Блог Жук в муравейнике

Финал Лиги чемпионов – еще и катарское дерби (ну, почти). У «Баварии» тоже спонсор из Катара, за него клубу достается от фанов

Вокруг финала Лиги чемпионов вертится много сюжетов: шанс Неймара доказать, что побег из «Барсы» был не зря, дуэль немецких тренеров и даже потенциальный титул обладателя Кубка чемпионов у Эрика Шупо-Мотинга (извини, Златан). Есть и сюжет, который не сразу бросается в глаза.

Впервые в финале Лиги чемпионов сыграют команды, так прочно связанные с Катаром.

Владелец «ПСЖ» – Qatar Sports Investment, дочерняя компания фонда благосостояния Катара.

Спонсор «Баварии» – Qatar Airways, главная авиакомпания Катара. 

Оба проекта или напрямую созданы государством (Qatar Airways), или связаны с ним через другие компании (QSI). Если упростить, то «ПСЖ» и «Бавария» связаны напрямую с правительством Катара, а как именно это происходит, не меняет сути.

Оба клуба глубоко погружены в катарский рынок. Например, только у «Баварии» и «ПСЖ» есть фан-шопы в беспошлинной зоне аэропорта Дохи.

Официальный твиттер Qatar Airways даже обыграл дерби и придумал хештэг #Qlassico (под ним уже несколько тысяч твитов). Отреагировало и руководство страны. Сразу после полуфиналов пресс-служба эмира Катара Тамима бин Хамад Аль-Тани сообщила, что он прилетит в Лиссабон на финал.

Сразу успокоим – это будет дружеское дерби. А вот если бы в финал вышли «Манчестер Сити» (ОАЭ) и «ПСЖ» (Катар), то нас наверняка ожидало бы обострение холодной войны в Персидском заливе.

Неймара купили ради спасения ЧМ в Катаре. Он стал частью политической игры шейхов (в том числе против ОАЭ)

В ближайшем будущем катарское дерби в финале ЛЧ вряд ли повторится (другие партнеры Qatar Airways в Европе – «Барселона» и «Рома»). Поэтому (пока есть шанс) попробуем осмыслить, что значит этот матч с точки зрения Катара.

Раньше Хенесс и Румменигге атаковали «ПСЖ» за связь с Катаром. В 2018-м «Бавария» подписала контракт с Qatar Airways

Если к катарским владельцам «ПСЖ» мы давно привыкли, то домашнюю «Баварию» действительно сложно представить рядом с таким спонсором, особенно учитывая сложные отношения мюнхенских боссов и Катара. Перенесемся ненадолго в начало десятых, когда Qatar Sports Investment только-только пришел в Париж. 

Активность катарцев и финансовая распущенность «ПСЖ» раздражали многих, но сильнее всего – немецкие клубы с их экологичной экономикой и особой структурой владения. Боссы «Баварии» постоянно атаковали «Париж».

Вот две самые яркие цитаты.

«Если бы я заплатил 100 миллионов евро за Мбаппе, у меня осталась бы только левая большеберцовая кость», – рассуждал президент «Баварии» (уже экс-президент) Ули Хенесс.

В интервью Le Parisien в 2013-м председатель совета директоров Карл-Хайнц Румменигге подробно объяснил претензии:

«Клуб, получающий от спонсоров 150 миллионов в год, не реагирует на рыночные цены. Я много путешествую по миру и вижу, что сотрудничество с «ПСЖ» вредит имиджу Катара. Футбол основан не на накачке деньгами, а на других ценностях. Катару нужно быть осторожнее. Они выиграли [право на проведение] ЧМ-2022 при очень подозрительных обстоятельствах. Они инвестируют в клуб, который не соблюдает правила ФФП и использует финансовый допинг».

После такого меньше всего ожидаешь, что «Бавария» и сама захочет катарских денег. Но в феврале 2018-го (всего через полгода после трансфера Неймара за 222 миллиона, которым так возмущались в Мюнхене) «Бавария» объявила о контракте с Qatar Airways.

По разным данным, сотрудничество приносит немцам около 10 миллионов евро в год. В ответ «Бавария» проводит зимний сбор в Дохе (на официальном ютуб-канале публикуются видеодневники), участвует в маркетинговых активностях, летает на самолетах Qatar Airways и носит лого компании на левом рукаве формы (центральное место по-прежнему занято титульным спонсором – T-mobile).

Хенесс и Румменигге не объяснили причины такой непоследовательности, но за них это попробовал сделать экс-игрок «Баварии» Вилли Саньоль.

«Бавария» и «ПСЖ» сотрудничают с Катаром, но их подходы отличаются, – объяснял Саньоль в интервью Bild. – На «ПСЖ» сыпятся деньги с неба, они словно богатые наследники. «Бавария» зарабатывает, создавая ценность для спонсора. Слишком бурная реакция боссов «Баварии» удивляет меня, это типично скорее для французов, чем для немцев. Нам [французам] не нравятся те, кто преуспевают и показывают свой успех».

Фанаты «Баварии» осуждают связь с Катаром. Одного из самых активных протестующих лишили права посещать стадион

Коллаб «Баварии» с катарцами действительно совсем не похож на парижский. Контракт прозрачный, выплаты достаточно скромные. И все же катарская токсичность передалась и флегматичным немцам.

Все началось с фанатских протестов. Дело в нарушении прав человека в Катаре: по неофициальным данным, только на 2018 год на стройках стадионов к ЧМ-2022 погибли более 1200 рабочих. Немцы считают, что сотрудничать с такой страной (напоминаем, что Qatar Airway – государственная компания) – неэтично.

На домашних матчах «Баварии» мюнхенская фан-группировка Red Pride регулярно вывешивает баннеры с критикой Катара. Лучший был в январе 2019-го: на нем Хенесс и Румменигге со знаками евро в глазах, а на их фоне – несчастные рабочие-рабы на катарских стройках.

В конце сезона-2018/19 один из самых активных фанатов Red Pride (его имя держат в секрете) на ежегодном собрании членов клуба предложил внести в устав «Баварии» пункт о защите прав человека (намек, что катарские партнеры их не соблюдают).

В январе 2020-го этот же болельщик организовал лекцию «Катар и права человека. «Бавария» и молчаливое согласие». На мероприятие собрались 150 человек, перед ними выступили двое рабочих из Непала. Они рассказали о кошмарном опыте работы на стройках стадионов в Катаре. Затем организаторы показали фильм немецкой телекомпании WDR: журналист Бенджамин Бест использовал скрытые камеры, чтобы зафиксировать факт эксплуатации рабочих-мигрантов в Катаре. Забавно, что в этот момент первая команда «Баварии» была в Дохе на зимнем сборе.

Ответка «Баварии» прилетела быстро. 17 февраля этот болельщик как обычно пришел на игру резервной команды «Баварии» (рубились с «Халлешером») и вывесил баннер против матчей в понедельник. 11 марта болельщику пришло письмо (фото тут) из «Баварии» – клуб аннулировал абонемент и запретил посещение матчей на неопределенный срок. Формальный повод – баннер (тот самый, про понедельники) не имел сертификата пожарной безопасности. В письме стояли подписи Румменигге и его заместителя – Ян-Кристиана Дреезера.

В день матча «Баварии» с «Лионом» этот болельщик судился с клубом. Процесс все еще идет (ближайшее слушание – 15 октября, на нем изучат записи видеонаблюдения), но адвокат Андреас Хюттль уверен, что его клиент пострадал из-за своей позиции по Катару.

«В прошлом сезоне было вывешено больше сотни баннеров, – объяснял адвокат. – Знаете, сколько людей наказали? Ни одного. Даже человек, пойманный с пиротехникой, получает только год-два бана. А мой подзащитный забанен на неопределенный срок за отсутствие пожарного сертификата?

На мой взгляд, это реакция клуба на мнение моего подзащитного о сотрудничестве с Катаром. Это конец свободе слова на стадионе».

В Катаре действительно нарушают права человека?

Кажется, да.

К ЧМ-2022 Катар строит восемь стадионов. Несмотря на запредельное богатство страны, на стройках трудятся в основном рабочие из Непала, Бангладеш, Индии, права которых защищаются только на бумаге.

В 2018-м мы писали подробный текст о нечеловеческих условиях труда на стройках в Катаре. Если кратко: у работников отнимают паспорта, обманывают со сферой деятельности (архитекторов используют как простых строителей), не выдают каски и спецодежду, а когда рабочие предсказуемо ломают руки и разбивают головы, им некому помочь (квалифицированных врачей нет). 

После шумных публикаций катарцы пообещали все исправить, но, кажется, обманули. В августе 2020-го Inter Press Service опубликовал рассказ кенийского рабочего, который трудился в Катаре. Основные пункты: его обманули с работой (пообещали место охранника – сделали рабочим), поселили в однокомнатную квартиру без душа, где живут еще четыре человека, зарплату задерживают на 2-3 месяца, не выдают рабочую визу (а без нее нельзя пожаловаться в департамент труда). По крайней мере, парень выжил.

Есть претензии и конкретно к Qatar Airways. В апреле 2018-го ITUC (Международная конфедерация профсоюзов) нашла серьезные нарушения трудовых условий работников международного аэропорта Хамад в Дохе (принадлежит Qatar Airways). Вот список нарушений:

• ранжирование зарплат по национальному признаку,

• двойные смены без времени на сон,

• более 100 дней без единого выходного,

• угрозы в сторону работников, которых начальство могло застукать во время отдыха.

Кажется, Карл-Хайнца Румменигге это не очень тревожит: «Глава МИД Катара уверил меня, что права рабочих в стране улучшаются благодаря футболу». Болельщики не оценили: в ответ они процитировали Румменигге на баннере и залепили нарисованному Карл-Хайнцу глаза помидорами.

«ПСЖ» в финале ЛЧ, но медиа пишут не только про новую роль Неймара, но и про проблемы Катара

Теперь ко второму финалисту. После матча с «Лейпцигом» президент «ПСЖ» Нассер Аль-Хелаифи выдал речь победителя:

«Это историческая ночь, мы впервые вышли в финал Лиги чемпионов. Мы в клубе с 2011 года и впервые подобрались так близко к мечте. Мы заслуживаем этого. Я горжусь нашими игроками».

Наверняка в этот момент Нассер не только кайфовал от выхода в финал, но и мысленно подсчитывал имиджевую выгоду для Катара. Мы очень подробно писали о том, как с помощью футбола и «мягкой силы» катарцы формируют образ гостеприимной и современной страны. Нарушение прав человека, покалеченные рабочие – забудьте. Катар должен ассоциироваться с Неймаром, Мбаппе и стильной формой от Jordan Brand.

Кажется, что выход «ПСЖ» в финал заявит всему миру о могуществе и успешности Катара. Но получается по-другому – за несколько дней до финала медиа больше пишут не о величии Катара, а о его проблемах.

«Финал Лиги чемпионов определенно поднимет множество неудобных вопросов, – уверен профессор и специалист по Азии и Ближнему Востоку Саймон Чедвик. – Эксплуатация рабочей силы, спортивная стирка (подразумевается коррекция имиджа через спорт – Sports.ru), мягкая сила, богатство за счет нефти и газа. Когда страна долгое время инвестирует в спорт, ее деятельность подвергается тщательной проверке (особенно если это абсолютная монархия)».

Колумнист Financial Times Саймон Купер прошелся по темным моментам новой истории «ПСЖ»: сговор между Саркози и эмиром Катара, подозрительные спонсорские контракты, повышение цен на билеты в 2016-м, привилегии у суперзвезд.

Британский The Independent опубликовал большой текст с многообещающим заголовком «Выход в финал государственного клуба – низшая точка для всего футбола». Внутри еще горячее:

«Выход команды в финал Лиги чемпионов означает, что государство с весьма сомнительной репутацией в области прав человека наконец обосновалось в самом выдающемся клубном турнире, запятнав его даже по современным меркам футбола

Этот матч задумывался как грандиозная кульминация катарского проекта «ПСЖ». Поэтому сейчас мы должны задавать самые острые вопросы обо всем: от гибели рабочих до нарушения прав человека».

На стройках ЧМ в Катаре погибло более 1200 человек. Как это вообще?

30 вопросов про Катар перед ЧМ-2022: алкоголь, жара и девушки

Фото: dw.com; Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein/Bongarts, Alex Grimm/Bongarts, Francois Nel; AFP/EAST NEWS; imago sportfotodienst/EAST NEWS

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья