Блог Canale Sforzesco

Сандро Маццола: воссоединение с отцом на футбольном поле

Эти знаменитые усы и узнаваемые залысины. По одному лишь внешнему виду Сандро Маццолу было не спутать на поле ни с кем другим. Игрок атаки, ставший мегазвездой кальчо в золотую эпоху катеначчо и легендарных защитников, родился в Турине, но сделал карьеру, которая приведёт его к вершинам мирового футбола, в футболке Нерадзурри. И по сей день немногие могут похвастаться достижениями «Il Baffo» («усач»).

Однако, начиналась жизнь для Алессандро не так радужно. Он родился в семье одного из самых уважаемых игроков Италии Валентино Маццолы в ноябре 1942 года - через неделю после того, как его отец подписал контракт с Торино. Трагедия поразит самое сердце этой семьи уже в 1949 году. Валентино, главная звезда, возможно, самого лучшего итальянского клуба всех времён, погиб на горе Суперге в страшной авиакатастрофе, унесшей жизни «Гранде Торино» в полном составе на обратном пути из Лиссабона.

Валентино, чрезвычайно одаренный и техничный классический «номер 10», по-прежнему считается одним из величайших итальянских игроков всех времен. Действительно, его статистика, 118 голов в 195 матчах за «Бордовых», впечатляет.

В отличие от игрока, которым позже станет его сын, Валентино излучал спокойную элегантность на поле, скользя мимо игроков соперника и контролируя игру так, как немногие могли и могут. Наследие легенды навечно осталось и в памяти людей, и в сознании 7-летнего мальчика, который позже приведет Интер к двум Кубкам Европейских Чемпионов и четырём Скудетто.

Смерть отца стала сильным потрясением для мальчика. После того, как его родители развелись в 1946 году, Сандро остался с отцом, который воспитывал мальчика и практически с пеленок учил его дриблингу, ударам и передачам. Позже Сандро рассказывал в интервью Gazzetta Dello Sport: «Основы - это все для футболиста. Мой отец научил меня основам - за это я всегда буду ему благодарен. Я построил карьеру на тех навыках, которым он меня научил. Я должен был стать футболистом. Другого варианта не было. Судьба отвела нам слишком мало времени вместе, но на футбольном поле я находил умиротворение».

Возможно, агония, гнев и разочарование из-за потери наставника были тем катализатором, что побудили Сандро достичь всех тех высот, которые ему покорились. Вместе со своим младшим братом, Ферруччо, он попадет в академию Интера в 1957 году.

История о том, как братья стали нерадзурри, также неразрывно связана с катастрофой на Суперге и полна боли: «Однажды Бенито Лоренци, форвард Интера, который играл с моим отцом в сборной Италии и был его самым близким другом, пришёл ко нам домой. Он попросил мою мать отпустить меня в Милан, чтобы я стал талисманом команды. Джузеппе Меацца (главный тренер команды в 1957 году, а позднее глава молодежного сектора) также потерял много друзей в тот день и старался изо всех сил помочь моему брату и мне. Мы вдвоем надевали полную экипировку Интера, выходили с игроками перед матчем, а во время игры находились на бровке. Даже будучи всего лишь мальчишками- талисманами, мы, как и игроки основной команды, получали бонусы: 10 000 лир за победу и 5 000 за ничью. Для нашей семьи это были большие деньги».

Щедрость, которую продемонстрировали Меацца и Интер, убедила Сандро, что его будущее принадлежит Милану, городу, где 41 год назад родился его отец. Но мир должен был подождать ещё 12 лет, прежде чем увидел возвращение Маццолы на футбольное поле: Сандро дебютировал за Интер в скандально известном матче против Пьемонте в 1961 году.

За 6 туров до конца чемпионата Интер, ведомый великим Эленио Эррерой, идёт на третьем месте, отставая от лидирующего Пьемонте на 4 очка. Именно с ними и должен был играться матч 28-го тура. Победа туринцев практически гарантировала им Скудетто, но если же выигрывал Интер, то по сути всё начиналось с нуля. Неизвестно, каким образом вместо 61 тысячи зрителей (столько вмещал стадион Пьемонте) на трибунах оказалось на десятки тысяч больше любителей кальчо. Арбитр поединка, наплевав на все основы техники безопасности, дал свисток к началу матча.

Неведомо, как закончился бы та встреча, если бы при счёте 0:0 на 30-й минуте матча на поле не выбежали тифози хозяев. Этот инцидент справедливо закончился для туринцев техническим поражением со счетом 0:2.

Но, как вы уже знаете, эпитет "справедливо" относится к итальянскому чемпионату так же, как Артем Дзюба к слову "верность": президент Пьемонте, Умберто Аньелли, по счастливой случайности являющийся и президентом Федерации Футбола Италии, отменяет "технарь" и назначает переигровку.

На переигровку Интер вышел в следующем составе: Аннибале (20 лет), Масетто (17), Морози (18), Рьефоло (19), Таккини (19), Даль Масо (18), Фузари (18), Гульемони (20), Манини (18), Джелли (18), Маццола (17). На скамейке запасных – Джузеппе Меацца, вместо Эрреры, оставшегося дома.

Такой молодой состав - это прямой приказ Анджело Моратти в знак протеста.

Туринцы тот матч выиграли со счетом 9:1 (чем очень гордятся до сих пор) и в итоге стали чемпионами страны. Единственный гол Интера забил Сандро Маццола.

Несмотря на очевидный талант Сандро, первые годы в Интере стали тяжелым испытанием для форварда, на которого оказывала давление не только фамилия отца, но и стиль Эрреры, строившего игру от обороны, отказываясь от владения мячом и тяготея к контратакам. Для Сандро же сильными сторонами всегда была техника, дриблинг и обостряющие передачи в финальной трети поля. «Было очень трудно первое время, потому что все ожидали, что я буду таким же талантливым, как мой отец. Но я был другим. Тифози поначалу частенько критиковали меня. Случались такие моменты депрессии, когда я даже подумывал бросить футбол».

После своего дебюта за Скуадру Адзурру в 1963 году в возрасте всего 19 лет (а сборная Италии всегда опиралась на более опытных, возрастных игроков) Маццола стал прогрессировать из года в год и превратился в одного из самых эффективных игроков атаки своего времени. По стилю игру он был ранним Кенни Далглишем: нападающим, который мог придержать мяч, вытянуть на себя соперника и создать зону для забеганий партнеров. В среднем он забивал гол каждые 4 матча - немногим меньше, чем его отец.

Вместе с такими игроками, как обладатель «Золотого Мяча» Луис Суарес, Марио Корсо, Армандо Пикки и великий Джачинто Факкетти, Сандро сформировал костяк команды, которая в 1960-х годах будет доминировать не только в Кальчо, но и во всей Европе. Маццола в этой команде был главной ударной силой и в 1964 году стал лучшим бомбардиром Кубка Европейских Чемпионов.

Для тех, кто помнил Валентино, Сандро прославил их и без того знаменитую фамилию в новом свете. Сандро, в итоге ставший идеальным форвардом для Эрреры, играл на позиции инсайда, продвигал мяч и создавал пространства, как настоящий плеймейкер. Валентино был другим: он играл на чистых мячах, часто оказываясь на острие и сам заполнял пространства, которые для него организовывали товарищи по команде. Валентино был аристократом от футбола, современники в шутку часто замечали за ним, что даже в самый сильный ливень он покидал поле в идеально чистой форме. Сандро, в отличие от человека, которого он едва знал, но искренне почитал, был настоящим воином. Он должен был пахать и доказывать, что он не просто сын Валентино.

Помимо успехов с Интером Il Baffo оставил свой след и в истории Скуадры Адзурры. Маццола помог привести сборную Италии к победе на Евро-1968, победив в финале сильную сборную Югославии. Его выступления на этом турнире не остались незамеченными специалистами, и Сандро был включен в символическую сборную чемпионата. Через два года было второе место на Кубке мира, на который Италия возлагала большие надежды, ведь в нападении у них сияла грозная связка Сандро Маццолы и обладателя Золотого Мяча 1969 Джанни Риверы. Сандро завершил выступления за сборную четырьмя годами позднее, после провального для Италии мундиаля 1974 года. Для него тот кубок мира стал третьим в блестящей карьере, за которую он 22 раза отличился в 70 матчах за сборную. Печально, что это поколение Маццолы, Факкетти и Риверы так и не подняло над головой кубок Жюля Риме.

Пока Сандро достигал высот в мире футбола, его брат Ферруччо переходил из клуба в клуб, проведя свои лучшие годы в Лацио в период с 1968 по 1971 год. Бутсы на гвоздь он повесил в возрасте всего-навсего 29 лет. Ферруччо скончался в мае 2013 года. Сандро же завершил свою карьеру в 1977 году, через шесть лет после того как занял второе место в голосовании на Золотой Мяч 1971 года, пропустив вперед только Йохана Кройффа.

Всё ещё живя футболом в качестве комментатора и эксперта телеканала RAI, Маццола продолжает демонстрировать футбольный интеллект, который позволил ему стать достойным преемником своего отца и войти в историю как, пожалуй, величайшие отец и сын, когда-либо игравшие в футбол. В эпоху, предшествовавшую современной углубленной статистике, блеск Маццолы был очевиден всем, а цифры были просто дополнением к его гению, который зачастую невозможно измерить. По движению, объему работы и скорости мышления на Сандро Маццолу из современных игроков больше всего похож Роберто Фирмино.

Теперь, когда 76-летний Маццола оглядывается назад на годы юности, омрачённые смертью отца-суперзвезды, он с теплотой размышляет о карьере, которая приблизила его к человеку, которого он едва знал, но которому поклонялся всю жизнь. В 2014 году он сказал в интервью Rai TV: «Я стал ближе к Валентино благодаря футболу. Возможно, я мог бы выучиться и стать кем-то другим, но я знал, что тогда я всю жизнь буду чувствовать себя не в своей тарелке. Сейчас я чувствую близость к отцу. Футбол объединил нас».

Автора текста: Омар Салим, журнал These Football Times.

Перевод и редакция: Дмитрий Золотенков, Даниил Шульман-Симаков, Canale Sforzesco.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья