Блог Фиеста

Интервью судьи Матюнина: подарок от Кришито после прощального матча, та самая история с Халком и детектором лжи

Когда был молодым, показал карточку Тихонову-игроку.

Судья ФИФА Алексей Матюнин дал большое интервью ютуб-каналу «Маза Вишневского». Арбитр из Москвы подробно рассказал о своем стиле судейства, об уроках отца – в прошлом форварда московского «Динамо», а затем судьи, а также как проходил детектор лжи. Благодаря полиграфу Матюнин смог доказать, что не произносил ксенофобских и расистских высказываний, в которых его обвиняли игрок тверской «Волги» Гаджибеков в 2011 году и звезда «Зенита» Халк в 2014-м.

Начал очень рано судить – предложил отец, тоже судья. Успел показать карточку Тихонову-игроку

– Как вы стали судьей?

– Когда мой отец Валерий Матюнин заканчивал карьеру игрока, то хотел остаться в футболе и занялся судейством. Работал вплоть до первого дивизиона чемпионата России. Он мне и предложил попробовать себя в судействе. Я как раз окончил школу, только поступил в институт. Сначала отнесся к этому несерьезно. Но потом отец еще раз предложил присоединиться к его судейской бригаде, и я решил попробовать. Бригадиром там был Сергей Сергеевич Лаврухин, а в составе бригады были такие мэтры, как Кирилл Алексеевич Доронин, Сергей Владимирович Зуев и его отец, плюс Альмир Каюмов. Так я стал судьей.

На первые матчи со мной отец ездил. А когда впервые поехал один – игра выдалась особенно жаркой. Это был детский матч. Родители юных футболистов часто крайне неравнодушно реагируют на работу судей. В общем, после игры некоторые родители были очень эмоционально ко мне настроены, вели себя достаточно агрессивно, окружили меня. Один из них просто вытащил меня из этой толпы и довез до дома. Отец увидел, что со мной что-то не так, спросил, что случилось. Отвечаю: «Ну, побить меня хотели». Он у меня спросил: «Будешь дальше судить?». Говорю: «Буду». Он говорит: «Значит, быть тебе судьей». Его слова оказались пророческими.

Судьей стал и мой младший брат Максим, который сначала сам играл в футбол во второй лиге. Уже судейская династия! Отец очень сильно на нас повлиял, хотя он был в большей степени футболистом, чем арбитром – играл на высоком уровне, выигрывал в составе московского «Динамо» Кубок СССР 1984 года.

– Причем в финальном матче Кубка СССР он заменил Валерия Газзаева. Какие истории вам рассказывал отец про советский футбол?

– Во-первых, он говорил об очень высоком уровне футболистов. Что в каждой команде чуть ли не по Пеле своему было. В московском «Динамо» главные истории были про Новикова и Никулина, которых за жесткую игру называли Автоген и Коса. Как-то к ним приехала играть грузинская команда, а в раздевалке «Динамо» дверь была открыта. И увидев через открытую дверь, как грозно Никулин и Новиков заворачивают рукава, известный нападающий грузинской команды просто снял майку и сказал: «Я туда играть не пойду. Играйте сами». Просто все знали, как играют Никулин и Новиков, и боялись даже оказаться рядом с ними.

– Девяностые годы, когда судил ваш отец – это пик давления на судей, самых жестоких угроз и не только…

– Таких историй я слышал много. Но когда сам занялся судейством, то ни с чем подобным не сталкивался. Я слышал, например, что в 90-е годы в одном городе судей возили на пустые могилы перед играми. Дескать, если что, то ты там окажешься.

– То есть вы в возрасте лишь 22-25 лет работали главным судьей на матчах суровых взрослых мужиков, верно? Как к вам относились игроки низших лиг?  

– Да, было такое. Проверяли на прочность, поддавливали. Но если принимаешь на поле правильное решение, то и отношение к тебе меняется. А если даешь свистки по подсказке от кого-то, то и отношение футболистов будет соответствующим. Я старался не думать о том, старше ли меня футболисты или младше. Порой были сильно старше. Например, успел посудить на игре с участием Андрея Тихонова в «Химках».

– Для меня Тихонов был кумиром детства, у меня бы рука не поднялась ему карточку показать! А у вас?

– Я как-то показал ему карточку. Он был очень недоволен! Там был эпизод, в котором Тихонов очень эмоционально себя повел, и из-за этого дал ему желтую карточку. Потом судил его уже как тренера.

Пожал руку Кришито в прощальном матче за «Зенит». Доменико впечатлился и передал потом капитанскую повязку

– Бывало, что у футбольных звезд вы просили автограф или делали совместную фотографию?

– Не помню такого. Но судьям после матчей часто приносят в судейскую в подарок футболки команд. Однажды Кришито решил подарить мне капитанскую повязку «Зенита». У него был прощальный матч за «Зенит», и когда его заменяли, то возник очень эмоциональный момент. Весь стадион ему устроил овацию, а я пожал ему руку. Кришито очень удивился такой реакции арбитра. И уже после игры в судейскую зашел администратор «Зенита», принес мне капитанскую повязку Кришито и сказал, что сам игрок попросил отдать ее главному судье в подарок.

– Но это не единственная игровая вещь в вашей коллекции, не так ли?

– Однажды сотрудники «Зенита» подарили от имени Халка майку, которую он просил мне передать. Захотелось в ответ тоже что-нибудь ему подарить. Но не нашлось ничего подходящего, кроме красной карточки. Я расписался на ней и подарил в ответ. Только потом мы с моими коллегами по судейской бригаде поняли, что подарок в виде красной карточки выглядит как-то не очень.

– Словно черная метка от пирата, да?

– Типа того. Но тут никакого плохого умысла не было. Просто у меня не было больше ничего подходящего для подарка, разве что желтая карточка. Но отдать желтую я не мог, потому что мне же предстояло после этого матч судить.

– То есть вы вышли на матч без красной карточки что ли?

– Нет! У меня были две красные карточки и одна желтая. Вот лишнюю красную я и отдал.

– Бывало, чтобы вы или кто-то из коллег забывали взять на поле карточки?

– Кажется, были такие истории. Возможно, почти с каждым арбитром такое случалось, просто не каждый об этом расскажет. Со мной происходило вот что: порой забывал взять монетку для жеребьевки перед игрой. Приходилось брать свисток в руки и прятать за спиной чтобы капитаны отгадывали, в какой руке свисток. Один футболист мне еще сказал: «А ты свисток в другую руку не переложил случайно?».

Та история с детектором лжи (чтобы доказать, что не оскорблял Халка). Чья это была идея?

– Знаю, что вы решили больше не обсуждать публично известную историю с обвинениями Халка, но можете рассказать хотя бы о том, как проходили проверку на детекторе лжи. Чья это вообще была идея?

– Мы обсуждали эту ситуацию с моими друзьями, и кто-то из них предложил: «Может, тебе детектор лжи пройти?». Я сразу зацепился за эту тему. Мы посмотрели в интернете, какие есть варианты и нашли самого известного специалиста по детектору лжи, который выступал в программе Андрея Малахова. Я нашел в интернете, связался с ним, он сказал: «Приезжайте».

Хочу сказать, что сама процедура довольно неприятная. Пусть ты и уверен в себе, но не можешь знать, что машина покажет. Поэтому было немного волнительно. И чувствуешь себя немного не по себе от того, что одинаковые вопросы повторяются и повторяются. Интересный опыт. Было несколько групп вопросов на разные темы, чтобы выяснить, как я реагирую на вопросы, и последняя группа вопросов была про инцидент с Халком.

– Перед этим специалист по полиграфу задал вам группу вопросов про другую скандальную историю, в которую вы попадали – когда вас обвинил в ксенофобском оскорблении футболист тверской «Волги» Гаджибеков.

– Каких только вопросов там не было! «Как вы относитесь к людям другой расы?», «Есть ли у вас какие-то предубеждения?», «Состоите ли вы в расисткой организации»? Многие вопросы были очень неожиданные для меня.

– Подбор вопросов был исключительно на усмотрение этого авторитетного специалиста?

– Да. Ну и все вопросы, и темы подводились к основному вопросу. 

– Чем в итоге закончилась история с Халком, помимо подаренной футболки?

– Потом же был комитет по этике. От Халка уже ничего не было слышно, но его агент активно выступал, ставя под сомнение результаты детектора лжи. Тогда я предложил пройти любой другой детектор лжи, но уже вдвоем с Халком. Но в целом заседание комитета по этике прошло мирно, все друг друга поняли и закончилась эта история для меня положительно.

– Кроме собирания футбольных сувениров, какие у вас есть хобби?

– Мне нравится все, что связанно со спортивными сайтами. У меня даже есть свой футбольный сайт – Foot.Life. Там выходят статьи о судействе, о футболе, о фанатах.

Судейская психология: чтобы не поломать матч, важно попасть с первой желтой

– Каждому судье приходится сталкиваться с давлением после матчей. В частности, вас в начале карьеры пытался побить мэр города Иваново, была история в Махачкале с Османом Кадиевым, сравнительно недавно проявил в ваш адрес эмоции Сергей Семак и потом за это извинялся. Как сохранять самообладание в таких случаях?

– С возрастом становишься более спокойным. Когда я был помладше, то более эмоционально реагировал на такие ситуации. Вообще здесь хороший пример – Владислав Безбородов. Чтобы ни происходило, у него лицо не меняется.

– Всегда без бороды?

– Всегда без эмоций. К этому, мне кажется, и стоит стремиться. Даже если у тебя есть что-то на душе, не надо это показывать.

– Насчет лица: приходилось слышать от других судей, что они вас считают очень похожими на одного известного футболиста?

– Да, знаю. Про сходство с Луисом Суаресом мне часто говорят. Еще слышал, что похож на Ричарда Гира.

– И еще на Дмитрия Навошу!

– Со стороны виднее!

– Когда смотрели футбол в раннем детстве, вы обращали внимание на нюансы работы судей?

– Конечно, нет! Но в принципе мне всегда больше нравились судьи, которые дают играть, а не останавливают игру при любом контакте. На самом деле судья своими действиями может сделать футболиста лучше. Никому не интересно, когда игра скучная, медленная. Судья же может способствовать более быстрому темпу игры. А если футболисты играют быстро – то и они сами прогрессируют, и смотреть матч становится интереснее. Давать футболистам играть надо в каждой игре, но важно суметь сохранять за собой контроль над матчем. Чтоб не позволять футболистам играть до такого уровня жесткости, чтоб они передрались.

– Однажды в матче чемпионата мира Нидерланды – Португалия Валентин Иванов дал 16 карточек и удалил четырех футболистов. Такое количество карточек – свидетельство потери контроля за игрой?

– Эта игра изначально была очень сложной. Там с первых же минут пошли эпизоды, за которые вполне можно было давать красные карточки. Но если судья удаляет на первых минутах, то он может этим испортить матч. Я читал комментарии футболистов по итогам этого знаменитого матча, и они сами называют его сумасшествием и не понимают, почему так произошло, что стали играть настолько жестко. Наверное, Валентину Иванову просто не повезло попасть на такой уникальный матч.

– Возможно, в такой ситуации важно остудить пыл футболистом не только карточками, но и нужными словами?

– Для таких матчей, наверное, как раз и подходит лучше всего английский стиль судейства – поговорить с футболистами, походить, успокоить, сделать паузы. Потому что если позволишь разогнать темп слишком жесткого матча, то вообще потеряешь контроль над игрой и потом уже будет невозможно это исправить. Тут двоякая ситуация. Карать любой сколько-либо серьезный фол желтой карточкой – тоже не спасение. Я замечал за собой, что порой, когда даю много карточек, футболисты все равно не слушаются. А иногда, наоборот, прощаешь футболистов, не даешь карточки в пограничный ситуациях, и футболисты слушаются тебя. Вот такая парадоксальная ситуация.

Тут важно угадать с верным решением, равно как и в случае с первой желтой карточкой. Если дашь быстро первую карточку, то потом придется за аналогичные фолы тоже давать по желтой, и вот уже раз-два-три-четыре карточки за 15 минут – а потом что делать? Придется удалить – и так становишься заложником ситуации. Тогда возможна ситуация, что к 60-й минуте у тебя не останется футболистов на поле. А зрители приходят, чтобы посмотреть футбол. А если судья удаляет одного-двух футболистов, то команда закроется и красивого футбола не получится. Или просто даешь в начале матча много желтых карточек, и футболисты не будут рисковать уже. Надо думать и о зрелищности матча. Люди приходят на трибуны за зрелищем, а если они видят вместо него унылое действо, то никому это не понравится.

– А как вы относится в манере судейства в стиле Иттуральде Гонсалеса, когда судьи отвлекают на себя внимание от игроков и ведут себя так, словно это они – устраивающие шоу звезды, а не футболисты? Или чем меньше зрители замечают судью, тем лучше?

– У нас в России есть такая точка зрения, что судья должен быть незаметен. Я по-другому считаю. Все должны видеть, что на поле находится судья. Почему нет? Просто у всех разные стили судейства. Мне бы не хотелось быть судьей-карателем, который просто бегает и раскидывает карточки за все подряд. Сделать такое несложно. Сложнее не давать карточки, на мой взгляд. С другой стороны, руководство требует от судей давать карточки за задержки и за жесткие удары по ногам, поэтому возможности любого судьи прощать футболистов становятся ограничены. Плюс откровенное хамство надо наказывать всегда – будь то первая минута игры или девяностая. Но все же, если есть возможность не дать карточку, то я стараюсь, по возможности, не давать. Я не каратель. Многое зависит от команд. Если они готовы к энергичной и зрелищной игре – отлично. Но если они просто начинают постоянно рубить друг друга по ногам, но нет смысла позволять им делать это.

Фото: globallookpress.com/Aleksandr Kulebyakin, Maksim Konstantinov/Global Look Press; fcdynamo.ru

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья