Блог PROспорт-блог

Даниэле Баньоли: «Российский волейбол – достаточно закрытый мир. Я стараюсь его приоткрыть»

Итальянский тренер сборной России по волейболу — о страсти как основе успеха, потерянной голове на чемпионате Европы и проблемах с русским менталитетом

— Минувший чемпионат Европы выиграла сборная Польши — команда, которую вы могли возглавить в начале этого года. Обидно?

— В этом есть ирония судьбы. Но сборная России для меня была и осталась интереснее. Я уже два года живу в вашей стране, хорошо знаю особенности работы. Когда в Польше проходил конкурс на должность тренера сборной, мне предложили представить свою кандидатуру. В январе я даже ездил туда, познакомился с главой федерации. Но, когда пришла пора принимать решение, я выбрал Россию.

— В вашем контракте с Российской федерацией волейбола записаны требования победить на каком-то большом турнире?

— Нет. У меня контракт на два года, он заканчивается в октябре следующего года, после чемпионата мира. В других странах контракты обычно заключаются на четырехлетний олимпийский цикл. Но в России мне предложили только два года, и я согласился. В конце концов, специалисты моего уровня не работают ради соблюдения сроков контракта, мне важно качество работы. И если мою работу оценят положительно, то контракт, естественно, будет продлен.

«В России до сих пор силен национализм, а в мире идет процесс глобализации»

— В России тоже был конкурс на должность тренера сборной. Что вы пообещали для того, чтобы его выиграть?

— Я представил федерации достаточно общую программу, это было видение игры сборной и развития волейбола — чистая теория. Лишь этим летом я смог применить свои мысли на практике, лично познакомиться с большим количеством российских игроков. К счастью, в «Динамо» было много волейболистов из сборной, и после двух лет работы в клубе у меня больше понимания ситуации.

— И каковы ваши ближайшие шаги по ее улучшению?

— В конце сентября я встречаюсь с тренерами некоторых клубов и собираюсь познакомить их с зарубежными методами работы, рассказать о своем опыте в других чемпионатах. Потому что от уровня подготовки тренеров зависит и уровень кандидатов в сборную. По результатам чемпионата России мы выберем группу игроков, которые смогут попасть в национальную команду.

— Как клубные тренеры реагируют на ваши нововведения?

— Российский волейбол — достаточно закрытый мир. Я стараюсь его приоткрыть. В России до сих пор очень силен национализм, а в мире давно уже идет процесс глобализации. Важно воспринимать новые идеи, а они приходят откуда угодно — из Бразилии, Италии, Франции. Нужны воля — чтобы расти вместе, скромность — чтобы понимать, что уже нет одной-единственной школы волейбола, их много. И еще нужна страсть — невозможно добиться успеха без страсти. И надо понимать, что перемены не происходят в несколько месяцев, нужны годы работы.

— Почему, на ваш взгляд, российская федерация прибегла к помощи иностранного специалиста? В России нет достойных тренеров?

— В нашем деле не так важен паспорт специалиста. Профессионализм — это прежде всего открытость, любопытство, и у этого нет национальности. Почему, например, Франция со средними игроками играет в такой великолепный волейбол? А как так вышло, что сборная США вышла на первые строчки рейтингов, не имея национального чемпионата?

— Вы много говорите о проблеме менталите­та русских игроков. Что именно вы имеете в виду?

— В России я часто встречаю волейболистов, которым сложно концентрироваться на игре долгое время. Они отвлекаются и устают. Игроки должны брать на себя ответственность за свои поступки и думать своей головой. На чемпионате Европы мы проиграли Франции, потому что потеряли голову и не смогли получить тот результат, которого заслуживали. Я прагматичный человек, но то, что произошло, нельзя измерить статистикой. В России долгое время была очень жесткая школа, спортсменам приходилось много работать, и, похоже, они мало думали. Я хочу привить здесь другую культуру.

— В российском волейболе уже есть примеры не совсем удачного сотрудничества с иностранными тренерами — Гайич, Капрара.

— Я не согласен. Гайич играл в финале чемпионата Европы, Капрара вообще выиграл чемпионат мира. И я не думаю, что результат — это единственный критерий оценки работы. Я знаю огромное количество великих тренеров, которые ничего особенного не выигрывали, но благодаря им выросли очень сильные игроки.

«Я хотел кое-что попросить у господина Патрушева, но смог бы сделать это, только если бы мы выиграли Евро»

— Кризис сильно ударил по российскому волейболу — многие игроки уехали за рубеж. Как, на ваш взгляд, изменится уровень российского чемпионата?

— В сборной сейчас нет ни одного игрока из иностранных чемпионатов, наоборот, в российских клубах играет много иностранцев. И это позитивно влияет на уровень волейбола. Ну да, теперь мы путешествуем в эконом-классе — но это не проблема даже с нашим ростом, к этому можно привыкнуть.

— Спрашивали ли вашего мнения, когда для домашних игр сборной в Мировой лиге выбирали Хабаровск и Сургут?

— Это финансовый вопрос, его решает федерация. С Сургутом у меня связаны не очень приятные воспоминания. Там мы проиграли Японии, очень далеко жили от стадиона и много времени тратили на дорогу.

— Вас как иностранца не смущает тесная связь российского волейбола со структурами ФСБ?

— Я мало ощущаю эту связь. Я встречался с господином Патрушевым, он настоящий фанат волейбола. Я еще хотел кое-что у него попросить, но смог бы это сделать, только если бы мы выиграли чемпионат Европы. К сожалению, не получилось, и я видел, как он был разочарован.

МОЛОТОК.РУ

Главный забивала сборной России Роман Павлюченко накануне решающего матча с Германией согласился на короткую и легкую беседу – о том, как угнаться за Бесчастных, попасть в рейтинг Forbes и пережить расставание с Хиддинком.

ПОХОЖДЕНИЯ БРАВОГО СОЛДАТА

Томаш Нецид рассказал PROспорт о том, как он лечился от звездной болезни, пытался узнать нового тренера и заменить в сборной ушедших на покой звезд.

ПРОСТО МАРИО

Интервью с форвардом «Баварии» и сборной Германии, состоящее из трех звонков, набора эмоциональных фраз и нескольких неосторожных обещаний.

САМИ МЫ НЕМЕЦКИЕ

Анатолий Тимощук («Бавария») и Павел Погребняк («Штутгарт»), поменявшие этим летом «Зенит» на немецкую бундеслигу, представили Алексею Андронову («НТВ-Плюс») подробный отчет по немецкой сборной: козыри, слабости, новички, бразильцы и собственные вертолеты.

НЕ ПЕРЕВЕЛИСЬ ЕЩЕ

10 условий правильной работы футбольного тренера- переводчика, выполнение которых способно превратить Виктора Онопко в Жозе Моуринью. 

ТИМБИЛДИНГ

Центровой сборной России Тимофей Мозгов – о дисциплинированном баскетболе, гандбольном броске, вере в себя и жареной картошке.

ОСТАЛИСЬ В ЖИВЫХ

PROспорт обращает внимание на 10 сюжетов 92-го сезона национальной хоккейной лиги. Это суперзвезда Овечкин, оставшийся без телохранителя, юниор Таварес в роли Джона Локка и Могучий Мышонок Флери, который за шесть последних лет сыграл лишь сезон в Северной Ирландии, а теперь вернулся в НХЛ.

Слова

ВЛАДИМИР КЛИЧКО: «Я не дерусь с Поветкиным, потому что не уверен, что ему это надо».

Чемпион мира в супертяжелом весе по версиям IBF, WBO и IBO — о доверии к оппонентам, деньгах телевидения и пределах совершенства.

Live

РУБЛЕВСКИЕ ДЕЛИКАТЕСЫ

PROспорт понаблюдал за преображением Евгения Плющенко во время контрольного проката фигуристов сборной России

И ПОЛУРОСЛИК ОТВАЖИТСЯ ВЗЯТЬ ПРОКЛЯТЬЕ НА СЕБЯ

Накануне матча с Германией возвращение Дзагоева, как рог Хельмовой пади, дает нам надежду.

Колонка Василия Уткина

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.