Тает лед
Блог

Вспоминая титанов. Двенадцать подвигов Евгения Плющенко. Часть 1

 

«Первый, с кем предстоит столкнуться неотвергнувшим зов в их героическом путешествии, это персонаж, который должен подарить странникам амулеты против несокрушимой силы драконов… Образы доброй женщины-заступницы или сказочной крестной – характерная черта европейского сказочного фольклора. В этом образе воплощается благосклонная к нам, оберегающая сила судьбы».

                                                                                                  Джозеф Кэмпбелл «Тысячеликий герой»

«Прежде чем отправиться на поиски опасных приключений, герой обычно получает какую-нибудь суперсилу… Персей получил меч, который невозможно сломать, шлем, который делал его невидимым, и летающего коня. У Артура был Экскалибур, а оружием Люка из «Звездных войн» становится световой меч».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

«До сих пор жалею, что не сохранились мои первые коньки.

Они достались мне совершенно случайно. Мама пошла в магазин и взяла меня с собой. Мы встретили нашу знакомую и ее маленькую дочку. Девочка рыдала.

— Таня, ты представляешь, с таким трудом нам удалось купить коньки, доставали их через московских знакомых! А дочка ни в какую кататься не хочет.

— Там холодно и больно! — Девочка заливалась слезами. — Я все время падаю!

— Давай тогда Жене твои коньки подарим! — совершенно неожиданно предложила женщина.

— Давай! — Девочка сразу же перестала плакать.

— Ну что ж, я прямо сейчас и отдам Жене коньки. — Мама девочки надеялась, что ее дочь передумает.

Но та стояла на своем:

— Отдавай! Я не буду кататься.

Тогда женщина взяла у девочки коньки и повесила их мне на шею. Вот такая судьба».

                                                                                                               Евгений Плющенко «Другое шоу»

 

Идея создать объемный материал о Евгении Плющенко преследовала меня давно. Вот только в процессе реализации задуманного неизменно возникали трудности – слишком уж масштабная и противоречивая фигура. Не подступишься. Осложнял все и тот факт, что писать планировалось не о паленых кроссовках на его ногах, не о стоимости тренировок в его академии и даже не о том, почему Патрик Чан значит для истории фигурного катания много больше, чем Плющенко (старожилы спортса меня поняли).

Просто хотелось сказать что-нибудь новое о пути одного из главных героев российского спорта последних двадцати лет. И стоило только слову «путь» встретиться в одном предложении со словом «герой», как я понял, что мне может помочь.

Я решил взглянуть на Евгения не только как на чемпиона, штампующего сложнейшие каскады, но и как на, если угодно, персонажа мифологии. Ведь  любой великий спортсмен – это еще и культурное явление. И если мы можем найти множество общих черт в историях Одиссея, Ильи Муромца, Фродо Бэггинса, Форреста Гампа, Нео из Матрицы, Гарри Поттера и Человека-паука, то кто сказал, что законы жанра, диктуемые опытом человечества, нельзя применить к Лионелю Месси, Майклу Джордану, Роджеру Федереру и, наконец, к Евгению Плющенко?

В любом случае – попробовать нам никто не запретит. Так давайте попытаемся увидеть в российском фигуристе не только великого спортсмена, но и очередное воплощение избранного. Того самого супергероя, который непременно  убьет дракона, спасет принцессу и искоренит зло.

А, быть может, и перейдет на Темную сторону…

Нижеизложенные двенадцать подвигов – это события, явления и свершения, которые мне в спортивной и околоспортивной жизни Евгения показались наиболее важными. И да, чуть не забыл. Небольшое предупреждение – здесь притягивают за уши, любуются синими занавесками и фантазируют почем зря. А теперь – в путь!

 

Подвиг №1. Серебро Чемпионата Европы и бронза Чемпионата мира в первом взрослом сезоне

«Герою предстоит пройти ряд испытаний. Они должны сделать героя сильнее, закалить его, а не ранить или уничтожить. Испытания дают ему шанс совершить подвиги и утвердиться в своем праве на лидерство».

 

Кроткое и поступательное движение к вершинам с оглядкой на успехи старших – вот это совсем не про Плющенко. Его старт во взрослых стал подлинным стихийным бедствием для соперников. Ошарашивал не только сам факт сложности программ, подвластной пятнадцатилетнему юнцу, но и совершенное отсутствие видимых признаков волнения и страха.  Осанка, выражение лица и фирменный взгляд  а-ля «я пришел забрать свое, и лучше бы вам просто разбежаться» – сейчас мы все с этим знакомы. Тогда это было в новинку.

Пересматривая те самые прокаты двадцатилетней давности, я невольно вспоминаю про нынешнюю главную звезду фигурного катания России – Алину Загитову. Ощущения от прокатов схожие:  будто неконтролируемое природное явление решило показать себя во всей красе, и для всех, кто рядом, гораздо безопаснее просто наслаждаться, не мешая и не раздавая советы. Не указываем же мы огню, как ему гореть…

Взяв серебро на Чемпионате Европы, Евгений отправился на мировое первенство. И именно там все всё окончательно поняли: упав с четверного в самом начале произвольной, он тут же бесстрашно повторил попытку. Снова грохнулся и остался лишь с бронзой, но это ли важно? Было ясно, что это совсем не предел, но чего именно ожидать от «русского чуда» не понимал никто.

Плющенко бросил вызов всему миру.

 

Подвиг №2. Стал соавтором величайшего противостояния 21 века в фигурном катании

«Герой продвигается вперед навстречу приключениям до тех пор, пока не приходит к «стражу порога», охраняющему вход в царство, где правят некие высшие силы».

 

Им повезло друг с другом так же сильно, как спорту повезло с ними обоими. Бог фигурного катания, который снайперскими одиночными выстрелами отправлял гениев в разные точки земного шара, на этот раз решил стрельнуть в сторону России из двустволки. Соотечественники, практически ровесники, обладатели космического таланта и чрезвычайно сложных характеров – такой накал на протяжении четырехлетия с трудом выдерживала планета. А уж о том, чтобы хранить два таких фрукта в одной корзиночке, и речи идти не могло.

И все же им повезло друг с другом. Они – подобно Джокеру и Бэтмену, Гарри Поттеру и Волан-де-Морту –  дополняли друг друга, они разжигали в своем антагонисте огонь. И совсем не важно, кто там представлял силы добра – это жестокий мир спорта, там думают не о добре. Важно то, насколько четко их соперничество разделило в фигурном катании век двадцатый и век двадцать первый. Другие за ними, конечно же, не поспевали – достаточно сказать, что следующей (после Игр-2002) Олимпиады со схожим соотношением сложность/качество нам пришлось ждать шестнадцать лет.

Однако не стоит сводить это противостояние к генеральному сражению – преступно многое пропустится. Я, например, в не меньшей степени обожаю их зарубы в предолимпийском сезоне. Особняком, конечно же, стоит короткая программа на Чемпионате мира-2001. «Революционный этюд» против «Болеро»: чистейшее исполнение программ, буравящий взгляд Плющенко и сжатые с чудовищной силой кулаки Ягудина после прокатов, атмосфера надвигающегося олимпийского апокалипсиса – как вообще можно устать это пересматривать!?

Если до того турнира у кого-то и оставались сомнения в том, что все остальные фигуристы поедут в Солт-Лейк-Сити бороться за бронзу, то после – они окончательно испарились. Они – в смысле сомнения, а не люди. Хотя, почем знать…

 

Подвиг №3. Стал идеальным механизмом для реализации постулатов Алексея Николаевича Мишина

«Покровитель-проводник является в мужском образе. В сказке это может быть лесовичок, чародей, отшельник, пастух или кузнец, дающий амулет или совет, которые потребуются герою. Более высокоразвитые мифологии представляют в этой роли возвышенный образ наставника, учителя».

                                                                                                  Джозеф Кэмпбелл «Тысячеликий герой»

«Архетипический герой – это обычно герой поневоле… Всегда проще ничего не делать, остаться дома, отказаться от борьбы – и пусть другие слышат зов, сколько им угодно. На этой стадии, чтобы герой все-таки рискнул, необходимо повысить ставки».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

«В Питере мы с мамой безумно скучали по отцу и Лене. И прекрасно сознавали: до каких-либо результатов еще очень далеко. А жизнь в Питере дорогая, денег, несмотря на жесткую экономию, катастрофически не хватало.

Отцу было не разорваться, и однажды они с мамой все-таки приняли решение, что нам следует вернуться домой. Папа занял денег и прислал нам. Мы купили билеты на поезд и пришли попрощаться с Мишиным.

— Мы больше так не можем, — сказала мама. — Нам очень тяжело, финансово мы не продержимся.

— Это ошибка. Дальше все будет по-другому. У вас очень перспективный и талантливый сын и надо подождать. Терпите.

Алексей Николаевич дал нам денег на продукты, и мы остались».

                                                                                                               Евгений Плющенко «Другое шоу»

 

Великие спортсмены получаются тогда, когда в руки выдающегося тренера попадает хороший материал. А уж когда в руки человека, известного в фигурном катании как Профессор, попадает абсолютно растянутый паренек с невероятной харизмой и ментальностью чемпиона – тут остается только надеяться, что они сойдутся характерами. Сошлись. И понеслось…

Мишин, который ставил во главу угла гармоничное развитие фигуриста, понимал, что прогресс в деятельности, связанной с движением, неостановим и утверждал, что прыжок должен быть логичным продолжением скольжения, вложил в Женю всего себя. Ставка сыграла: Плющенко на пике формы – это фигурист без слабых мест. Вращения? Получите первый в истории мужского одиночного бильман. Дорожки? Евгений порой так изобретательно и быстро рассекал ногами лед, что хотелось завопить: «Хватит, Золотая антилопа Женя, пощади! Довольно!». Прыжки? Ловите каскады 4-3-3 и тройной аксель-ойлер-тройной флип.

Яркий пример такого Плющенко – произвольная программа в финале Гран-при-2001. Каскады 4-3 и 4-3-2, крышесносная дорожка и бильман прилагаются.

Природный талант в сочетании с инновационными методиками постановки прыжков дали ошеломляющий результат – Евгений штамповал четверные пачками, а в те нечастые моменты, когда он с них падал, создавалось ощущение, что это происходило не от недостатка сил, а от их переизбытка.

Но не только и не столько это поражает. Они прощали друг другу ошибки. Не перекладывали вину. И безостановочно шли вперед. Удивительное дело – две личности, два мужика с непростыми характерами и своими взглядами (далеко не всегда совпадающими) прошагали вместе 20 с лишним лет. Любой человек, который знаком с тренировочным процессом в профессиональном спорте, понимает, насколько это тяжело.

Мишин для Плющенко – не просто тренер. Это именно покровитель-проводник. В самом высоком смысле этого слова.

 

Подвиг №4. Как никто умел подавлять своих соперников

«Переплетение положительных и отрицательных качеств делает персонажей более противоречивыми и глубокими. Полностью положительный герой – скучный герой. У хорошего парня должна быть «тень», выражаемая его методами или мотивацией».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

«Дрался я отчаянно. И мне было абсолютно не важно с кем. Меня не останавливало, если мои обидчики занимались боксом, как, впрочем, и то, что я далеко не всегда выходил из драки победителем.

Но именно после этих стычек меня начали уважать, в классе появились друзья-приятели. Ведь я сумел постоять за себя, а для пацана это очень важно. Если ты считаешь, что прав, а тебя несправедливо обижают, надо уметь давать сдачи».

                                                                                                               Евгений Плющенко «Другое шоу»

 

Если меня спросят, что тяжелее: тонна пуха или тонна железа, то я, не задумываясь ни на секунду, отвечу –  характер Плющенко. Но при всем при этом нужно отдавать себе отчет в том, что есть и еще более тяжелая вещь – его тележка, доверху набитая всевозможными кубками и медалями.

На протяжении всей своей карьеры он дрался. Он дрался, когда приходилось собирать с мамой бутылки на улице, чтобы поесть. Дрался со старшими ребятами в группе Мишина – иначе там было не выжить. И он продолжал биться даже тогда, когда стал Олимпийским чемпионом и гордостью нации – просто потому, что  не хотел иначе.

В общем-то, все это не назовешь редкой для спорта историей. Точно так же дрался Марадона, точно так же не давал поблажек ни себе, ни сокомандникам, ни соперникам Майкл Джордан. Паинькам нет места на вершине спорта – туда добираются слишком высокой ценой.

Многие старты Евгений выигрывал еще до начала непосредственно прокатов – он блестяще использовал разминку, на которой показывал свою силу, убивая настрой конкурентов. Затем не него начало работать имя – многие отмечали, что, например, Жубер без Плющенко и Жубер с Плющенко в рамках одного состязания – это два разных фигуриста.

Иногда, конечно же, ментальная сила Евгения давала сбой. Самый серьезный из них случился максимально невовремя – на Олимпиаде-2002. Но большую часть его карьеры можно описать знаменитой фразой Уолтера Уайта из выдающегося американского сериала «Во все тяжкие»: «Я не в опасности. Я и есть опасность».

Он не жалел себя – отчего же ему жалеть соперников? На протяжении всей карьеры Евгений  Плющенко шел по трупам. Но каждым вторым трупом был его собственный.

 

Подвиг №5. Будучи лучшим фигуристом мира, не терял чувства самоиронии

«Даже самый серьезный герой выиграет от нескольких комических сцен, которые позволят снять внутреннее напряжение».

 

Самоирония – это, конечно, хорошо. Но тянет ли на подвиг? Как по мне – да. Когда над собой позволяет смеяться человек, который славится, кгхм, слегка высокомерным поведением и позами а-ля «Очень приятно, царь», очень приятно уже становится зрителям.

Конечно, чем старше и титулованнее становился Евгений, тем меньше шутливого проскальзывало в его словах и в его прокатах. Но забавного мы увидели немало, не так ли?

Мой же любимый момент случился на уже не раз упоминавшихся Играх-2002. Показательные выступления, умаханный Плющенко докатывает «Кармен», раскланивается. Зал требует элемент «на бис». Все такой же умаханный Плющенко выходит, раскатывается и… наворачивается с тройного тулупа.

Тут и начинается самое забавное: Евгений встает, раскрывает рот и вытягивает руки, всем своим видом показывая, что он не серебряный призер игр, а какой-то залетный паренек, который с коньками знаком только по сказке Ершова. Проезжает каток с таким вот непонимающим видом под овации и хохот зала, делает уже чистый тройной тулуп и встает в заключительную позу. Блистательно.

 

Подвиг №6. Не сломался после Олимпийских игр-2002

«В определенный момент герой оказывается перед самым сложным вызовом. Этот момент кризиса понимается как главное испытание героя: он должен встретиться со своей тенью. Встреча с тенью приводит к смерти героя – буквальной или символической, но он возрождается».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

 

Евгений вчистую проиграл Ягудину Олимпийские игры – факт. Он упал с четверного, его программы (одну из которых он даже заменил) не были столь яркими и, что еще важнее, они куда меньше подходили для Олимпиады. Последнее будет учтено – на следующие Игры Евгений привезет суперхитовую блокбастерную произвольную программу и обыграет всех. Пока же всех с блокбастерной произвольной и великой короткой программой обыграл Алексей Ягудин.

Плющенко немало сделал для победы Ягудина – просто представьте, настолько нужно доконать человека, чтобы тот впервые чисто прыгнул каскад 4-3-2 в произвольной программе на Олимпиаде!

Но что еще забавнее – заслуга Ягудина в том, насколько успешно сложилась дальнейшая карьера Плющенко, также несомненна. Евгению после Алексея не могли быть страшны ни его копия в лице Жубера, ни североамериканцы с нестабильным четверным (единственного североамериканца со стабильным четверным в том десятилетии – Гейбла – Плющенко прихлопнул на тех же Играх), ни Ламбьель с его очень-редко-когда-тройным акселем.

 

Спустя шестнадцать лет Женя снова решится по ходу Олимпийского сезона заменить произвольную программу, и это снова закончится вторым местом. Только это будет уже другая Женя, да и история совершенно иная…

Плющенко проиграл, но, подобно Ягудину, оступившемуся на Играх-1998, сделал выводы. Мало кто сомневался, что он возьмет свое в Турине.

Но никто и представить тогда не мог, что впереди у Евгения Плющенко еще три Олимпиады. И на каждой из них его ждут медали.

Продолжение следует…

                                                                           

P.S. Сегодня у блога «Тает лед» первый День рождения  =)

За прошедший год с ним произошло немало интересного: сумасшедший олимпийский марафон, когда за 11 дней было написано 5 текстов (для меня это очень много); Маг, грозившийся отрубить автору блога голову; тексты про Женю и Алину; а как-то раз один из материалов этого блога репостнул к себе в фейсбук Флоран Амодио!

К чему это я… Ах, да. Большое спасибо, что читаете, соглашаетесь и ругаете. Мне правда очень приятно! Ну а теперь автор уходит на зимние каникулы. Ладно, ладно, шучу. До скорой встречи!

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья