Блог Stream of Consciousness

CAS может спасти Россию от отстранения. Вердикт суда нельзя оспорить, эту независимость мир признал после бана Ларисы Лазутиной

17 декабря Спортивный арбитражный суд (CAS) вынесет вердикт по спору между Россией и WADA, релиз опубликуют в 18:00 по московскому времени.

Предыстория: в декабре 2019-го агентство забанило наш спорт на 4 года за изменения в базе данных Московской лаборатории. Россия с этим решением, очевидно, не согласилась, поэтому подала апелляцию в главную спортивную инстанцию. Слушания прошли в начале ноября, длились 4 дня. Решение принято, его объявят завтра.

Если апелляцию все-таки отклонят, дальше идти некуда: слово CAS – последнее. Как вышло, что Спортивный арбитражный суд стал самым могущественным органом в спорте? 

Появился в 80-х по инициативе Самаранча; сначала рассмотрение дел было бесплатным

Идея создать отдельный суд пришла МОК в начале 1980-х.

Главной причиной стало обилие разбирательств и скандалов в спорте, но независимого органа, который бы окончательно решал споры, не было. Еще один мотив – необходимость в специализированном органе, способном разрешать и международные споры, причем действуя гибко, быстро и недорого.

В 1981 году МОК возглавил Хуан Антонио Самаранч – через год с его подачи создали рабочую группу по суду. Ее возглавил Кемба Мбайе – член МОК и сотрудник международного суда ООН. В 1984-м в мировом спорте появился новый орган – Спортивный арбитражный суд: его президентом стал Мбайе, генеральным секретарем – Жильбер Шваар.

Хуан Антонио Самаранч

Изначально CAS состоял из 60 членов – по 15 человек выбирали МОК, международные федерации, Национальные олимпийские комитеты и президент МОК лично.

Расходы суда полностью лежали на МОК. При этом само рассмотрение дел было бесплатным, за исключением финансовых споров, в которых стороны делили между собой все затраты. Годовой бюджет CAS определял президент Мбайе, а кодекс и правила могли менять только во время сессии МОК и только после запроса Исполкома МОК.

Таким образом, CAS фактически был дочерней структурой МОК – о независимости речи не шло.

До 90-х в CAS почти не рассматривал допинговые дела; потом их посыпалось столько, что суд реорганизовали

В первые годы судебный процесс для любых дел выглядел так:

1. Истец подавал в суд прошение – его рассматривала комиссия, которая определяла, приемлем ли иск, а затем либо принимала, либо отклоняла.

2. Если иск принимали, то CAS перед процессом пытался склонить стороны к примирению. Причем решение о примирении мог принимать даже президент CAS.

3. Если примирения не происходило, арбитры приступали к рассмотрению дела и выносили решение.

Процедура привычной в наше время апелляции на решение любого спортивного органа появилась в CAS только в 1991-м. Раньше всех нововведением воспользовалась Международная федерация конного спорта, после чего многие спортсмены и федерации начали выражать несогласие с решениями и подавать апелляции в CAS (так же, как сейчас подала Россия). Из-за этого нагрузка на арбитров сильно выросла.

Если до 1991 года большинство дел в CAS касалось смены гражданства, рекламных контрактов, спонсорства и ТВ-прав, то потом в суд полетели апелляции по допинговым делам. Стало очевидно, что орган нужно реорганизовывать.

Дело с допингом у лошади подтолкнуло CAS к переменам: все сомневались в независимости суда

В 1992-м всадник Эльмар Гундел подал в CAS апелляцию на решение Международной федерации конного спорта (FEI) дисквалифицировать его на три месяца и наложить штраф за допинг, найденный у его лошади.

CAS частично оправдал Гундела, сократив отстранение до одного месяца, но спортсмен все равно остался недоволен и подал апелляцию уже на решение CAS в Федеральный суд Швейцарии. Гундел указывал на то, что CAS не был беспристрастным и независимым, разбирая дело.

Швейцарский трибунал отклонил апелляцию и признал CAS полноценным арбитражным судом. Однако швейцарцы добавили: в независимости CAS действительно можно усомниться – ведь МОК выбирает его членов, имеет право изменять кодекс и полностью его финансирует.

Эльмар Гундел

Решение по делу Гундела (и тем более замечание швейцарцев) привело к реформе CAS: кодекс пересмотрели, чтобы организация могла максимально отдалиться от МОК и больше от него не зависеть. Так появился Международный совет по спортивному арбитражу (ICAS), который должен был следить за работой CAS. В совет вошли 20 опытных юристов из разных стран.

Суд разделили на две части – одна стала отвечать за обычные дела, а вторая за рассмотрение апелляций.

В 1994-м в Париже подписали соглашение о реорганизации CAS: подписи поставили главы МОК, Ассоциаций летних и зимних международных олимпийских федераций и Ассоциации национальных олимпийских комитетов.

Дело Ларисы Лазутиной – последнее, когда поднимался вопрос о независимости CAS

В 2000 году румынская гимнастка Андреа Радукан, как и Эльмар Гундел, не приняла решение CAS и подала апелляцию в Швейцарский трибунал. Ее лишили золотой медали Олимпиады-2000 за допинг, а CAS поддержал это решение. Федеральный суд Швейцарии вновь отклонил апелляцию, но не стал рассматривать вопрос о независимости CAS и ICAS.

Однако в 2003-м обстоятельства заставили суд вернуться к вопросу.

Швейцарский трибунал получил апелляции от российских лыжниц Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой, которых CAS лишил медалей Олимпиады-2002 за эритропоэтин.

«Это заказ. По нам лупили прицельно». Кто подставил лыжниц на Олимпиаде?

На этот раз Федеральный суд Швейцарии тщательно проанализировал вопрос о независимости CAS и заключил, что «суд больше не является вассалом МОК», так что все его решения полностью независимы и могут рассматриваться как выводы, сопоставимые с решениями государственного трибунала.

Вот что тогда заявил Швейцарский трибунал: «Похоже, этому учреждению нет реальной альтернативы, которая могла бы быстро и недорого решать международные споры, связанные со спортом. CAS с его нынешней структурой, несомненно, может быть улучшен. Постепенно завоевав доверие спортивного мира, это учреждение, которое в настоящее время широко признано и которому скоро исполнится 20 лет, остается одной из главных опор организованного спорта».

В том же году создали Всемирный антидопинговый кодекс, в 13 пункте которого говорилось: CAS – единственный орган, ответственный за рассмотрение апелляций по допинговым делам.

В чем заключается работа CAS в наше время?

Сейчас CAS входят не менее 150 арбитров из разных стран, которых возглавляет генеральный секретарь (сейчас это швейцарец Маттью Риб). Каждым из двух отделений CAS (по обычным делам и апелляциям) заведует отдельный президент – они отвечают за производство дел до того, как на них назначат арбитров.

Суд базируется в Лозанне (Швейцария), а отделения ICAS существуют в Сиднее и Нью-Йорке. Нынешний президент – австралиец Джон Коутс. Бюджет CAS в равных долях формируют МОК, федерации и Ассоциация национальных олимпийских комитетов.

Маттью Риб

Полный пул арбитров суда определяет ICAS, каждого арбитра выбирают на четыре года с возможностью продления.

ICAS в качестве арбитров должен привлекать «лиц, имеющих юридическую подготовку и обладающих признанной компетенцией в отношении спорта». Арбитры CAS назначаются по предложению МОК, международных федераций и НОК разных стран. ICAS также назначает арбитров «с целью защиты интересов спортсменов», а также арбитров, выбранных из лиц, независимых от спортивных организаций.

Каждый арбитр подписывает заявление, что будет выполнять свои функции с полной объективностью и независимостью.

Арбитры не привязаны к конкретному подразделению CAS и могут заседать в составе коллегий как по обычным делам, так и по апелляциям. Панели CAS состоят либо из одного арбитра, либо из трех (в споре России и WADA трое). Все арбитры обязаны соблюдать конфиденциальность и не могут раскрывать какую-либо информацию, касающуюся сторон, спора или самого разбирательства.

Если дело рассматривают три арбитра, то одного из них выбирает истец, второго – ответчик, а третьего назначает сам CAS.

Также CAS отправляет выездные отделения на каждые крупные международные соревнования – Олимпийские игры и некоторые футбольные турниры.

Решение CAS может быть оспорено в Федеральном суде Швейцарии, однако только в том случае, если во время рассмотрения дела арбитры нарушили кодекс или другие процедурные правила. Но такого еще никогда не случалось.

Что же решит суд 17 декабря?

Россия и WADA разбираются в суде – нашему спорту грозит бан на 4 года. В чем нас обвиняют и когда ждать решения?

Судья, которого выбрала Россия в деле против WADA. Это он спас Легкову олимпийское золото

Фото: РИА Новости/Антон Денисов, Алексей Филиппов, Рамиль Ситдиков; Gettyimages.ru/Jamie Squire, Russell Cheyne, Holde Schneider

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья