android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

«Обыграть российских фигуристов – идея-фикс». Зачем Иван Бариев взял фамилию Ригини и выступает за Италию

Фигурист Иван Бариев уже год как выступает под фамилией матери Ригини и представляет Италию. За несколько недель до начала сезона 23-летний спортсмен покинул группу Олега Васильева и неожиданно уехал тренироваться в немецкий Оберстдорф к наставнику Каролины Костнер – Михаэлю Хуту.

Бариев-Ригини – уже настоящий итальянец. Он дебютировал за новую страну на чемпионате мира-2014, а теперь мечтает победить россиян на Европе.

- Почему ты так резко сменил тренера?

– Честно говоря, это получилось очень неожиданно и для меня самого. Когда я приехал домой, у меня начались некоторые проблемы с местом для тренировок. Времени ждать не было, поэтому пришлось вынужденно сменить тренера. «Небельхорн Трофи», конечно, не самый важный старт для меня, но нужно было готовиться, проверять себя, а ведь до этого турнира я месяц фактически ничего не делал и толком не тренировался. Когда приехал сюда, за две недели получил ударную дозу информации. Мне очень нравится у Майкла (Михаэль Хут – прим. Sports.ru), а с Олегом Кимовичем мы разошлись на позитивной ноте, поскольку этот разрыв был вынужденным. Обошлось без каких-либо проблем.

- Были предположения, что одна из причин разрыва – Васильев больше внимания уделял паре Базарова-Депутат.

– Не без этого, конечно, но основной причиной стал все-таки тот факт, что негде было кататься. Для Веры и Андрея, возможно, лед и находился, но мне приходилось посложнее, я теперь официально не русский, хотя многие меня знают и любят. Но у всех свои правила, и им нужно следовать. А я не люблю следовать правилам, поэтому мне пришлось следовать за своим инстинктом.

- А не сложно было после Москвы и Питера переехать в Оберстдорф – городок с населением в десять тысяч человек?

– Сложно, очень сложно. Пока я еще с ума не сошел, но скоро, наверное, буду к этому близок. Для работы, я считаю, здесь лучшие условия, какие только могут быть. Ну, не схожу я в клубы, не попаду в кинотеатры, ничего страшного. Здесь у меня тоже есть друзья, есть новые ребята, с которыми я познакомился. В тридцати минутах езды находится город Кемптен, в котором все есть. Может быть, еще начну немецкий учить параллельно.

- На этот старт тебя выводил Антон Ковалевский. А где остался основной тренер?

– Основной тренер уехал в Таллинн на юниорский этап Гран-при. Там выступают два его спортсмена. Антон, как мой второй тренер, выводил меня на этот старт. Повторюсь, этот турнир был далеко не самым важным, и выводы здесь могут быть только одни: надо работать, и работать больше, потому что с Майклом мы только втянулись в тренировочный процесс: программы новые, короткая вообще была поставлена буквально перед приездом.

- А кто ставил короткую?

– Я сам. У меня было очень много проблем в Москве, буквально до такой степени, что просто не с кем было поставить программу, поэтому пришлось делать это самому на скорую руку или, скорее, ногу. Над ней, конечно, еще много нужно работать. Сюда я приехал абсолютно неподготовленным, но то, что надо было, показал. Правда, немного травмировался перед соревнованиями.

- Что случилось?

– Слишком усердно тренировал четверной и подвернул ногу во время одной из попыток. Вообще думал сначала сняться с произвольной, но потом решил проверить себя, свои бойцовские качества.

- Травма не скажется по ходу сезона? Может, лучше все-таки пропустить первый старт, чтобы потом откатать все старты?

– Не скажется. Сейчас главное – подготовиться к этапам Гран-при, а к ним я подготовлюсь. В этом я уверен, потому что здесь все идет по плану, работа идет правильно, у меня нет никаких сомнений. Четверной я запрыгал, аксель восстановил, осталось только соединить все воедино.

– Ты сам сказал, что «официально уже не русский». Насколько при этом важно обойти именно российских фигуристов? Есть такая цель?

– Конечно. Мы все очень хорошие друзья, но я и когда за Россию катался, хотел всех обойти. Сейчас это некая идея-фикс. Я даже не буду этого скрывать: я видел лица людей из российской федерации во время моего выступления на чемпионате мира. Кто-то за меня радовался, да, но также было очевидно, что они расстроены.

– Расстроены, что тебя упустили?

– Возможно. Ну, они ошиблись, я ошибся, с кем не бывает. Надо идти дальше. Сейчас моя главная цель – минимум пятерка чемпионата Европы, а значит, борьба в первую очередь с российскими фигуристами, потому что с Хавьером Фернандесом еще пока сложно посоперничать, а вот с Михалом Бржезиной и с русскими ребятами – это как раз то, что надо. Работать для этого я буду очень усердно.

– В прошлом сезоне ты выиграл чемпионат Италии, но на Олимпиаду по каким-то неясным правилам отправили человека, скажем так, не очень умеющего кататься...

– Да, так получилось. Решение принималось по результатам произвольной программы на национальном чемпионате, на котором я вообще выступал больным. Но правила есть правила, хотя в итоге сама же федерация не хотела им следовать и предпочла бы отправить на Олимпиаду меня, но оппонент был готов подать иск в суд. Дело дошло до очень жесткой ситуации, в которую я вообще не лез, в судейских делах ничего не понимаю. В принципе, после Игр в Сочи федерация уже фактически не имела права оставить меня без чемпионата мира, так как все спортсмены были очень недовольны, ведь на Олимпиаде они проиграли бронзовую медаль в командном первенстве. До прокатов мужчин-одиночников Италия шла на третьем месте.

– А потом были соревнования среди мужчин...

– Кстати, что самое интересное, итальянский участник Олимпийских игр после этого закончил карьеру. Теперь он катается в шоу на корабле. А меня тогда отправили в Москву вместо Сочи: сказали, что нужно развеяться. Я усердно готовился к Олимпиаде, очень хотел там выступить, поэтому, конечно, было тяжело пережить эту ситуацию. К счастью, на чемпионате мира все получилось.

– Легко перенастроился на мир после такого разочарования?

– Голова была забита проблемами. На чемпионат мира я поехал, не катавшись до этого неделю, потому что дернул плечо. Я даже ругался из-за этого с Олегом Кимовичем, и мы только в Японии начали что-то делать, но на самом прокате, к счастью, собрался. Предыдущий сезон вообще получился очень сложный. Что самое интересное, итальянцы вообще сначала не знали, что есть такой человек как я, Иван Ригини. Я поехал в итальянский тур, в шоу, и очень многие люди спрашивали, что это за молодой человек, а потом удивлялись ответу: «Чемпион Италии». Рискну предположить, что даже в самой федерации не все были в курсе. Спасибо, что сейчас все стало спокойнее. Я приехал в Оберстдорф, я знаю свое дело, мне все нравится, тренеру тоже, и мы можем работать как одна команда.

– То есть, ты уже точно решил обосноваться здесь, в Оберстдорфе?

– Да, я переехал. Переехал в деревню.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы