Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Глен Райс: «Всегда понимал: если кто-то и сможет сравняться с Джорданом, то только Кобе»

Глен Райс приехал в Россию в рамках совместного проекта НБА и СИБУР. 11 декабря он примет участие в открытии обновленного спортивного зала в спорткомплексе «Юпитер» в Томске.

Чемпион НБА в составе «Лейкерс» – о Стефе Карри, стычке с Майклом Джорданом и главных конфликтах карьеры.

ММА

- После завершения карьеры вы работали промоутером ММА. Как вы к этому пришли?

– У меня были друзья, которые занимались смешанные единоборствами. И я подумал: вот я сижу, ничего не делаю, а это для меня возможность хоть чем-то заняться. А потом понимаете, в детстве у нас была возможность показать себя, проявить свои таланты в лагерях, на уоркаутах с тренерами и так далее. Это была наша сцена. И вот мне показалось, что будет здорово, если у них будет такая же сцена, где они могут показать себя перед людьми из UFC. Так что для меня это в том числе была возможность помочь друзьям, сделать так, чтобы их увидели.

И это было здорово. Штука в том, что бойцы ММА – совсем не те, кем мы их все считаем. Все как-то думают, что если эти люди дерутся на ринге, то они какие-то бандиты, головорезы, что-то с ними не так. Но ничего подобного. И мне очень нравилось с ними работать – слышать разные истории, давать людям шанс, давать людям возможность ответить скептикам. Их вполне можно сравнить с баскетболистами. Они были столь же страстно преданы своему делу – просто мы любили играть в баскетбол, а они любят драться. Цель у нас одна – стать чемпионами.

- Можете оценить бойцовские таланты Мэтта Барнса и Джеймса Джонсона?

– Они мне нравятся как баскетболисты, хорошие ребята, делают для своих команд то, что нужно. Бои – это возможность выплеснуть свою энергию, воплотить ее на состязательном уровне. И в их случае это воплощается в баскетболе: вы знаете, что нужно сделать, чтобы выйти на площадку и выполнить свою работу.

Новая НБА

- Как вы относитесь к изменениям в НБА? Вы же, с одной стороны, снайпер и комфортно себя бы чувствовали в баскетболе трехочковых, с другой стороны, вы играли жестко…

– Я бы не стал говорить, что баскетбол стал игрой неженок. Просто сейчас баскетбол принципиально иной. Когда я играл, то все было гораздо медленнее, и из-за этого вы могли играть жестче, цепляться, толкаться… Сейчас же темп сумасшедший, и игра очень быстрая. И при таком неистовом движении гораздо сложнее играть в жесткой силовой манере. Именно поэтому, например, у «Мемфиса» часто возникают проблемы. Если посмотреть на их команду, то они напоминают вам коллективы 90-х, когда любили порубиться под щитами, плотно прихватить в защите, играть на грани фола. Но сейчас очень сложно побеждать, оставаться на высоком уровне и выиграть титул, если вы пытаетесь так действовать, а против вас выходит быстрая команда.

- Все плачутся, что сейчас игроки дружат друг с другом, и это вредит баскетболу. Согласны?

– Совершенно не согласен. Это наоборот здорово, что все дружат. Но затем они надевают форму, зашнуровывают кроссовки и выходят сражаться. Здесь нет противоречия. Нет ничего плохого в том, что за пределами площадки они сохраняют хорошие отношения. Так и должно быть. Это наоборот показывает, насколько зрелые эти парни. Они симпатизируют друг другу, поддерживают друг друга, но при этом пытаются обыграть друг друга.

То же самое было и раньше. Вы правы – мы чуть не подрались как-то с Майклом Джорданом, и при этом он страстно болел за меня во время Матча всех звезд. Никакого противоречия: когда мы выходили на площадку, когда мы выходили драться, мы понимали, что нужно делать все, что победить в тот момент; за пределами мы пожимаем друг другу руки, мы – друзья.

Майкл Джордан

- Что было самым удивительным в Джордане?

– Что было самым удивительным в Джордане? Да вы мне скажите, что в нем было неудивительного!

Для меня это абсолютно лучший игрок в истории. Человек, который был исключительным на обеих сторонах площадки. Его невозможно было не уважать. Человек с большой буквы.

Наверное, самым запоминающимся моим столкновением с ним был как раз тот момент, когда мы едва не подрались. Но в этом не было такого драматизма, как все думают: мы оставались друзьями и в тот момент, это была скорее такая веселуха, чтобы подзадорить друг друга. Он мне сказал, чтобы я перестал распускать руки, я ему тоже сказал пару ласковых. Ну, получили мы по техническому и разошлись довольные друг другом.

Шак и Кобе

- Лучший из ваших партнеров?

– Не могу выбрать лучшего из своих партнеров. Я же играл с Шаком и Кобе, будущими членами Зала славы. Они оба лучшие, но играли на разных позициях. Не могу выбрать одного и пропустить другого. Я так говорю, потому что это люди, благодаря которым я получил свой чемпионский перстень. (Если оставить в скобках Фила Джексона). Кобе был беспощаден, Шак доминировал.

Было ли понятно, что все завершится конфликтом между ними? Нет. Мы знали лишь, что они оба ненавидят проигрывать, хотят быть лучшими, хотят побеждать любой ценой. При этом у них были собственные точки зрения на то, как именно должна играть и должна побеждать команда. Хотя опять же именно Фил Джексон был основным составляющим нашего успеха. Но ничего такого глобального в то время не просматривалось: были моменты (и у Кобе с Шаком, и у меня), когда у нас были внутренние столкновения с одноклубниками, но это нормально и такие вещи лишь подчеркивают общую сплоченность.

- Самый веселый из ваших партнеров?

– Сложно выбрать между Шаком и Джоном Салли – нечасто видишь «больших», которые любят придумывать всякие приколы и веселиться. Но скорее Шак. Шак – это самый большой ребенок из всех, веселый, шутник, с ним никогда не было скучно. Это видно и сейчас, он практически не изменился, ему за 40, а он все также дурачится. Здесь даже дело не в том, что он делал, а в том, что говорил. Но вот это я вам не могу повторить, это не очень прилично. Он настоящий комик. Он придумывал такие штуки, что ты постоянно думал: как он вообще до такого додумался?!

- Вы были в похожей ситуации. Насколько вас расстраивает то, что происходит сейчас с Кобе Брайантом?

– Не особенно расстроен из-за сегодняшней формы Кобе Брайанта, из-за того, что он играет плохо. Если вы расстроены, то должны просто понять, через что ему приходится проходить. Он был одним из лучших в баскетболе, но в последние годы его добили травмы, и теперь он вынужден уходить. Играет ли он «ужасно»? Понятно, что этот баскетбол очень отличается от лучших образцов Кобе Брайанта. В то же время мы впервые видим Кобе в таком возрасте, с такими травмами, в 20-м сезоне. Понятно, что у него не получается, но я бы не стал расстраиваться. Меня расстраивает скорее игра «Лейкерс» и то, через что проходит Кобе. Я ему симпатизирую и переживаю за него. Это человек, который побеждал на протяжении всей карьеры, человек, который доминировал в баскетболе. И вот видеть, как его команда не побеждает, видеть, через что проходят «Лейкерс», вот это обидно.

Я бы не сказал, что в свое время отдача Кобе на тренировках, его трудолюбие меня как-то удивили. Всегда понимал, что он идет по пятам Майкла. И он выкладывался, делал все, чтобы приблизиться к этому идеалу. Я знал все об этом еще до того, как приехал в «Лейкерс». Но, конечно, когда увидел это своими глазами, то был очень впечатлен. Сразу же решил: если кто-то и сможет сравняться с Джорданом, то это вот этот парень. Никогда не видел, чтобы кто-то так работал. Это было просто нереально. Именно поэтому он заканчивает в статусе одного из лучших в истории».

Забытые конфликты

- Вы остались в истории как один из самых недовольных чемпионов. Оглядываясь назад, вы бы стали что-то менять в отношениях с Филом Джексоном и всей той полускандальной ситуации? (Райс по ходу всего сезона-1999/2000 выражал недовольство по поводу своей роли в команде, а во время финальной серии его жена заявила, что на месте супруга поступила бы с Филом Джексоном так же, как Летрелл Спрюэлл с Пи Джей Карлесимо – прим. ред.)

– Да нет… Честно говоря, я не понимаю, почему у всех сложилось такое мнение. Меня неправильно поняли. Как можно быть чемпионом и не радоваться этому?! Я все еще пытаюсь понять, в чем все увидели конфликт между мной и Филом Джексоном. Естественно, в начале сезона он сказал, что хотел бы видеть в своей команде Скотти Пиппена. Но я нормально это воспринял: что в этом такого? Я бы тоже хотел видеть в своей команде Скотти Пиппена. Он знал треугольное нападение. Здесь не было никакого неуважения по отношению ко мне, он просто говорил о человеке, в котором был уверен, с которым побеждал, который понимал систему нападения. Я тогда не знал треугольного нападения. Это все понятно. Но в итоге я всему научился, мы нашли общий язык и взяли титул. Нет ничего, чем я мог бы быть недоволен.

- В свое время Пэт Райли довел вас до слез, когда обещал не менять вас и обменял на следующий же день. Как вы смогли сохранить с ним хорошие отношения после такого?

– Просто какого-то большого конфликта никогда не было, все было в норме… В итоге вы всегда приходите к понимаю того, что это просто бизнес. Это было тяжело, в самом начале моей карьеры, но я понял, что это бизнес. Я очень уважаю Пэта Райли.

- Пять ваших любимых игроков в современной НБА.

– Стеф Карри. Знал его с детства и никогда бы не подумал, что он станет лучшим игроком лиги. То есть я понимал, что у него может быть возможность попасть в НБА и вырасти в отличного снайпера. Но то, что он делает сейчас – я очень горд этим, никогда и помыслить такого нельзя было. Очень рад за его семью. Он делает то, что никто никогда не делал. Особенно если учесть, что он разыгрывающий. Он останется в истории лучшим снайпером.

Кевин Дюрэнт. Игрок, который обладает таким ростом, такими габаритами и может делать все.

Леброн Джеймс, без вопросов. Делает любую команду претендентом на титул.

Энтони Дэвис. Очень молодой талант. Невероятный и в защите, и в атаке. Может и бросать, и играть в посте. Когда-нибудь он будет доминировать в НБА.

И надо отдать должное и старичкам. Дуэйн Уэйд, «Вспышка», вот мой игрок, человек, который отдает всего себя без остатка.

«Лейкерс»-2000. Где они сейчас

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы