Ottawa Senators
Блог

Дэйв Кэмерон: «Я не уверен, что вообще буду обсуждать свой новый контракт с клубом»

Главный тренер "Оттавы" во всей своей красе, пожалуй, впервые на Sports.ru. Это его интервью стало чем-то вроде пьесы "Горе от ума" для болельщиков "Сенаторов" и всех интересующихся НХЛ - его можно и нужно растащить на цитаты. То, что нужно для понимания личности нового тренера канадского столичного клуба и, видимо, твёрдого претендента на "Джек Адамс Эворд" сезона 2015/16.

Оригинал интервью (видео) | Перевод lumentulo

 Дэйв Кэмерон на пресс-конференции 28 апреля 2015 года.

– Прошло три дня с момента окончания сезона для «Оттавы». Хватило ли этого времени, чтобы эмоции улеглись и голова вновь стала холодной?

– Ещё нет. Нужно ещё немного времени. На самом деле, по окончании сезона у нас прошло общее собрание с игроками, оценка работы персонала. Некогда было переосмысливать. Чему я научился, так это тому, что в хоккее есть только два типа дней: игровой и неигровой. Вот выдалась пара неигровых, но время всё же ещё не сделало свою работу. Хорошая новость: сегодня уже никто никого никуда не гонит.

– Кажется, Вам понравилось оказаться в самом центре внимания. Можно ли сказать, что при общении с журналистами Вы не испытываете чувства неловкости?

– Журналистам, возможно, тяжело заниматься своим делом изо дня в день: всё тот же лёд, те же лица. Для меня же работа заключается в том, чтобы не нарушить границ: сказать вам то, что можно, и не навредить при этом всей команде или кому-либо из моих игроков в частности. Мне кажется, можно было бы ввести ротацию. Разные журналисты, разные тренеры. Тогда будут разные вопросы, будут разные ответы. Будет свежо. Но с этим я научился жить. Когда-то говорить легко, когда-то совсем не хочется ничем делиться. Но вообще мне это доставляет удовольствие. Я вырос в обществе, где спорят только ради спора, поэтому я не чувствую себя в проигрышной ситуации, даже если мне приходится отстаивать точку зрения, в которую я и сам не верю.

– Насколько трудно было работать два с половиной года ассистентом главного тренера, быть просто хорошим парнем, а потом вдруг прыгнуть в самое пекло? Что Вы вынесли из этой ситуации? Это ведь далеко не всем даётся легко.

– То есть, по-вашему, теперь я нехороший парень? Да, роль изменилась. Но картой в моём рукаве было знакомство с игроками. Не только как с хоккеистами, но и как с людьми. Когда я стал главным тренером, произошли и изменения в составе. Разумеется, у меня было своё видение игры команды, поэтому кто-то стал получать больше времени на льду, кто-то стал чаще оставаться в пресс-боксе. Я всегда старался быть самим собой, старался не меняться. Да, теперь в моих руках оказались бразды власти, за мной оставалось последнее слово, но это не повлияло на мой характер. Это одно из преимуществ возраста и опыта: уже есть возможность пережить перемену с наименьшими потерями для всех. Стать главным тренером команды НХЛ невероятно трудно. А потом ещё смочь завести коллектив – уму непостижимо. Но нельзя не отдать должное персоналу, который мне помогает: из головы каждого из них можно набрать информации на маленькую энциклопедию, опыта им не занимать. А где-то глубоко внутри они ещё и просто отличные ребята. Этот последний фактор и был сильной стороной «Оттавы» в минувшем году. Работая в окружении хороших людей, можно с головой отдаться хоккею. Если это условие не срабатывает, то половина времени уходит на подавление «лишних шумов» в голове.

– Что является положительной чертой для человека, непосредственно вовлечённого в хоккей? Вы уже нашли ответ?

– Никаких отличий от хорошего парня среди журналистов, учителей, пожарных, служителей правопорядка. Такие люди полностью посвящают себя своему делу, они скромны, они работают не покладая рук.

– И всё-таки нужно совершенствоваться. Что нужно для этого?

– Мы не имеем права убирать ногу с педали газа. Лето в этом бизнесе значит много. Если летом провалять дурака, то лучшей командой в Лиге просто не стать. Просто не стать. Легко сказать, что нужно что-то поменять. Всякие перемены в этом бизнесе происходят долго и с неимоверным трудом и потерей нервов. Например, есть в команде хорошие игроки. Для счастья не хватает ещё парочки качественных исполнителей. Кто их отдаст за бесценок? Никто. Да ещё не факт, что этот полученный хоккеист вольётся в систему. Моей задачей на собрании с игроками (которое ещё будет, и не одно) становится убеждение игроков не потратить лето впустую. Тогда у нас всё получится и в будущем году.

– Вы упомянули, что долго ждали шанса стать главным тренером команды НХЛ. О положительных сторонах этого мы уже поговорили. А было ли что-нибудь неожиданное?

– Ранее я говорил, что когда принял решение возобновить тренерскую карьеру, то моей целью было попадание в НХЛ. Я ясно понимал, что многие хорошие коучи так никогда и не добрались до высшей ступени лестницы по различным причинам. Может, просто не оказались в нужное время в нужном месте. Иногда бывает главным просто попасть. Если функционеры видят, что специалист действительно хороший, то его возьмут после увольнения по любой причине. Ни у кого из тренеров нет гарантии попадания в Лигу. Поэтому я просто решил тренировать. Вы спро́сите меня, хороший ли я специалист. Сам я не буду отвечать на этот вопрос. Поинтересуйтесь у моих игроков, моих помощников, посмотрите на игры и тогда уже примите решение самостоятельно. Единственное, что мне не нравится в моей работе, это обязательное общение с журналистами. Если бы мне не приходилось каждый день оказываться в объективе телекамеры, то я бы ничуть не расстроился. Я не хочу никого обидеть: я знаю, что во многом благодаря вам люди делают на этом деньги. Меня заботят только мои игроки и их работа на льду.

   Тренер "Оттавы" Дэйв Кэмерон за работой (изображение кликабельно)

– Вы стали главным тренером, когда команда находилась на 21-м месте в Лиге. Но концовка сезона вышла ударной. Нужно не дать команде сделать шаг назад. Как?

– Снова ответом будет довод о важности лета. По каким-то причинам: возмужалость, отличный характер, сплочённость, просто правильный подбор – эта команда достигла определённого баланса. Когда я только стал главным тренером, мне казалось, что результат не отражает того, что происходит на льду на самом деле. Больше всего я опасался, что таким образом хоккеисты просто бросят работать. Наград в виде побед-то не было. Это сбивает мотивацию любого человека. Я попробовал выжать из них чуть больше, и они мне ответили взаимностью. По ходу сезона мы потеряли двух основных вратарей, и нам пришлось обратиться к услугам АХЛ'овца Эндрю Хэммонда. Нам говорили: «Всё, ребята. Можете бронировать поля для гольфа». Но они и не думали этого делать. Мы начали выигрывать. И что? Ничего. Никто не подумал, мол, вот теперь мы хороши. Мы ввязались в гонку за плей-офф. Да, несколько раз мы оступились. Но никто не запаниковал. Никто не ломал клюшки, не хлопал дверьми, не жаловался на тренировки, на упражнения, на внеигровые мероприятия. Есть в этих ребятах что-то особенное. Баланса они достигли. У них есть потенциал, как и, впрочем, у любой другой команды. Но ничего нам просто так не давалось и не будет доставаться. Теперь мы будет с нетерпением ждать осени, особенно если вложимся в дело летом. Тогда-то у нас и появится возможность стать лучше.

– Вы постоянно говорите, что хоккеисты выигрывают и проигрывают матчи. Но всё-таки какую роль в успехе команды сыграли Вы и Ваши методы управления командой?

– У меня отличный тренерский штаб. Но сущая правда: хоккей – это простая игра. Все комбинации изучены, каждый знает, куда поставить свой нолик на очередной крестик. Нужно лишь быть предельно чётким, рассказывая хоккеистам, каким я вижу рисунок игры. Не надо ходить вокруг да около. Нужно убедить хоккеистов, что именно эта стратегия даёт нам наибольшие шансы на успех. Дальше остаётся надеяться. Если кто-то поверил, то и общая картина станет вырисовываться быстрее. Если придут победы, то стратегия быстрее уляжется в головах хоккеистов. Но в конце концов тренер хорош настолько, насколько хороши его подопечные. Это не высшая математика, это не ответ на «Главный вопрос жизни, Вселенной и всего». Ни один тренер, начиная сезон или карьеру, не хочет проигрывать, не хочет быть уволенным. Поэтому осенью у меня, пожалуй, будет некоторое преимущество – меня окружают хорошие люди.

– По-Вашему, Эндрю Хэммонд – это вратарь уровня НХЛ? Да, при нём команда играла здорово, но закончить сезон на мажорной ноте у него не вышло. А на финал часто все и смотрят.

– Не думаю, что последние две игры должны отобрать у него всё то, что он зарабатывал полсезона. Да и не было никакого финала, если только он не решил завязать с хоккеем. Мой ответ: да, Эндрю Хэммонд – вратарь уровня НХЛ.

– Многие люди хотят как можно раньше обеспечить себе спокойствие в будущем. Вы надеетесь, что подпишете новый контракт с клубом до наступления нового сезона?

– На самом деле, мне уже сделали предложение. Бумага лежит на кухонном столе. Я вам этого не говорил. Клуб относится ко мне честно. Поэтому я не ожидаю видеть в контракте каких-либо спорных пунктов. Я не уверен, что вообще буду обсуждать соглашение. Я просто подпишу то, что мне предложили. Не сомневаясь.

– Учитывая здоровье генерального менеджера клуба Брайана Мюррея, Вы думаете, что всё и дальше будет идти гладко?

– То, что я получил эту работу, – заслуга г-на Мюррея. Конечно, я знаком с его ассистентами, Пьером Дорионом и Рэнди Ли. Я стараюсь не забивать себе голову этим. Что должно произойти, то и случится. Я знаю Брайана Мюррея ещё с тех пор, когда я был тренером «Бингамтона» (2004-2007 гг. – прим. переводчика). Продержаться в НХЛ столько, сколько смог Брайан Мюррей – это невероятно. И сейчас даже здоровье не останавливает его заниматься любимым делом. Это живая легенда.

– Бобби Райан был очень самокритичен, оценивая своё выступление в последней четверти сезона. Что Вы сказали Бобби на вчерашнем собрании игроков?

– Ничего. Я с ним не виделся. Сегодня встретимся. А, теперь ваш вопрос: «Что Вы скажете Бобби Райану сегодня?» (смеётся) Скажу ему примерно то же, что и другим игрокам, которые в течение сезона попадают в затяжную чёрную полосу. Нельзя быть на 100% самим собой все 82 игры сезона. Бобби досталось больше на орехи, конечно, поскольку его спад выпал именно на концовку. Он уже давно варится во всём этом. Он может оценить свою игру, он знает, что ему нужно исправить. Моя задача – воодушевить его на это. Да, что-то пошло не так. Это лишь возможность вынести для себя урок.

Нападающие "Оттавы" Майк Хоффман (слева), Бобби Райан (№6) и Алекс Шиассон (№90). С большой долей веротятности здесь есть "третий лишний".

– Что Вы можете сказать о становлении Эрика Карлссона как капитана? Вначале он, может, не справлялся со свалившимся на него давлением, но теперь, кажется, он понял что к чему.

– У него есть необходимые для капитана черты характера. Карлссон – это Карлссон. Это яркая личность на льду и вне его. Он не упускает ничего. Он не стесняется выражать своё мнение. Когда игроку нашивают на грудь литеру «C», то ожидают от него большей чуткости по отношению к одноклубникам, тренерам, игровой философии. Некоторые думают, что раз это лучший игрок в команде, то ему всё будет легко. На самом деле, с капитанством всё обстоит несколько иначе: нужно следить на партнёрами, за выполнением определённых вещей надлежащим образом. Иногда сам игрок не обязан этим заниматься, чтобы быть лучше. Например, упражнения в тренажёрном зале. Эрик – это генетический гений. Он может стараться несколько меньше, чем другие, и быть в абсолютной форме. Но он капитан, он должен идти в тренажёрный зал. Иногда Эрик делал даже то, что ему лично не помогало никак, а вот команда от этого становилась только лучше. Он отлично подходит на роль капитана.

– Вы посадили на лавку ветеранов. В основном я имею в виду Дэйвида Легуанда и Криса Нила. Насколько тяжело было это сделать? Ведь готовясь к будущему сезону, эти хоккеисты будут задаваться о вопросом о своей роли в команде.

– Какие бы ни были у игрока недостатки в течение сезона, осенью в тренировочном лагере у каждого есть лишь чистый лист. Посадить любого игрока даётся с больши́м трудом, в том числе такого, который уже зарекомендовал себя в Лиге. Но все решения, которые я принимаю, исходят из одной-единственной мысли – наибольший шанс на победу в матче. Это нелегко. Иногда я оказываюсь прав, бывает и обратное. Каждый раз это оскорбляет хоккеистов. Но лучший встречный комплимент, который может получить тренер, – это отличная игра в исполнении его подопечного. Поэтому я не слежу за своими игроками через СМИ. Я не хочу, чтобы их мнения влияли на мою работу в большей степени, чем требуется.

– С Вашей точки зрения, какие изменения должны произойти в составе, чтобы команда стала лучше?

– Я не буду отвечать на этот вопрос. Если я это сделаю, а желаемого мной не произойдёт, следующим вопросом журналистов будет: «А вы довольны генеральным менеджером?».

Пол МакЛейн по окончании сезона для «Оттавы» рассказал о результатах своей работы, о трудностях развития молодых хоккеистов, о настоящих задачах при игре в обороне и о тех, кто по ходу чемпионата вырос больше остальных.

По словам генменеджера «Оттавы», клуб явно будет занят этим летом: предстоит собрать мозаику с двумя недостающими частями. А также на повестке дня переподписания, чистки состава, поиск форварда в топ-6, нового помощника тренера, места для Даниэля Альфредссона в системе «Сенаторов» и прочее.

Планы публикаций

У нас готово или в процессе подготовки сразу несколько материалов. Какой вам, уважаемые наши читатели, хотелось бы прочесть в первую очередь?

  1. Иллюстрированные итоги сезона для каждого игрока.
  2. Общие итоги сезона от болельщиков с выборами лучшего игрока в своем амплуа.
  3. Свободные агенты "Оттавы" и обсуждения их будущих контрактов (по примеру Хэммонда) - это будет два поста: об игроках основы и фарм-клуба.
  4. Перед драфтом. Мнения болельщиков о 18-м выборе "Оттавы" на драфте 2015 года.

До встречи в комментариях! Общение с вами прекрасно!

--

Блог Ottawa Senators участвует в проекте "Новый уровень":

VK сообщество | Блог Новый Уровень

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные