Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Панчер

Жена Дадашева обвиняет рефери в смерти мужа. Он инвалид с детства и судит уже 25 лет

У Кенни Шевалье атрофированы рука, нога и спина.

После смерти российского боксера Максима Дадашева прошла почти неделя, но виновных ищут до сих пор. Один из главных обвиняемых – рефери Кенни Шевалье. Американцу вменяют то, что он не остановил поединок с Субриэлем Матиасом.

В дело даже вмешался президент Федерации бокса России Умар Кремлев – после похорон боксера он собирается судиться с Атлетической комиссией Мэриленда по поводу того, что поединок Дадашев – Матиас был организован не на должном уровне, что привело к трагедии. 

Жена Дадашева хочет в суд

Первым на Шевалье наехал чемпион WBO Сергей Ковалев. Россиянин отчаянно защищал тренера Дадашева (и своего тоже) Бадди Макгирта, но обвинил рефери: «Это ведь не дворник с улицы, а человек, обученный судить боксерские поединки. Он должен был здраво оценить нулевые шансы на победу Дадашева уже после восьмого раунда. Смысл продолжать при таком избиении? Но рефери, к сожалению, не остановил бой, чтобы сохранить здоровье и жизнь Максу».

Выпад получился очень противоречивый.

Ковалев защищает тренера, но обвиняет рефери в смерти Дадашева. Он противоречит сам себе

На выходных в соцсетях выступила вдова Дадашева – Елизавета Апушкина. Девушка опубликовала пафосный пост со страницы мужа в инстаграме и заявила, что готова судиться с организаторами боя в Мэриленде: «Макс никогда не сдался бы. Это его мечта, его жизнь. Именно поэтому в ринге есть рефери. Именно он должен защищать жизнь и здоровье спортсмена, он обязан остановить бой, если считает, что здоровью спортсмена нанесен ущерб, потому что сам спортсмен будет идти до конца.

Рефери ни разу даже не подошел к Максу, несмотря на количество пропущенных им ударов, не вызвал в угол врача для осмотра. Если бы тренер не остановил бой, рефери вызвал бы его и на 12-й раунд! Его халатность и непрофессионализм стоили жизни мужу. Я буду судиться с Атлетической комиссией штата Мэриленд и выдвигать иск против рефери». 

Шевалье – инвалид с детства. У него ничего не вышло в боксе

В два года Кенни, будущий рефери боя Дадашева, заболел полиомиелитом – это вирус, который поражает весь организм, начиная со спинного мозга. Из-за полиомиелита у Шевалье были частично парализованы левая рука, правая нога и спина. Раннее детство мальчик провел в больнице, а до третьего класса учился в школе для инвалидов. Там Кенни много занимался развивающей физкультурой, но ему очень нравился спорт. Несмотря на недуг, Кенни занялся боксом.

«Я участвовал в городском турнире и проиграл первый же бой. Через год снова участвовал – и снова проиграл. У любого бы такой старт отбил бы желание заниматься дальше, но не у меня. Я боец. Мои родители договорились с тренером из другой школы. Под руководством тренера Дэвида Джейкобса я наконец-то победил. Я побеждал на юниорских «Золотых перчатках» и других любительских турнирах».

Родители Кенни не хотели, чтобы сын-инвалид занимался таким опасным видом: «Мама очень беспокоилась. Она не хотела, чтобы я оставался в боксе. Но я говорил: «Мама, я хочу быть нормальным – таким же, как остальные парни». Меня вдохновляли победы. Я хотел доказать всем людям с недугами: если я могу, значит сможет любой. Это мышление должно быть привито всем людям с инвалидностью. Но я понимал, что дальше моя карьера не пойдет – из-за полиомиелита мне заменили бедро. С такой травмой в профи участвовать нельзя».

Полиомиелит разрушил мечту Шевалье: «Я долго не мог ходить – ковылял как старик или катался в инвалидном кресле. В 60-е полиомиелит свирепствовал – вакцину придумали через год после того, как я заболел. Если бы я заразился чуть позже, возможно, моя жизнь сложилась бы иначе. Но она превратилась в сплошной вызов. Полиомиелит сожрал все мои мышцы. Черт, мне очень трудно об этом говорить».

До 33 лет Шевалье зарабатывал всеми возможными способами – работал электриком, устраивался разнорабочим. «У меня была одна рабочая рука, но я не сдавался. Мне нужно было на что-то жить. Когда я устраивался на новую работу, чувствовал, что сделал что-то великое. Но самое ужасное, когда тебе не дают шанса и вышвыривают на обочину».

Кенни судит бои 25 лет

Любовь к боксу у Шевалье никуда не ушла. В 90-х он окончил школу боксерских судей и получил лицензию на обслуживание любительских боев. В 1994-м Кенни дебютировал в профи. За 25 лет он отсудил почти 700 боев в рингсайде и отработал 461 поединок в качестве рефери – вряд ли человек с таким опытом может быть некомпетентным.

Через два года после перехода в профи Шевалье отработал первый титульный поединок – чемпион WBA в среднем весе Уильям Джоппи победил Рэя Макэлроя в Мэриленде. Кенни судил бои бывших и нынешних чемпионов мира Хасима Рахмана, Заба Джуды, Ламонта Питерсона, Тевина Фармера, Шона Портера, Лео Санта Круза, Джесси Варгаса, Гари Расселла, Рансеса Бартелеми, Кирилла Релиха, Ивана Баранчика. Два года назад Шевалье поднимал руку Василия Ломаченко после досрочной победы над Джейсоном Сосой.

Чаще всего Кенни судит дома, но его приглашают судить и зарубежные поединки. За два последних года Шевалье работал на Филиппинах, в Японии, Панаме, а в октябре заглянул в Екатеринбург и отсудил бой Золани Тете и россиянина Миши Алояна во Всемирной боксерский суперсерии.

«Я отработал много захватывающих боев, но выделю два. Первый – Шармба Митчелл против Реджи Грина. Оба выигрывали титулы – и это была война спортсменов из одного города, они оба из Мэриленда.

И очень непростой бой был в 1997-м: Бернард Хопкинс против Эндрю Каунсила. Хопкинс на тот момент был одним из лучших в мире, а я всего пару лет работал в профи», – вспоминал Кенни.

Еще раз: Шевалье не виноват в смерти Дадашева

Мы уже разбирали действия Шевалье во время трагического боя. Кенни вовремя вмешивался в ход поединка, если нарушались правила. Рефери не останавливал бой, потому что четкого момента для остановки не было. 

Дадашев пропустил 319 ударов. Его смерть – несчастный случай, хотя винят тренера и рефери

Эту же теорию подтверждает известный боксерский обозреватель Sports Illustrated Крис Мэнникс: «Винить в трагедии можно кого угодно. И рефери тоже. Мог ли Кенни Шевалье остановить бой раньше? Я был в тот вечер в рингсайде. Матиас контролировал бой, но Дадашев стоял на ногах. Большую часть вечера Максим отбивался и отходил назад, но он сражался. Иногда рефери ошибаются, но в тот вечер ошибок не было. Шевалье не упустил ни одного негативного момента».

Последний соперник Дадашева – звезда пуэрториканского бокса. Он отказался от гонорара за бой

Смерть Дадашева вскрыла проблему: бойцы умалчивают о серьезных травмах и подделывают справки

Фото: instagram.com/mvpboxpics; Gettyimages.ru/Scott Taetsch, M. David Leeds; fightsrec.com;

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья