Блог Первая ракетка

Опытным путем

Всем привет! На дворе май, а это значит, что до «Ролан Гаррос» – второго в сезоне турнира из престижной серии «Большого шлема» – ждать совсем недолго. Наши теннисисты уже вовсю к нему готовятся, оттачивая мастерство на грунтовых турнирах по всей Европе. По-своему готовлюсь и я.

Но не будем спешить. Ближе к началу соревнований напишу на эту тему отдельно и расскажу о шансах наших ребят покорить в этом году парижские корты.

Сегодня о другом. Вы часто просите рассказать о знаниях, которые помогают мне успешно работать со сборными командами России. Что ж, с удовольствием.

Как я уже писал, три слагаемых успеха в моей работе – это опыт, логика, интуиция. Сегодня о главном – опыте.

Тренером сборных команд бывшего СССР и России работаю с 1974 года. Прошедший в начале апреля матч Кубка Дэвиса против французов стал для меня уже 65-м в статусе капитана, а последняя игра в рамках Кубка Федерации с испанками – 34-й.

Всего получается 99. Скоро буду принимать поздравления с юбилеем. Ни у одного теннисного капитана из ныне работающих такого суммарного результата нет. Не пытаюсь себя возвеличить, просто констатирую.

Любой тренер с таким опытом, если он, конечно, умеет его правильно анализировать и применять, уже имеет преимущество над коллегами. Но главное не это. За 33 года работы удалось построить крепкую систему подготовки молодежи и собрать дружную команду единомышленников. Как результат – в сборной очень эффективна преемственность возрастных групп. Любой тренер, получая от коллеги игрока из младшей группы, отлично знает, чему и как того учили, и продолжает эту линию. Для молодого спортсмена это гарантия не только профессионального роста, но и психологической устойчивости. Ведь работа тренера не ограничивается тактическими или практическими советами. Он должен быть для теннисиста учителем в самом широком смысле, помогая развиваться ему как личности.

Считаю, именно этот фактор помог нам во времена СССР избежать массовой миграции игроков. В Советском Союзе очень боялись отпускать теннисистов на соревнования за рубеж, ибо полагали, что высокие гонорары соблазнят ребят остаться там и сменить гражданство. Подобных ситуаций хватало в таких видах спорта, как шахматы, фигурное катание, хоккей. Но только не в теннисе. Уверен, что это результат именно воспитательной работы тренеров.

Сейчас эта работа ведется так же успешно, помогая мне избегать конфликтных ситуаций с игроками. Ведь у многих из них, чего греха таить, немало тараканов в голове, каждый – личность, индивидуальность, звезда. Локальные конфликты, конечно, бывают. Но в том, что за много лет не было случая чьего-то отказа играть за сборную, большая заслуга тренеров всех возрастов, которые с малых лет воспитывали в теннисистах уважение к национальной команде.

Предвижу, что многие удивятся: как, мол, не было отказов? Да сплошь и рядом! Действительно бывало, когда высоко стоящие в рейтинге спортсмены не приезжали в сборную. Но во всех без исключения таких случаях, я, во-первых, первым узнавал от них об этом решении (причинами, как правило, были либо травмы, либо сильная усталость после 4-5 турниров подряд), а, во-вторых, если некем было их заменить, все равно настаивал на приезде. И не бывало такого, чтобы после этого игрок настаивал на отказе.

Второй не менее важный фактор – багаж знаний по психологии. В свое время я два года изучал тему «Стрессовое состояние в спорте»: как спортсмен входит в него, как выходит, как выводить и даже как вводить – такое тоже иногда бывает полезно. Считаю этот опыт бесценным.

За матч стрессовых состояний бывает у девочек до трех-четырех, у ребят – шесть-семь. Благодаря знаниям имею возможность внести коррективы в их психику: успокоить, взбодрить, похвалить. Ведь правильно подобранные и в нужное время сказанные слова часто больше влияют на игру теннисиста, чем тактические или какие-то другие поправки. Слова эти, конечно, всегда разные и зависят от темперамента, пола, возраста игрока.

Единственное незыблемое в таких ситуациях правило – говорить мало. В перерыве, когда игрок садиться ко мне на скамейку, сначала молчу, даю отдышаться, остыть. И только когда он готовится снова выйти на корт, говорю несколько фраз. Запоминается ведь всегда последняя.

Редко приходится говорить длинно – только когда спортсмен совсем выпал из игры и не знает, что делать. Так было с Мишей Южным в финале Кубка Дэвиса 2002 года, с Димой Турсуновым в прошлогоднем матче с Роддиком в полуфинале. В этих ситуациях без многословия было не обойтись, и это себя оправдало.

На этом остановимся. В следующий раз расскажу про логику и интуицию. Наслаждайтесь весной! Пока.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.