, знают, что танцы на льду переживают кризис. Это правда или слухи?

– Правда. Но я к этому уже привык. И давно говорю, что происходят изменения, которые могут нравиться или нет. Но все начинают адаптироваться.

- Так что поменялось?

– Раньше танцы на льду были более театрализованными, более артистичными, чем сейчас.

- А какие они сейчас?

– Все становится более технично. Упор идет на технику. Мне, например, было интереснее раньше, места для творчества было больше. Но я не собираюсь ворчать по этому поводу. Привыкнем и к новой системе, ведь человек ко всему может приспособиться. Но танцы пострадали. Придумали вот систему уровней.

Обязательно нужно включать дорожки – все вот, например, ездят на одной ноге. Можно эти дорожки сделать гораздо интереснее. Мне не нравится, как это смотрится со стороны. Поддержки стали более планированными. Вот придумал кто-то поддержку, которая идет на уровень. Но другой паре уже и изобретать ничего не надо. Зачем? Сделал такую же поддержку – и ты в шоколаде. Программы стали похожими друг на друга. Конечно, существуют гениальные пары, которые и при новой системе смотрятся нормально.

Плющенко ведет себя неправильно

- А вот чемпионка мира Мария Бутырская говорит, что танцы на льду надо вообще запретить. И ее немного нервирует, когда кто-то говорит о танцах на льду. Скажите, почему у представителей одного вида спорта такие разногласия?

– Да я думаю, что это просто Маша так думает. Вот и все. Нет такого, что все фигуристы считают танцы на льду плохим видом. Но у меня есть объяснение, почему одиночницы могут не любить танцы.

«Нет такого, что все фигуристы считают танцы на льду плохим видом»

- Расскажите.

– Да просто одиночное катание у женщин проходит после соревнований танцоров. Все нужные страны медали получили, а российские танцоры всегда получали высшие награды. Девочкам же ничего не оставалось. Но это моя версия. Не исключено, что Маша считает, что танцы – не спорт. Но если бы она сама занялась, то поняла бы, как тут все серьезно.

- В федерации фигурного катания грядут серьезные изменения. При всех недостатках Валентина Писеева, ему в вину ставят одну странную вещь. Дескать, он не ходит и не защищает спортсменов на соревнованиях. Не говорит судьям, какие баллы ставить, не работает с ними. Есть ощущение, что про такие вещи могут говорить только в России.

– Если разбираться в причинах провала на Олимпиаде в Ванкувере, то я бы вообще не стал поднимать тему судейства. Так все совпало. Прошла смена поколений и новое пока не готово стать лучшим. Вот взять Плющенко. Он проиграл полтора балла. Если бы Евгений прыгнул еще один двойной ритбергер, то победил бы. Но ему тяжело было возвращаться. Новая система поощряет тех, кто здорово вращается. Четверные прыжки стоят не так дорого, как должны. И он стал жертвой системы.

- Вот дайте ответ на простой вопрос: Плющенко проиграл по справедливости или из-за судейства?

– Если бы я судил, то поставил бы оценку выше. Сам был одиночником, представляю, что такое четверной прыжок. Это совершенно другая планета. Но четвертной сейчас стоит именно столько, сколько стоит. И новая система судейства позволила победить именно Эвану Лайсачеку. Вращается он, например, здорово. И все его баллы за чистоту катания «съели» баллы за четверной Плющенко. У Евгения вращение медленнее, скорость не та, во вращении он чуть-чуть проиграл. И получилось, что по нынешней системе надо развивать не сложность, а…

- Механику?

– Неправильное слово. Скорее, аккуратность. Все должно быть красиво. Прыжки отошли на второй план, а такого, на мой взгляд, быть не должно. Но… По нынешней системе Эван победил. По старой выиграл бы Евгений.

- Не кажется ли вам, что шоу, устроенное Плющенко после поражения, его не красит. Все эти платиновые медали, странные сообщения на персональном сайте, истерика у президента страны.

– Евгений построил совершенно неправильный пиар. Мне кажется, что если бы после Олимпиады он сказал простые слова – например, мне очень обидно, но победил именно Лайсачек, то он бы выиграл от этого гораздо больше. Вся бы страна его на руках носила. Это скромно, по-мужски, достойно. А нынешняя ситуация, конечно, некрасивая.

Текстильщики для французов

- Расскажите про ваших французов. Они ведь совершенно не говорят по-русски, хотя живут в Москве.

– Кстати, уже начинают говорить. Что-то пытаются ответить.

«Пешала и Бурза вообще очень нормальные, коммуникабельные ребята»

- Они, правда, жили в каком-то районе, где по вечерам лучше на улицу не выходить?

– Было время, когда они жили в районе Текстильщики. Но это связано с тем, что мы тренировались на улице Талалихина. Сейчас же переехали на Ходынское поле и ребята снимают жилье в районе метро «Динамо».

- После Текстильщик – нынешнее место рай. Французы не были в шоке от увиденного?

– Да нет, все было в порядке. Они вообще очень нормальные, коммуникабельные ребята. Все отлично воспринимали.

- Натали – очень красивая девушка. Ее красота не мешает спорту?

– Это как?

- Богатые ухажеры, светская жизнь, красивые машины, дорогие рестораны. Какой смысл идти на лед и мучиться там…

– Нет-нет, она очень сконцентрирована на спорте. У нее есть бойфренд, чемпион Европы Томаш Вернер из Чехии. Он часто приезжает в Москву, они прекрасно ладят. Натали очень амбициозна. К ней нет никаких претензий.

– Москва ее не испортила?

– Ее и Франция не испортила, куда уж Москве.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы