Блог Лига выдающихся джентльменов

Бремя выбирать. 1980

Сколько раз за карьеру меняли Пола Коффи? Почему на пике карьеры Яри Курри сменил НХЛ на чемпионат Италии? Кто едва не побил феноменальный рекорд Дуга Джарвиса, выходя на лед даже со сломанной ногой? Кто был единственным хоккеистом девяностых, четырежды выигрывавшим Кубок Стэнли? Беспрецедентный сериал «Лиги выдающихся джентльменов» открывает 1980-е.

ТОП-5 ПОПАДАНИЙ

1. Пол Коффи, «Эдмонтон» (№6)

Перед драфтом The Hockey News сильно недооценил будущую суперзвезду, поставив универсала Коффи (по юниорам он время от времени выступал на позиции левого крайнего) лишь на 20-е место в своем рейтинге. Но Глен Сатер, только-только дебютировавший на посту генерального менеджера, не поверил авторитетному изданию и выбрал Пола гораздо раньше. Жалел об этом Сатер впоследствии или не жалел – сказать трудно. С одной стороны, «Эдмонтон» получил гениального полузащитника, при непосредственном участии которого выиграл три Кубка Стэнли. Чтобы правильно понять долю Пола в общекомандном успехе, достаточно сказать, что за семь проведенных в этой блестящей компании лет он пять раз входил в пятерку самых результативных «нефтяников», четыре раза – в тройку, и дважды финишировал вторым, пропуская вперед, разумеется, лишь Уэйна Гретцки. С другой же стороны, личные отношения Сатера и Коффи за эти семь лет ухудшались с той же стремительностью, с какой приумножалась слава «Ойлерс». В 1987 году к конфликту подключился агент игрока, подкинувший в личностный костер еще и финансовых дровишек. Пол тогда зарабатывал почти в полтора раза меньше, чем Рэй Бурк, что, конечно же, было несправедливо. А претендовал на сумму уже в полтора раза большую, чем тот же Бурк – что точно также несправедливо, но уже в другую сторону. Дошло до того, что со стороны клуба затянувшиеся и приведшие к забастовке игрока переговоры вел уже не генеральный менеджер Сатер, а владелец Питер Поклингтон, предложивший компромиссный и вполне разумный вариант: зарплату, такую же как у Бурка. Но, вероятно, дело было уже не в деньгах; с обеих сторон было выдвинуто много взаимных обвинений/оскорблений – компромисс в такой ситуации представляется штукой маловероятной.

В итоге защитник был обменян в «Питтсбург», и с ним через четыре года выиграл свой четвертый кубок. А на пятый сезон команду возглавил Скотти Боумэн, с которым Пол разругался еще быстрее, чем с Сатером, в результате чего отправился в «Лос-Анджелес». Конфликтовал ли Коффи в Калифорнии, точно не известно. Однако там он провел лишь концовку одного сезона и первую половину второго, после чего снова собрал чемоданы и отправился в «Детройт». Еще через год к «краснокрылым», по иронии судьбы, пришел Боумэн, и былая вражда получила новый виток. Тем не менее, стороны терпели друг друга еще целых три сезона, прежде чем Пол опять сменил место прописки. Интересно, что защитник поначалу наложил вето на трейд в «Хартфорд», но позже передумал.

В Коннектикуте Коффи тоже не задержался, и чуть больше чем через два месяца перебазировался в «Филадельфию». Через полтора года новый обмен – в «Чикаго». «Черным ястребом» Пол пробыл всего 10 матчей, и был переправлен в «Каролину»… Последним – девятым (!) – клубом в карьере защитника стал «Бостон». Причем это был первый случай, когда Коффи не был обменян, а подписался в качестве свободного агента. Но и в Бостоне он не задержался: «мишки» выкупили его контракт еще до Рождества, после того как в 18 матчах Пол отметился лишь четырьмя передачами. В течение всего сезона и последовавшего за ним межсезонья 40-летний Коффи безуспешно пытался найти свою десятую команду, и, так и не найдя, сдался: перед стартом чемпионата-2001/02 объявил о завершении карьеры.

Дабы у неподготовленного читателя не возникло вдруг ощущение, что Пол попал в этот текст лишь в качестве уникального путешественника, на всякий случай напомним то, что читатель подготовленный прекрасно знает и без нас. Коффи был по-настоящему гениальным защитником; трехкратным обладателем «Норриса» и четырехкратным победителем Кубка Стэнли. Еще за десять лет до того, как «Бостон» выкупил его контракт, Пол побил все рекорды результативности для игроков обороны, принадлежавшие Дени Потвену. И первую строчку среди защитников-бомбардиров и защитников-ассистентов в истории лиги Коффи удерживал за собой до тех самых пор, пока «мишки» досрочно не оборвали его карьеру, а лидерство среди защитников-снайперов годом раньше уступил Рэю Бурку. Бурк же свою карьеру завершал в том же сезоне, только в самом его конце – то есть через 5 месяцев после Коффи. И на беду Пола Рэй завершил ее на слишком уж мажорной ноте – не только сумев наконец поднять над своей головой Кубок Стэнли, но и раздав за чемпионат 52 результативные передачи. Это позволило Бурку обойти Коффи и по передачам, и по очкам, отодвинув его на второе место, которое Пол сохраняет и сейчас.

2. Яри Курри, «Эдмонтон» (№69)

Теперь, наверное, уже не узнать, кто именно запустил среди менеджеров дезинформацию, согласно которой 20-летний Курри не планировал в ближайшие пару лет играть в НХЛ, но факт в том, что все в это поверили. Кроме Сатера, обладавшего совершенно иной информацией (как впоследствии выяснилось, тоже не полной), и спокойненько выбравшего Яри в четвертом раунде. И финский форвард приехал в «Эдмонтон» сразу же – в сезоне-19880/81. Неполнота информации Сатера же заключалась в том, что изначально Курри ехал за океан из чисто спортивного интереса и без прицелов на перспективу: проверить себя на этом уровне, а через год, максимум – два, вернуться домой. И, вероятно, так бы и случилось, если б дела в Эдмонтоне складывались у Яри так же, как начались – а начались они ни шатко ни валко. После неудачного старта Сатер-менеджер, уволив главного тренера Брайана Уотсона, стал еще и Сатером-тренером, а в декабре, экспериментируя с сочетаниями игроков, он поставил Курри в звено к Уэйну Гретцки... Ну и в течении восьми сезонов этот дуэт наводил ужас на всех голкиперов лиги – уезжать от такого партнера, пусть даже на горячо любимую родину, было бы неуместным поступком.

В паре с Величайшим Яри не только чрезвычайно полезно отрабатывал в обороне, но и много забивал, компенсируя относительно небольшое количество бросков очень высокой точностью. Связка Гретцки – Курри принесла «Эдмонтону» четыре кубка за пять лет. Интересно, что в каждом без исключения из этих четырех розыгрышей, закончившихся для «нефтяников» триумфом, лучшим снайпером команды становился именно Курри. В одном из турниров он четырежды делал хет-трик, и в итоге наколотил аж 19 шайб, став совладельцем рекорда Реджи Лича, актуального до сих пор (справедливости ради, Личу понадобилось на две игры меньше).

После того, как Грецки продали в «Лос-Анджелес», были опасения деградации как всего «Эдмонтона», так и конкретно постоянного партнера Величайшего – Курри. Но Яри и без Уэйна проявил себя самодостаточной боевой единицей, в 154 матчах набрав 195 очков, и в пятый раз подняв кубок над головой. После чего форвард, становившийся ограничено свободным агентом, огорошил Сатера, объявив о том, что следующий сезон проведет… в Италии. А Италия привлекла Яри по одной-единственной причине – мучительно хотелось попасть на следующий чемпионат мира, проводившийся в Финляндии, и участвовать в котором, выступая за завсегдатая плей-офф «Эдмонтон», не представлялось реальным. Патриотизм нападающего был так силен, что он предпочел восьмистам тысячам Поклингтона всего 350 тысяч Сильвио Берлускони; впрочем, даже эта сумма сделала его самым высокооплачиваемым хоккеистом континента.

Еще через год Курри вернулся в НХЛ, но, продолжая оставаться ограничено свободным, не торопился подписывать новый контракт с «Эдмонтоном», а запросил обмена в «Лос-Анджелес», где играл Грецки. Сатер поначалу наотрез отказался, но в итоге был вынужден уступить.

Далее в послужном списке Яри были «Рейнджерс» и «Анахайм», после чего финн решил завершить карьеру. Но вскоре передумал, и задержался еще на один сезон – чтобы довести свой лицевой счет до 600 шайб. И довел, защищая уже цвета «Колорадо». Когда Курри окончательно повесил коньки на гвоздь, он был лучшим бомбардиром, снайпером и ассистентом в истории лиги среди полноценных европейцев. Кроме того, он был лучшим бомбардиром и снайпером среди всех неканадцев, когда либо игравших в НХЛ, и вторым распасовщиком среди них же – вслед за американцем Филом Хаусли. Кроме того, он первый финн, попавший в Зал хоккейной славы.

3. Стив Лармер, «Чикаго» (№120)

После выбора на драфте Стив два года плавно подводился к основе «Блэкхокс»: в одном чемпионате провел четыре игры, в другом – три. На третий сезон он стал полноправным «черным ястребом» с первого же матча регулярки, и оставался таковым на протяжении одиннадцати лет, не пропустив ни единой встречи. «Железная» серия Лармера длиной в 884 игры в форме одного клуба – самая продолжительная в истории лиги. И третья по продолжительности, если считать непрерывные выступления в составах разных команд. От феноменального результата Дуга Джарвиса Стива отделяло всего 80 матчей – чуть меньше, чем один чемпионат. И дистанция эта скорее всего была бы пройдена, если б не конфликт Лармера с Дэррилом Саттером, в 1992 году из ассистента главного тренера «Чикаго» повышенного до главного тренера. Как это уже случалось неоднократно, Стив с Дэррилом были если уж не друзьями, то как минимум очень хорошими товарищами на протяжении игроцкой карьеры – и испортили отношения, когда один из приятелей перешел на тренерскую работу. Где именно между ними пробежала черная кошка, неизвестно; но считается, что вряд ли пробежала она со стороны Лармера – человека очень скромного и совершенно неконфликтного. И пробежала она неслабо, если этот неконфликтный игрок в категорической форме потребовал обмена, а когда получил отказ – всерьез собрался вешать коньки на гвоздь в 32 года, торжественно наплевав на почти миллион долларов, причитавшихся ему по контракту за следующий сезон. В итоге обмен-таки произошел, но к тому времени регулярный чемпионат длился уже целый месяц, и замечательная «железная» серия Стива прервалась.

Нельзя сказать, что травмы обходили Лармера стороной. Они случались, но Стив находил в себе силы выходить на лед даже со сломанной ногой – тем ценнее его достижение.

За последние два сезона своей карьеры, проведенных в «Рейнджерс», форвард пропустил целых 4 встречи, что для его железного здоровья было нонсенсом. К этому времени серьезные травмы, которых Лармер избегал, и средние повреждения, на которые он не обращал внимания, аккумулировались в хронические проблемы. Которые, хоть и не ставили крест на карьере, все же занижали привычный игровой уровень Стива. Для него же такой вариант был абсолютно неприемлем, и он волевым решением завершил выступления – несмотря на то, что его 1,2-миллионная зарплата все еще была в силе.

4. Дени Савар, «Чикаго» (№3)

Савар был, вне всяких сомнений, куда более ярким игроком, чем Лармер – как минимум, в плане зрелищности, но мы поместили его строчкой ниже: всё же общий 3-й выбор одного и того же клуба против общего 120-го.

Карьера Дени побогаче как по продолжительности, так и по средней результативности. Зато у Лармера есть «Колдер». Правда, завоеван он при самом что ни на есть непосредственном участии Савара, игравшего в одном звене со Стивом – но заслуги Лармера этот факт никак не умаляет. У самого Дени такого приза нет, хотя его дебютный сезон был очень неплох: три результативные передачи в первом же матче (опять) и рекордные для новичков «Чикаго» 75 очков в конце регулярки (два года спустя рекорд превзойден, кстати, Лармером, и сразу на 15 очков).

В «Чикаго» Савар провел десять отличных сезонов. Лишь в одном из них – дебютном – он набрал менее 80 очков; пять раз выбивал больше сотни; прославился виртуозной техникой вообще и именным финтом Savardian Spin-O-Rama в частности.

В 1990 году Дени обменяли в «Монреаль» на Криса Челиоса. В новой команде форвард резко сдал, но зато выиграл свой Кубок. Интересно, что Савар должен был оказаться в «Канадиенс» десятью годами раньше. Ведь на драфте-80 «Монреаль» имел право первого выбора, и по всеобщему мнению выбором этим едва ли не автоматом становился Дени: франкофон, уроженец провинции Квебек, самый ценный игрок QMJHL последнего сезона, лучший распасовщик предпоследнего и лучший новичок пред-предпоследнего, да и уже известный местной публике, поскольку выступал за «Монреаль Джуниорс». Но канадцы промахнулись, выбрав Дуга Уикенхайзера, о котором речь ниже, а Саваром разжились уже после того, как лучшие свои годы он отдал другому клубу.

Завершал свою игроцкую карьеру Дени тоже в Чикаго – после трех лет, проведенных в Монреале и полутора в Тампе; причем возвращение в клуб отметил голом в первой же игре. Выйдя на заслуженный отдых, Савар влился в тренерский штаб команды, и, проработав десять лет ассистентом, в 2006 году возглавил «черных ястребов». Никаких успехов на тренерском мостике не добился, но и не провалился, даже наоборот. И в нынешнем триумфе «Блэкхокс» наверняка есть частичка труда Дени Савара.

5. Ларри Мерфи, «Лос-Анджелес» (№4)

Дебютный сезон Ларри провел не хуже Лармера или Савара – с поправкой на то, что был защитником. Первый матч в НХЛ (против «Детройта», это важно) отпраздновал двумя голевыми передачами, да и вообще на протяжении пяти встреч не уходил с площадки без набранных очков. В конце концов, он установил рекорд для новичков-защитников по количеству передач (60) и очков (76) в регулярном чемпионате, и в голосовании на «Колдера» оказался вторым вслед за 25-летним Петером Штястны и на три позиции впереди Савара.

«Короли» не оценили Мерфи по достоинству, и через два года обменяли его в «Вашингтон», произведя один из наиболее неудачных трейдов в своей истории: два игрока, полученные взамен, в дальнейшей карьере совокупно набрали почти в 11 раз меньше очков, чем Ларри. Характерно, что он покидал «Лос-Анджелес», будучи рекордсменом клуба среди защитников во всех трех категориях результативности – достигнув этого статуса всего за три с небольшим сезона.

Проведя пять с половиной лет в «Вашингтоне» и один полный сезон с двумя половинами в «Миннесоте», Мерфи оказался в «Питтсбурге», где выиграл два Кубка Стэнли подряд. Следующей остановкой был Торонто, родной город Ларри. Там он отыграл полтора сезона, и это было худшее время в его карьере: болельщики и пресса нещадно критиковали защитника на том основании, что он являлся самым высокооплачиваемым хоккеистом безуспешной команды.

В результате «кленовые листья» обменяли Мерфи в «Детройт», с которым он снова завоевал два перстня кряду. Став, таким образом, единственным игроком девяностых годов, четырежды поднимавшим над головой Кубок Стэнли.

Если дебютировал Мерфи в НХЛ, будучи игроком «Лос-Анджелеса» в матче с «Детройтом», то последнюю свою встречу провел уже в форме «краснокрылых» и именно против «королей». На момент окончания карьеры он имел в своем послужном списке больше всех матчей среди защитников, а среди всех хоккеистов уступал лишь суперветерану Горди Хоу.

ТОП-3 ПРОМАХОВ

1. Фред Артур, «Хартфорд» (№8)

По преддрафтовой версии The Hockey News он котировался еще выше – пятым. И в этом нет ничего удивительного. В те времена защитник ростом 196 см, худо-бедно умеющий обращаться с клюшкой, был куда больше редкостью, чем сейчас. А Фред Артур управлялся с клюшкой даже лучше. И, конечно, при таких габаритах защитнику никак не удавалось избегать участия в потасовках.

Как это обычно бывает с потерянными талантами, в его карьеру сразу вмешались травмы. Первый сбор с «китобоями» он пропустил, повредив лодыжку. Но вовсе не это стало причиной, по которой профессиональная карьера Фреда Артура ограничилась одним сезоном в «Филадельфии», куда он попал в результате масштабного обмена летом 1981-го. В октябре 1982 года Артур объявил о завершении хоккейной карьеры, которой он предпочел обучению на врача. Это была его давняя мечта. Получив несколько повреждений, в том числе небольшую травму глаза, он испугался, что хоккей может помешать ему в будущем стать врачом, и решил незамедлительно повесить коньки на гвоздь.

2. Джим Мэлоун, «Рейнджерс» (№14)

Это был такой драфт, что на два первых раунда пришлось только трое игроков, вообще не появившихся на энхаэловском льду. Джим Мэлоун – один из них, и единственный, выбранный в первом раунде. Трудно сказать, чем он так приглянулся «рейнджерам», которыми тогда руководил знаменитый Фред Шеро, но к НХЛ Мэлоун не подобрался даже на пушечный выстрел и завершил карьеру в 23 года.

3. Дени Сир, «Калгари» (№13)

Самый первый выбор «Флэймс» после переезда из Атланты в Калгари уже в юные годы успел прославиться, составив в юниорском «Монреале» тройку Trois Denis Line с тезками Трамбле и Саваром (забавно, что кроме одинакового имени всех троих связывала и абсолютно идентичная дата рождения – 4 февраля 1961 года). В конце XX века Сир занял место на правом краю символической сборной «Монреаля» (юниорского, конечно) всех всремен. Трамбле обменяли до драфта, и без привычных партнеров его репутация быстро упала ниже некуда. А Сир за три года в компании с Саваром заработал выбор в первом раунде драфта. Но, лишившись привычного партнера, он здорово потерял в результативности и затярелся среди многих и многих не раскрывшихся звездочек. Хотя время от времени ему удавалось забивать, что кое-кого здорово раздражало.

Поиграв за «Калгари», «Чикаго» и «Сент-Луис», Сир закончил карьеру в 26 лет в составе «Пеории», выступавшей в ИХЛ, служившей фарм-клубом «блюзменов». За год до этого он стал чемпионом лиги, а также лучшим бомбардиром и самым ценным игроком плей-офф. Впоследствии Дени Сир несколько лет был генеральным менеджером «Пеории».

ПЕРВЫЙ НОМЕР

Дуг Уикенхайзер, «Монреаль»

Только по доброте душевной не включили мы Дуга в список разочарований драфта, хотя он, безусловно, входит в число самых неудачным выборов под первым номером. Где-то рядышком с Александром Дэйглом. Так что, если мы Дэйгла включим позже в разочарования, можете нам на это попенять, приводя в пример Уикенхайзера.

На юниорском уровне Дуг установил множество рекордов и достижений, закономерно возглавил рейтинг The Hockey News, но где-то по дороге от большого таланта к большому игроку потерялся.

Главным эпизодом его карьеры стало участие в историческом матче, получившем название Monday Night Miracle, в котором «Сент-Луис» совершил один из самых впечатляющих кубковых камбэков в своей истории. В седьмом матчем финала конференции против «Калгари» «блюзмены» проигрывали в три шайбы за 12 минут до конца третьего периода, но сумели отыграться, а в овертайме Уикенхайзер забил решающий гол. Уже за одно это у нас не поднялась рука причислить его к неудачникам.

Но мы помним, конечно, что куда больше эту фамилию прославила двоюродная сестра Дуга, Хэйли Уикенхайзер, капитан сборной Канады, трехкратная олимпийская чемпионка.

ПОСЛЕДНЕЕ ПОПАДАНИЕ

Энди Брикли, «Филадельфия» (№210)

Первый случай в нашем сериале, когда последним попаданием признан натурально последний выбор драфта. «Летчики» высмотрели Брикли в студенческом хоккее, и это был их самый удачный выбор на этом драфте. Все остальные, включая первораундника Майка Стотерса, надежд не оправдали. Правда, сами они от своего удачного попадания получили дырку от бублика.

Брикли почти всю свою довольно долгую карьеру терпеливо курсировал между основой и фармом, наиграв в итоге более четырехсот матчей в НХЛ.

КСТАТИ

На драфте-1980 были выбраны главный тренер «Калгари» Брент Саттер (№17, «Айлендерс»); главный тренер «Далласа» Марк Кроуфорд (№70, «Ванкувер»); Ален Лемье, старший брат СуперМарио (№96, «Сент-Луис»); экс-главный тренер сборной Финляндии Дуг Шедден (№93, «Питтсбург»); обозреватель Sports Illustrated и комментатор канала Versus Даррен Элиот (№115, «Лос-Анджелес»); главный тренер «Цюриха», победившего в последней пока Лиге чемпионов, Шон Симпсон (№141, «Чикаго»).

Всего игроков на драфте: 210.

Сыграли в НХЛ: 132.

Авторы

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья