Загрузить фотографиюОчиститьИскать

На дне пропасти

Падение ЦСКА в этом сезоне вроде бы достигло логического завершения. Разгром от «Спартака» и обстоятельства, ему сопутствующие, поставили точку под огромным вопросительным знаком, символизирующим действия красно-синих.

На дне пропасти
На дне пропасти

Поверхностное сравнение трех лиц – обоих тренеров и арбитра – говорило о подтексте центрального матча тура лучше любого превью. На фоне напряженного Шерфа, под которым буквально качалось кресло, и зажатого после последних коллапсов команды Шакулина Владимир Охрименко выглядел образцом безмятежности.

Притягивающая взоры троица, впрочем, почти сразу ушла в тень с началом игры, которая мгновенно преподнесла очередные сюрпризы. Перед матчем все говорили о проблемах ЦСКА с составом, травмах и том, как именно будет выглядеть оставляющий в последнее время гнетущее впечатление коллектив в Санкт-Петербурге, но первая половина резко сменила акценты восприятия, заставив задуматься – как же так получилось, что «Спартак» брал подменяющего разыгрывающего защитного плана, а обрел основного плеймейкера, доминирующего в нападении.

Патрик Беверли посвятил первые двадцать минут собственному бенефису в качестве основного первого номера

Патрик Беверли посвятил первые двадцать минут собственному бенефису в качестве основного первого номера. Американец не стал адаптироваться в команде, он заставил ее привыкать к своему стилю. Беверли мгновенно улетал в быстрые прорывы и разыгрывал их гроссмейстерски. В его действиях наблюдался удивительный баланс между индивидуальной агрессией и желанием играть в пас. «Малыш» разозлил Гордона, влепив через него сверху, три раза нашел Понкрашова на дуге (и тот ни разу товарища не подвел), несколько раз дотащил мяч до «больших». Он не то что бы передерживал мяч, но делал всего понемногу и, конечно, полностью определял не только комбинационные действия команды, но и эмоциональный заряд. Завершалась первая половина тем, что бьющий себя в грудь после каждого удачного действия, яростно вопящий и не приемлющий возражений в своей правоте Беверли настолько надоел Гордону, что тот решил провести с ним воспитательную беседу. Страстные поцелуи были пресечены партнерами, но градус еще подрос, и уже по инерции спустя мгновенья «Спартак» активно пошел на штурм судейского столика.

Красно-белые превосходили гостей не только в эмоциях, но и действовали более тактически грамотно. Они на голову сильнее соперника выглядели на подборе, собрав на чужом щите внушительное количество отскоков, методично заигрывали «больших» (Попович сразу же «посадил» Соколова на фолы, усугубив армейские проблемы), сочетали давление под щитом с угрозой с периметра. Только вот одно «но». Несмотря на то, что ЦСКА остался верным своим проблемам, а «Спартак» выглядел очень слаженно, оторваться у хозяев не получалось, и рев Шерфа у боковой останется главным впечатлением болельщиков по итогам встречи. Нападение армейцев не смотрелось, но класс команды остается вещью неоспоримой – за счет индивидуальной игры Шишкаускаса и Гордона красно-синие, превратившись в стритбольную команду, держались на плаву до четвертой четверти.

Это выглядело, пожалуй, главным парадоксом встречи. После первой четверти Шерф кричал, что мячи Шишкаускаса (выйдя в середине отрезка, литовец набрал 6 очков) были совсем необязательными. В конце второй тренер едва не рвал волосы на голове, опустившись на колено в отчаянии, когда Гордон получил право на три штрафных броска. Третью четверть команда также заканчивала под крик специалиста, выговаривающего своим за то, что они не могут помешать проходам армейцев под щит. При этом гости играли в очень странный баскетбол – без «больших», без особенного движения в зоне, без отрывов, без каких-то внятных комбинаций, с упором на броски со средней и дальней дистанции, а также дриблерские качества «крайних». В итоге серия трехочковых попаданий, которая сложилась после довольно спонтанных бросков Шведа, Смодиша и Забелина, и решение Шерфа дать Беверли отдохнуть во второй половине после всех сражений и 3-го замечания привели к тому, что под конец третьей четверти при полном преимуществе одной из сторон счет оставался равным (56:56).

Воронцевич напутствовал сражающихся под щитом партнеров зычным призывом «Стоять, %?*;%»

Правда, такое напряжение и высокий градус соперничества в итоге обернулись громким пшиком. Соперники продолжали бороться: после того как Колесников обокрал Шишкаускаса и убежал в отрыв, но заработал на литовце фол в нападении, Беверли и Антич устроили ему настоящую головомойку, Воронцевич напутствовал сражающихся под щитом партнеров зычным призывом «Стоять, %?*;%», а оба тренера вновь привлекли к себе внимание, нервно разгуливая по боковой. Но тут все закончилось одним махом – быстрое движение, захват, подсечка, стремительно удаляющийся потолок и неприятный удар затылком о мат. Пока армейцы старались играть каждый сам по себе, хозяева выдвинули на авансцену лидера, и Генри Домеркант, забивая со всех позиций, принялся работать над тем, чтобы статистика встречи как можно точнее отражала происходящее.

В качестве лучшей иллюстрации можно предложить эпизод с запоздалым тайм-аутом, который взял Шакулин, когда уже все было по сути потеряно: он долго смотрел на игроков молча, потом попросил стоящего Забелина занять место сидящего Курбанова.

– В баскетбол играют 40 минут. Мы не выдержали до конца, – объяснил он после игры.

Спартак Санкт-Петербург – ЦСКА Москва – 89:71 (21:17, 22:22, 18:19, 28:13)

СПАРТАК САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: Домеркант (23), Понкрашов (16), Беверли (16 + 8 передач), Попович (13), Зозулин (0) – старт; Антич (13 + 9 подборов), Колесников (6), Дячок (2), Корчагин (0), Котишевский (0), Драгович (0), Зупан (0).

ЦСКА МОСКВА: Гордон (16 + 6 потерь), Лэнгдон (5), Быков (4), Воронцевич (2), Соколов (2) – старт; Шишкаускас (19 + 5 потерь), Швед (8), Забелин (8), Смодиш (7), Курбанов (0).

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы