Блог Вы это видели?

«Обзывать темнокожего человека – то же самое, что оскорблять блокадника». Анна Семак попала на обложку питерского журнала и вновь заговорила о расизме

Жена Сергея Семака Анна продолжает мелькать в медиапространстве.

Она попала на обложку петербургского городского журнала «Собака.ru» как героиня главного интервью выпуска. Вместе с ней там оказались: студенты центра «Антон тут рядом» Саша Слесарев, Алия Тенишева и Андрей Цырцанов, брат и сестра из Камеруна Адриан и София Тиам, балерина Ульяна Ли, актер Дани Гембе и дочери Анны Илария и Таня (удочеренная несколько лет назад).

«Таня с нами уже четыре года. За это время мы пережили немало адаптационных кризисов, опускали руки и вдохновлялись подвигами других приемных родителей. Сейчас это предсказуемый, очень ранимый и добрый человек. Мы почти не пользуемся инвалидной коляской, убедив Таню в том, что она обычный человек. Она обожает подводное плавание, серфинг, любит готовить, рисовать и мечтает заниматься боксом. Таня для нас такой же родной, любимый ребенок, как и все остальные.

Илария — это мини-я. Мы очень похожи и внешне, и характерами. Она обожает готовить и с трехлетнего возраста сидит у плиты, комбинируя в кастрюле самые сложные сочетания. Сейчас ей шесть лет. Илария умеет приготовить полноценный обед или ужин, придумывает разные соусы, салаты и смузи, жарит и печет. Ее можно запросто попросить помочь убраться дома, погулять с собакой на даче, постирать вещи. Единственное, что меня беспокоит, она ни за что не хочет знакомиться и играть с другими детьми. Ее лучшая подруга – сестра Таня», – рассказала Анна о появлении в кадре дочерей.

Еще одна важная тема выпуска – расизм, надпись «Нет расизму» появилась на руке жены Семака. Анна впервые подробно рассказала о поездке в Африку и проникновенно высказалась о том, чем российские сироты отличаются от африканских.

«Что я ожидала от этой поездки? Представляла грязь и нищету, разбойничьи районы, трущобы, боль, проникающую под кожу, меняющую сознание. Однако реальность оказалась иной. Страна поразила нас своим гостеприимством, непричесанной девственной природой, необыкновенной кинематографической красотой местных жителей.

Безработные в Гвинее-Бисау обречены голодать, поэтому местное население работящее и, что удивительно, очень чистоплотное. Удивительно, потому что чистоплотность не является для человека базовой потребностью. В домах, где мы побывали, в глаза бросается порядок, опрятность. Именно в Гвинее-Бисау я впервые узнала о возможности переплавлять алюминиевые банки из-под напитков на кухонную утварь. Это же гениально!

В Гвинее-Бисау аборты приравниваются законом к убийству. Алкоголь и наркотики слишком дорогое удовольствие, чтобы народ массово спивался и торчал на игле. В городе ощущаешь себя в безопасности, беспорядок можно встретить ближе к окраинам — раздельный сбор мусора у президентского дворца намекает на то, что люди здесь не дремучие, прогрессивные, думающие. Так много детей, как в Бисау, я не видела ни в одной стране мира. Пятилетняя девочка идет за водой, неся на спине крепко примотанного тканью младенца, а за ней послушно топают еще двое едва начавших ходить малыша.

Местные сироты отличаются от наших тем, что в Бисау и его окрестностях сиротство — порождение бедности, а в России — алкоголизма, наркомании и низкой социальной ответственности. Это видно во взгляде – большинство детей нашей системы рождаются с отпечатком порока родителей на лице. В России каждый второй ребенок имеет как следствие целый букет заболеваний, в основном неврологического характера, в Бисау по лицам детей вообще не скажешь, что они живут без семьи. Любознательные, живые глаза, сплоченность, доверие к миру.

В приюте Бисау дети не мечтают об усыновлении, они просто не знают, что такое возможно. Едят из общего тазика, сидя на полу, спят там же, воспринимая огромных крыс как домашних питомцев, борются за выживание. Когда у младшей сестренки маленькой Мари заболел живот, никто не знал, что она промучается неделю и умрет. Смерть в африканском приюте такое же обычное явление, как в российском — усыновление.

«После нашего возвращения не смогла написать о поездке подробно, несмотря на то что привезла с собой немало удивительных историй. Впервые за долгое время мне захотелось сохранить самое важное, дорогое сердцу при себе. Возможно, отчасти это связано с тем, что я встретилась с волной агрессии в свой адрес, когда заговорила о помощи африканским детям. Я просто не была к этому готова. Мне казалось, что так естественно помогать всем, не разделяя людей по национальному признаку, но в нашей стране вопрос расизма стоит очень остро. Многие даже не осознают себя расистами, употребляя по отношению к людям с другим цветом кожи любые эпитеты, которые только приходят в голову.

Да, я против расизма, против принижения людей с другим цветом кожи. Полезно изучить историю расизма, осознать, почему некоторые слова так остро воспринимаются темнокожими народами и откуда растут корни этой боли, исключив из лексикона слова, запрещенные в цивилизованном мире. Обзывать и унижать темнокожего человека для меня то же самое, что оскорблять блокадника, придумывая для него соответствующие прозвища.

Нашла ли я в Африке своего ребенка? Да, поэтому все мои мысли сейчас там. В планах значительно увеличить нашу семью, потому что на это есть ресурсы и горячее желание помогать тем, кто в этом нуждается. К сожалению, среди наших соотечественников очень прочно укоренился такой стереотип, что помогать нужно только своим. Подобные мысли, на мой взгляд, крайнее невежество».

Анна и Сергей ездили в Африку в середине декабря: тренер поиграл с местными в футбол и рассказал, что у него от этой поездки останутся «невероятные воспоминания».

Анна Семак дала большое интервью: хочет усыновить темнокожего ребенка, пишет книги, рассуждает о православии

Анну Семак назвали «сумасшедшей» из-за желания усыновить темнокожего ребенка. Она ответила мощной речью в стиле Греты Тунберг и сравнила себя с Горьким и Хемингуэем

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья