android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Томаш Сикора: «Всегда плохо стреляю при сильном ветре»

Лидер Кубка мира Томаш Сикора в интервью польской Gazeta Wyborcza объяснил, почему не считает себя фаворитом в борьбе за Большой Хрустальный глобус, отдал предпочтение Бьорндалену, который не знает усталости, вспомнил счастливую трассу в Ханты-Мансийске и подробно описал философию стрельбы в биатлоне.

Томаш Сикора: «Всегда плохо стреляю при сильном ветре»
Томаш Сикора: «Всегда плохо стреляю при сильном ветре»

– Как это вы умудрились простудиться?

– Усталость организма. После чемпионата мира в Корее я в течение 32 часов находился в поездках, там и подцепил вирус. Почти неделю не мог нормально тренироваться. Уделял внимание только лыжной подготовке.

«Я обеспокоен тем, что после чемпионата мира был такой длинный перерыв. Практически у меня не было нормальных условий для хорошей подготовки»

– Болезнь отразится на физической форме?

– Надеюсь, что нет. Остались только насморк и кашель. В последнее время чувствую себя лучше. Я обеспокоен тем, что после чемпионата мира был такой длинный перерыв. Практически у меня не было нормальных условий для хорошей подготовки. Надеюсь, что болезнь не повлияла на мою форму. Хотя не уверен, что скорость осталась прежней.

– Вы летите в Канаду за три дня до начала седьмого этапа Кубка мира. Норвежцы в Ванкувере уже десять дней. Не боитесь, что ошибетесь со сроками акклиматизации?

– Мы с моим тренером Романом Бондаруком решили, что так будет лучше. Мы не хотим полностью акклиматизироваться в Канаде. Потому что через несколько дней уже уезжаем. В Ванкувере будет только два индивидуальных старта, в Норвегии – три. Старты в Европе важнее.

У тех же норвежцев могут быть проблемы, так как разница во времени между Европой и Канадой восемь часов, а после Тронхейма надо лететь в Ханты-Мансийск. В сумме у норвежцев получится аж 12 часов разницы во времени.

Думаю, что наш замысел гораздо лучше. В Канаду полетел бы в любом случае, даже бы если из-за болезни не смог стартовать. Я хочу ознакомиться с олимпийскими трассами, на которых через год предстоит выступать.

– Оле-Эйнар Бьорндален выиграл четыре золотые медали на чемпионате мира, побил «вечный» рекорд Ингемара Стенмарка по количеству побед на этапах Кубка мира. Как считаете, хватит ли ему сил на последние старты сезона?

– Оле очень хочет получить еще один Хрустальный глобус. На последних трех этапах никто не позволит себе расслабиться. Более важных соревнований в этом сезоне попросту не осталось. Никто не будет экономить силы. Все будут бороться на максимуме своих возможностей.

– По силам ли выиграть у Бьорндалена?

– Будет сложно. Практически я больше не являюсь лидером Кубка мира. Чтобы победить, я должен опережать Бьорндалена, показывать свои лучшие результаты. Но не все помнят, что по окончании сезона вычитаются три худших результата. И это на пользу Бьорндалену. Норвежец в общей сложности не стартовал три раза в этом сезоне и поэтому не лишится очков. Я же потеряю немало. (73 очка на данный момент – прим. Sports.ru) Ситуацию не такая уж оптимистичная, но я буду бороться до конца.

– Какую стратегию для себя выбрали? Возможно, пропустите какие-то гонки?

– Возможно, что я не побегу в эстафетах. Но будем ориентироваться по ситуации. Посмотрю, как буду себя чувствовать.

– Что скажете о трассах в Канаде, Норвегии и России? Они счастливые для вас?

– Есть одна существенная проблема: я знаком только с трассой в Ханты-Мансийске. Она подходит мне, предыдущем сезоне я там выиграл масс-старт. О Ванкувере и Тронхейме не могу ничего сказать. В Норвегии раньше этап Кубка мира проходил в Холлменколлене. Сейчас же там ремонтируют трассу.

– Как оцените свое выступление на чемпионате мира? Медалей вы так и не выиграли…

– Не буду себя обманывать: на чемпионате мира выступил слабо. Думаю, что ключевым соревнованием стал спринт, где мы ошибочно решили стартовать в первой группе. Позже условия на дистанции были заметно лучше. Мне было тяжело бежать, и это отразилось на стрельбе.

Я всегда плохо стреляю в тяжелых условиях, при сильном ветре. В Корее постоянно было ветрено. Я отношусь к той группе биатлонистов, у которых высокий показатель стрельбы бывает только в идеальных условиях.

«У тех, кто занимается стрельбой, есть много времени на прицеливание и концентрацию. Мне надо поразить пять мишеней за несколько секунд»

– Может вам стоит привлечь к своим тренировкам дополнительного тренера по стрельбе?

– Пожалуй, я не соглашусь с вами. Стрельба в биатлоне и стрельба как отдельный вид спорта – это две совершенно разные дисциплины. У нас стреляют на фоне общей усталости организма. На огневом рубеже сначала необходимо привести в порядок пульс, а потом быстро и точно стрелять. У тех, кто занимается стрельбой, есть много времени на прицеливание и концентрацию. Мне надо поразить пять мишеней за несколько секунд. А у стрелков всего одна мишень, и им надо попасть в десятку. Нам же хватит и восьмерки. Разница огромная.

– Когда начинаете стрелять хуже, чем обычно, понимаете, в чем проблемы?

– Сейчас я стреляю гораздо хуже, чем бегаю. Это целая философия. Быстрый бег заменяет точность на огневых рубежах. Возможно, я не могу стрелять безупречно. У Бьорндалена несколько лет назад были также проблемы на огневых рубежах, хотя он был одним из лидеров в биатлоне.

– Вы ничего не можете сделать с этим?

– Возможно, со временем я натренирую стрельбу при таком хорошем ходе.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы