Блог Тает лед

Излишняя отвага. Как главное достоинство Юдзуру Ханю может помешать ему стать двукратным олимпийским чемпионом

Мой друг, максимально далекий от мира фигурного катания человек, недавно рассказал мне одну забавную и очень показательную историю. Сидя в здании местного спорткомплекса,  он от нечего делать начал смотреть телевизор, висевший в фойе. По каналу-монополисту для всех спорткомплексов России как раз шел российский этап Гран-При по фигурному катанию и «до одури красиво катался какой-то парень из Японии. Музыка была такая интересная еще, вроде национальная; ему она шла очень. И энергия от парня перла, я аж оторваться не мог, хотя, сам знаешь, мне это катание, в принципе, до лампочки всегда было».

Вы понимаете, да? Не самый удачный прокат, да и выступал не российский спортсмен… Но человек, для которого тулуп – это, в первую очередь, одежда, на инстинктивном уровне почувствовал, что перед ним не просто фигурист, а что-то большее. Что-то, что можно рассмотреть «издалека», без сопоставительных анализов и технических бригад. Явление не ново – люди, не разбирающиеся в фигурном катании, на удивление легко отделяют зерна от плевел, видят, от какого парня «энергия прет», а кто играет в имитацию. Я это заметил достаточно давно, когда по окончании какого-то ледового шоу, в тот момент, где все участники совершают элемент на бис, мой отец (для которого на льду есть только хоккей) ткнул пальцем в одного из фигуристов, сказав, что «он как-то по-особенному все делает, не так, как другие». Тогда отец «попал» в Ламбьеля.

Юдзуру является едва ли не единственным фигуристом в мире, чьи высказывания о том, что прокат не получился из-за слишком легкого прыжкового набора, не вызовут у большинства раздражения или непонимания. Менялись программы, костюмы, менялся его статус, но стремление сделать все по максимуму оставалось непоколебимым. В погоне за величием игнорировались и ушибы с рассечением головы,

и статус дебютанта.

Именно Ханю спровоцировал чудовищный прогресс в мужском одиночном катании, тот самый прогресс, который позволяет нам теперь загибать все пять пальцев при подсчете четверных в рамках одной программы. Более того, японец – наглядное подтверждение того, что одних четверных недостаточно – фигуристу надлежит развиваться гармонично, не уповая исключительно на имеющиеся сильные стороны.

В декабре пятнадцатого года, после эпического Финала Гран-при мне казалось, что Юдзуру своими прокатами уничтожил спорт – настолько он оторвался от всех остальных (речь не только об оценках) и настолько недосягаемым казался. Но прошло совсем немного времени, и Ханю отыскал новое препятствие на пути к гармонии – четверной лутц. И он уже практически справился с очередным препятствием, вот только время (канун Игр) для этого выбрано, как мне кажется, не самое удачное.

Интересный факт №1: актуальный мировой рекорд в произвольной программе был установлен без четверного лутца, для рекордных баллов в короткой программе  и по сумме не понадобился даже риттбергер (все перечисленные рекорды принадлежат Юдзуру).   

В соревновательном контексте лутц не является для главного фигуриста планеты жизненной необходимостью. Извините меня за пафос, но здесь речь идет не столько об очередной медали, – он и так уже выиграл вообще все – сколько о месте в истории спорта, о многократном покорении фигурнокатательного Эвереста. Несмотря на «Камон, Хави!» (если хотите посмеяться, представьте себе Плющенко, который кричит Ягудину «давай, Леша!»)  и не выпускаемого из рук Винни, Ханю со звериной серьезностью относится к каждому, даже самому незначительному старту. Что уж тут говорить об Олимпиаде… Даже Орсер, не сдержавшись, обронил, что Юдзуру излишне сфокусирован на предстоящих Играх в Корее.

Тем тревожнее становится за колено и за правую лодыжку великого японца.

Интересный факт №2: в двадцать первом веке фигурист с самым сложным прыжковым контентом еще ни разу не выигрывал Олимпиаду.

2002 год: триумф Ягудина, неожиданное падение Плющенко и его «серебряная» произвольная – это то, что помнят все. Не все помнят, что занявший третье место Тимоти Гейбл легко и непринужденно приземлил в произвольной программе целых три четверных (два из которых – сальховы). Впрочем, бронза была закономерна – во всем, кроме прыжков, американец отставал от наших ребят примерно лет на десять.

2006 год: Плющенко, избегая излишних рисков и понимая, что от ненужных переживаний появляются морщины, в одну калитку выигрывает Игры, исполнив по одному четверному тулупу в каждой из программ. Ламбьель и Жубер, попытавшиеся сделать по два четверных в произвольной, катались грязно и очень скованно.

2010 год: можно я не буду?

2014 год: Ханю и Чан с разной степенью успешности исполнили три четверных за две программы. Хавьер Фернандес планировал сделать три четверных за одну лишь произвольную, но не вышло. С менее сложными прыжками также возникли сложности – испанец уехал из Сочи с деревянной медалью.

Вышеизложенное вопит и молит Ханю о том, чтобы он не убивался о четверной лутц хотя бы ДО Олимпиады. Выполняя лутц на Играх, рискуешь медалью, выполняя его незадолго до олимпийских сражений, можно нарваться на травму, что, собственно, и случилось. На данный момент участие/неучастие Юдзуру в Олимпийских играх даже не обсуждается, но что-то мне подсказывает, что наработку лутца и разговоры об акселе в четыре с половиной оборота (даже это из уст Ханю и Орсера звучит абсолютно не бредово!) стоит на время отложить в сторону. Впрочем, у каждого самурая свой путь.

 

P.S: далее немного рассуждений, которые напрямую к статье не относятся.

Интересный факт №3: карьера Ханю идеально подходит для проведения забавных аналогий.

2002 год. Два главных фаворита Олимпиады: Ягудин, который на предыдущих Играх был пятым, а затем выиграл три Чемпионата мира и Плющенко – девятнадцатилетний молодой талант, отличающийся, помимо прочего, редким для мужского катания умением делать бильман.

Теперь меняем год и фамилии.

2014 год. Два главных фаворита Олимпиады: Чан, который на предыдущих Играх был пятым, а затем выиграл три Чемпионата мира и Ханю – девятнадцатилетний молодой талант, отличающийся, помимо прочего, редким для мужского катания умением делать бильман.

К слову, нынешнего Ханю я бы сравнил уже с Ягудиным – у обоих культовая короткая программа (от которой тащится Тарасова, хех) и героически-блокбастерная произвольная, а также молодой соотечественник в конкурентах. Такие дела.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья