android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Хоккейный уголок

Полный облом. Карьера Джейсона Бонсайнора

Забейте в поисковик имя «Джейсон Бонсайнор». Какие слова вы сразу увидите? «Провал», «неудача», «разочарование». Все эти существительные можно объединить в одну группу – упущенная возможность.

Бонсайнор уже стал фольклорным персонажем в среде фанатов «Эдмонтона». Он считается главной неудачей на драфте в истории «Ойлерс». Без сомнения, у болельщиков есть право так считать. Джейсон даже не приблизился к тому, чтобы оправдать те авансы, которые ему выдавались.

Восходящая звезда американского хоккея получил хорошее хоккейное образование в родном Рочестере. Следующим пунктом его карьеры стал «Ньюмаркет» из хоккейной лиги Онтарио. «Ньюмаркет», как и Бонсайнор, только делал первые шаги в большом хоккее. Команда только переехала в Нью-Йорк из Корнуолла, провинция Онтарио. «Роялс» сделали ставку на молодежь в лице Аарона Брэнда, Джима Брауна, Пола Андреа, Тодда Уокера и Бонсайнора.

Как позже выяснится, из вышеперечисленных только Джейсон познает вкус игры в НХЛ. Неутешительная статистика, хорошая объясняющая, почему существование команды под название «Ньюмаркет» продлилось так недолго. Если в первом сезоне «Роялс» потерпели сокрушительное поражение в первом раунде от «Сэдбери», то на второй год проблемы начались с самого начала регулярки. В попытках встряхнуть команду, «Ньюмаркет» обменял Бонсайнора в «Ниагара-Фолс», где в тот период выделялся будущий капитан «Ойлерс» Итэн Моро. Сезон Джейсон завершил с 22 голами и 86 очками в 58 играх. Хорошая заявка в год драфта.

В то время скауты НХЛ были помешаны на габаритах и мощи. Еще были свежи в памяти бои за Эрика Линдроса, его протесты и последующий обмен. Еще один мощный и техничный центрфорвард – Марио Лемье – только что дважды подряд привел «Питтсбург» к победе в Кубке Стэнли. Очевидно, что игрока подобных талантов и качеств практически невозможно заполучить путем обмена. Поэтому клубы стали пытать счастье на драфтах. В те годы физическая мощь стала чуть ли не основным критерием отбора. Пусть у молодого игрока еще нет опыта и он не знает всех тонкостей игры, зато его физические данные позволяют сразу поставить его в третье-четвертое звено, пока он будет оттачивать свою технику и навыки. И, возможно, он вырастет в настоящую звезду.

Судьба Бонсайнора была предопределена. Настал важнейший день в его карьере – 28 июня 1994 года. Драфт новичков Национальной хоккейной лиги. Под первым номера «Флорида» выбрала защитника Эда Жовановски. Но Бонсайнору было суждено еще недолго томиться в ожидании. Всего пару пиков спустя его имя огласил менеджмент «Эдмонтон Ойлерс». Общий четвертый номер. Под шестым номером «нефтяники» выбрали Райана Смита, которому было суждено стать местным героем. Партнер Бонсайнора по «Ниагаре» - Итэн Моро – достался под 14-м номером «Чикаго». «Блэкхокс» видели в нем будущего форварда уровня топ-6.

В попытках ускорить перестройку состава команды, менеджмент «Эдмонтона» во главе с Гленом Сатером возлагал большие надежды на драфт-94. В клубе считали, что им удалось заполучить двух молодых игроков, вокруг которых можно будет строить команду и которые станут отличным дополнением к уже выбранным ранее Джо Халбигу (драфт-92, 13-й номер), Джейсону Арнотту (драфт-93, 7-й номер) и Нику Стаждухару (драфт-93, 16-й номер). Прибавьте к этому уже успевших заявить о себе Дуга Уэйта (пришел из «Рейнджерс»), Тодда Маршанта (также пришел из «Рейнджерс») и Дэвида Оливера (драфт-91, 144-й номер).

Позже станет достоянием общественности, что «Эдмонтон» очень хотел заполучить на драфте Радека Бонка. Но, к тому моменту как представители «Ойлерс» поднялись на подиум, Бонк был уже недоступен. Поэтому выбор был между бомбардиром-сенсацией Джеффом О’Ниллом и Джейсоном Бонсайнором. Выбор пал на последнего из-за преимущества в физических данных. Как рассказывает сам Бонсайнор, проблемы с менеджментом «Ойлерс» начались сразу же после процедуры драфта: «Я никогда не распространялся об этом. Но сейчас хочу объясниться. Честно говоря, отношение ко мне со стороны менеджмента напрягало. Особенно со стороны Глена Сатера. Знаете, он даже никогда не здоровался. Наверное, это звучит смешно, но такое отношение меня коробило. Складывалось ощущение, что я для него не существовал.

Возьмем, к примеру, Райна Смита. Это отличный игрок и человек. У меня нет и не может быть к нему никаких претензий. Но сразу после драфта я почувствовал разницу в отношении к нам. Глен дружил с родителями Райна. Сразу после драфта они обнимались и не отходили друг от друга. В мою же сторону никто и взгляда не бросил. Совершенно не складывалось впечатление, что я был нужен команде».

Также Бонсайнор вспоминает, что однажды Сатер пригласил Джейсона в свой кабинет и выразил явное неудовольствие физической формой хоккеиста: «Однажды Сатер пригласил меня в свой офис. Как только я закрыл за собой дверь, он заявил, что я слишком «жирный». Он приказал мне похудеть на 10 фунтов за три дня. Если я не смогу этого сделать, что Глен пообещал оштрафовать меня. И не на 50 или 500 долларов. Речь шла о 100 тысячах. Наверное, это был метод его воздействия. Но некоторые назвали бы это психологическим давлением.

Поймите, я не могу сказать, что Сатер унижал или издевался надо мной. Но я все равно не могу понять, чем я заслужил такое отношения. Я был лишь молодым игроком, который пытался вписаться в систему».

   

Позже Бонсайнора отправили на испытательный срок в фарм-клуб «Эдмонтона» в АХЛ – «Кейп-Бретон»: «Я никогда не чувствовал себе в «Эдмонтоне» как дома. Было несколько человек, кто пытался помочь мне, но большинству было просто плевать. Когда тебе 18-19 лет, ты мало обращаешь внимание на это, ты просто хочешь играть, борешься за свое будущее. Но по прошествии времени ты начинаешь осознавать, что без посторонней помощи и поддержки очень трудно пробиться наверх будучи даже большим талантом.

Посмотрите на некоторых игроком с моего драфта. Джефф О’Нилл. Радек Бонк. Как и я, они не смогли сразу ворваться во взрослую лигу. Но команды поддерживали их, рассчитывали на них и никогда не ставили на них крест. Им помогли повзрослеть и оправдать выданные авансы. Я же никогда не был удостоен такой возможности».

С себя Бонсайнор также не снимает ответственности. Он признает, что недостаточно серьезно относился к тренировкам, к подготовке к матчам. Он не понимал всю серьезность перехода из АХЛ в НХЛ. Однако отмечает, что в клубе никто не спешил помочь ему и объяснить ошибки. Очень сложно верно оценить потенциал проспекта, постоянно меняя его среду обитания: «Да, я мог бы и должен был работать усерднее. Я не понимал, чего стоит игра на высшем уровне. Будучи звездой юниорского хоккея, ты привыкаешь проводить на льду по 35 минут, так что ты всегда находишься в кондициях. Также ты привыкаешь постоянно находиться с шайбой. В НХЛ ты можешь даже не дотронуться до нее в своей смене. В юниорах ты играешь в большинстве и  меньшинстве, забиваешь голы, набираешь десятки очков… Ты настолько  увлечен атакой, что иногда просто забываешь об обороне. Твоя игра в своей зоне перестает прогрессировать. А в НХЛ без навыков игры в обороне ты долго не продержишься.

Мне нужно было многому научиться. Поэтому тренеры отправляли меня на лед в 5:30 утра. Час или полтора я уделял растяжке и упражнениям на выносливость. Потом тренеры разбрасывали передо мной 300 шайб и я должен был тренировать броски. После этого меня отправляли в угол, где я должен был в течение 45 минут оттачивать силовые приемы на груше. И все в одиночестве. 19-летний игрок не может долго выдерживать такое».

В сезоне-1994/95 Бонсайнор путешествовал по хоккейной лиге Онтарио, сначала выступая за «Ниагару», а затем перебравшись в «Сэдбери», вместе с которым вылетел в финале конференции. В том сезоне он даже дебютировал в НХЛ и забил гол в первой же встрече. В 1996-м он провел 20 игр за «Сэдбери», потом поиграл за «Кейп-Бретон» и «Эдмонтон». В общем, мотался между командами без четкого плана тренировок и развития. Честно говоря, для «Эдмонтона» того периода это было нормальное состояние.

В свой последний сезон в составе «Ойлерс» Бонсайнор постарался произвести впечатление. Он понимал, что шанс закрепиться в основе практически утерян. Он приехал в тренировочный лагерь в лучшей форме за всю свою карьеру. Даже Келли Бакбергер, известный маньяк фитнесса, адресовал похвалы молодому партнеру. Джейсон действительно хотел исправить ошибки и завоевать свой шанс. К сожалению, руководство уже поставило крест на его перспективах. Бонсайнор был отчислен из тренинг-кэмпа после первой же игры: «Один из скаутов сообщил моему агенту, что доволен увиденным в последнем матче. Но вскоре ко мне подошел Глен и заявил: «Знаешь, почему ты сегодня не играешь?» И я честно признался: «Нет, мистер Сатер, я не знаю». «Что же, - продолжал он, - ты просто недостаточно хорош, чтобы играть сейчас. Ты просто недостаточно хорош для этого уровня». Я возразил: «Я не согласен с вами. Считаю, что я готов и могу играть в этой лиге». «Нет, ты не можешь», - отрезал Сатер».

В декабре 1997 года «Эдмонтон», наконец-то, обменял Джейсона Бонсайнора. Вместе с Брайаном Марчментом и еще одним молодым разочарованием в лице Стива Келли они отправились в «Тампу» в обмен на защитника Романа Гамрлика и нападающего Пола Комри. Бонсайнор успел провести на уровне НХЛ в составе «Ойлерс» только 21 матч, но клубу хватило этого для того, чтобы поставить крест на бывшем 4-м номере драфта-94. Ему будет суждено сыграть в НХЛ в общей сложности 79 игр. Отметим, что это больше чем у Скотта Эллисона, Джо Халбига, Ника Стаждухара, Мэттью Деското, Михела Ризена, Майкла Хенрика и Йессе Ниинимяки вместе взятых. Вы спросите, что объединяет этих людей? Ответ прост – они все были выбраны «Эдмонтон» в первом раунде драфтов. А ведь еще до и после были Скотт Миткэйлф, Питер Соберлак, Ким Иссель, Джейсон Соулес, Яни Рита, Алексей Михнов…

«В конце концов, я уже не мог больше терпеть. Я пришел к Сатеру и спросил: «Глен, почему бы вам просто не обменять меня?» Он ответил: «Ты никому не нужен. У нас нет предложений». Я сообщил об этом своему агенту, но тот заверил, что «нефтяники» получили по мне четыре неплохих предложения. И как после этого относится к словам Сатера? Зачем он это делал?

Я понимал, что застрял. Честно говоря, в тот момент мне просто хотелось ворваться к нему в офис и хорошенько врезать ему. Конечно, это означало бы конец моей карьеры. И я просто ушел. А через пару дней мой агент позвонил мне и сообщил, что Сатер назначил мне встречу, на которой хочет принести свои извинения. Но только при условии, что я вернусь в тренировочный лагерь. И как я мог туда вернуться после всего произошедшего? Я не чувствовал, что к мне будет адекватное отношение.

Я сожалею о произошедшем. Считаю, что подвел «Эдмонтон». У людей сложилось впечатление, что мне было плевать на все, что я не хочу играть. Я пытался изменить это мнение, но оно уже укоренилось в среде фанатов. Жаль, что нельзя отмотать время назад и исправить прошлые ошибки. Я понимал, что такого шанса у меня уже не будет никогда», - заключил Бонсайнор.

Нашему герою так и не было суждено покорить НХЛ. Он помотался по командам низших лиг: «Гамильтон», «Сан-Антонио», «Кливленд», Сент-Джонс»… В 2000-м ему все это уже опостылело и Джейсон повесил коньки на гвоздь… Только для того чтобы вернуться на лед в 2002 году. И вновь он не смог задержаться на одном месте: «Спрингфилд», «Лоуэлл», «Южная Каролина», «Биль», «Лас-Вегас», «Пеликанс», «Ильвес», «Фресно», «Трентон». Американская хоккейная лига, Лига Восточного побережья, чемпионат Швейцарии, чемпионат Финляндии…  В 2008-м ему окончательно надоел такой образ жизни и он забросил хоккейную амуницию в шкаф.

После завершения карьеры Джейсон вместе с отцом, Джином, стали заниматься развитием мотоспорта. Они даже возродили спидвей в местечке Освего, что под Нью-Йорком. Он также создал парк развлечений в одном из пригородных районов Нью-Йорка. В общем, он нашел себя и после хоккея.

Оглядываясь назад и принимая во внимание признания Джейсона в недостатке трудолюбия, трудно поверить, что вся эта талантливая молодежь: Келли, Эллисон, Бонсайнор - на поверку оказалась так плоха, что не смогла ничего показать в НХЛ. А ведь они так были хороши в юниорах. Может, не стоит винить только игроков? Нужно спросить и с менеджмента, с тренеров «Ойлерс». Чем они занимались в то время, когда у них в команде блистали Марк Мессье, Грант Фюр, Глен Андерсон, Яри Курри, Пол Коффи и Кевин Лоу? Думали ли они о будущем? Уделяли ли дожное внимание молодежи?

Возможно, не стоит смеяться над Бонсайнором и называть его неудачником? Возможно, он занимал адекватное своему таланту место на драфте, но ему просто так и не дали шанса проявить себя? К сожалению, сейчас мы этого уже не узнаем. У каждого своя правда. Просто хочется попросить болельщиков услышать обе стороны и не спускать всех собак на игрока. Возможно, ваш любимый клуб тоже не идеален?

«Прошлое меня не отпускает. Иногда мысли о том, что все могло сложиться иначе, просто съедают меня. Иногда я думаю, что сделал все от себя зависящее. Поймите, я не злодей. Я просто был еще мальчишкой. Я не снимаю с себя ответственности за плохую работу или леность. Но меня нужно было просто направить на верный путь. Считаю, что если бы мне дали шанс, если бы в меня поверили, то я мог бы добиться большего. Если бы тогда я знал то, что знаю сейчас…» - сожалеет Джейсон.

Но ни в коем случае нельзя назвать нашего героя неудачником. Ему уже практически 40. Деньги от игры за «Эдмонтон» давно ушли, но у него все хорошо. У Джейсона двое детей – сын и дочь. У него своя компания, свой парк развлечений: «Да, в хоккее у меня не получилось. И эти мысли иногда посещают мое сознание. Но в остальном я могу считать себя счастливым человеком. У меня отличная, любящая семья. У меня есть дело, которое приносит мне доход. Хоккейная карьера осталась далеко позади. И пусть для некоторых фанатов я так и остался врагом, меня это не очень волнует. Я сделал все, что мог на тот момент. Возможно, если бы ко мне отнеслись несколько иначе, то от этого выиграли бы все», - подвел итог Бонсайнор. 

При подготовке материала использовались статьи с сайтов The Hockey Writers, The Edmonton Journal, Kukla's KornerOilersNation.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы