Блог helluo librorum

Эндрю Робертсон. «Роббо: Теперь-то уж поверь нам...» 9. Защита веры

***

С того момента, как я присоединился к «Ливерпулю», именно мы занимались охотой. Гоняясь и разоряя соперника на поле, терроризируя тех местных соперников, которые собирали трофеи и преследовали европейских гигантов в поисках славы Лиги чемпионов.

Затем, внезапно, все изменилось. Охотник стал добычей. Мы были обладателями трофея Лиги чемпионов, и все хотели получить нашу корону. Мы были непобедимыми лидерами Премьер-лиги, и все хотели заполучить наш скальп. Наше восхождение на вершину из бунтовщиков означало, что теперь мы должны были привыкнуть к власти, и каждая команда, с которой мы сталкивались, хотела свергнуть нас. Мы были там не просто для того, чтобы в нас стреляли, мы буквально выходили на поле с мишенями на наших спинах. Не то чтобы кто-то из нас жаловался. Именно в этом положении мы и хотели быть. Нам просто нужно было привыкнуть.

Это определенно был новый вызов, но он идет рука об руку с успехом, и, видя, что так долго все было с точностью до наоборот мы вряд ли могли жаловаться. Будучи болельщиком «Селтика», я самолично был свидетелем подобного в Шотландии. Будь то «Селтик» или «Рейнджерс», все остальные хотят видеть, как они дают маху. У великого «Ливерпуля» это  было в 1980-х годах, и то же самое было с «Манчестер Юнайтед» под руководством сэра Алекса Фергюсона. Это идет в комплекте с территорией. Не то чтобы раньше кто-то когда-либо облегчал нам задачу, но мотивация обыграть любую команду возрастает, когда у той есть такое влияние. Это было у «Манчестер Сити», и теперь настала наша очередь.

Результаты не всегда отражают, насколько трудным для нас были соперники, и на протяжении всего сезона не было лучшего примера этого, чем наша победа со счетом 4:0 над «Саутгемптоном». Они приехали на Энфилд в начале февраля и доставили нам массу проблем, особенно в первом тайме. Все в «Ливерпуле» любят Дэнни Ингза, но мы не хотели, чтобы он вернулся на наше поле и закошмарил нас. Очевидно, у него были другие на это свои планы, и первые сорок пять минут были таким же испытанием, как и почти все, что мы получали дома за последние пару лет.

«Саутгемптон», безусловно, наложил свой отпечаток на игру, и если бы они воспользовались некоторыми своими шансами, играя в свою игру, исход мог бы быть другим. Мы немного оседлали удачу, особенно когда на Ингзи не назначили пенальти, а нам удалось сдержать их натиск, и с того момента, как Окс забил сразу после перерыва, мы взяли матч под свой контроль.

Они имели право чувствовать, что с ними жестоко обошлись, и впоследствии босс был прав, сказав, что мы и близко не были к совершенству, но если вы можете выиграть 4:0 у хорошего соперника, не переключаясь на самую высокую передачу, то, должно быть, вы что-то делаете правильно. Самое главное, что это оказало намного большее давление на «Сити», которые должны были отправиться в гости к «Шпорам» на следующий день. По недавнему опыту мы знали, что для них это будет нелегкая игра. Так случилось, что «Шпоры» выиграли, а это означало, что мы смогли уйти на зимние каникулы и наслаждаться ими чуточку больше.

К тому времени нам нужен был перерыв. Это была долгая, тяжелая работа, и у некоторых ребят были забронированы поездки в такие места, как Дубай и Мальдивы, где они могли бы подзарядиться энергией и немного позагорать. Я? Я вернулся в Кларкстон. Не поймите меня неправильно, эти солнечные места действительно интересуют меня независимо от того, сколько мне может понадобиться крема для загара, но я также люблю возвращаться домой. Это помогает мне психологически, потому что я могу забыть, что я футболист, и избежать всеобщего внимания. В то время это было именно то, что мне нужно.

Пока я был там, я натыкался на улице на людей, с которыми ходил в школу, и виделся с семьями, которых знал с детства. Это мой отдых. Просто люди, которых я знаю, спрашивают как у меня дела. В некоторых случаях они могут гордиться мной, потому что я парень из их района и играю за один из самых больших клубов в мире. Но они также знают, что я тот же Энди Робертсон, которого они всегда знали, и это помогает мне расслабиться и быть самим собой.

У нас там крошечная квартирка, в пяти минутах езды от мамы и папы, так что я могу встретиться с семьей и провести время с друзьями. Я мог бы быть на пляже где-нибудь в тропиках, но Шотландия дает мне то, чего я больше нигде не могу получить, даже в первую неделю февраля.

Пребывание в Великобритании означало, что я также мог с большим интересом следить за последними дебатами. Взяв тайм-аут во время наших зимних каникул, мы каким-то образом оказались не на той стороне ситуации, которую не сами и создали.

Как только на этот период был запланирована переигровка матча Кубка Англии против «Шрусбери», клуб начал испытывать давление по поводу выбора состава на игру — хотя игрокам уже давно было сказано, что у них будет выходной, и они приняли соответствующие меры. Все это было немного странновато.

В большинстве других лиг есть зимние каникулы, и когда они наступают никто в футбол не играет. И все же именно тогда нам пришлось играть кубковый матч во время нашего перерыва! На мой взгляд, у тебя либо есть зимний перерыв и футбол закрывается и никто не играет, либо у тебя его нет. Если добавлять игры, то в перерыве нет никакого смысла. Это несправедливо по отношению к тем командам, с которыми подобное происходит. «Саутгемптон» и «Тоттенхэм» также провели переигровку, так что у них по-настоящему не было перерыва. Разве это справедливо? Либо вы избавляетесь от переигровок в Кубке Англии, чтобы такого не происходило, либо зимний перерыв принимается как полная футбольная остановка с переигровками, которые переносятся на другое время.

В начале сезона нам сказали, что наступают зимние каникулы, и в феврале у нас будет неделя отпуска, так что отнимать у нас эту неделю определенно не соответствовало причинам этих каникул. Босс очень верит в то, что у него есть зимние каникулы, поэтому он остался при своем оружии, сказав нам взять отпуск, как и планировалось, и предоставив Нилу Критчли и молодой команде возможность получить некоторый опыт и, возможно, даже создать на Энфилде немного кубковой магии.

Я на вечер отдал свою ложу Харви Эллиоту и Кертису Джонсу, чтобы их семьи могли чуточку больше насладиться этим событием. Я пожелал им обоим удачи и сказал, чтобы они выполнили свою работу, что они и сделали, несмотря на весь негатив, который окружал решение босса выйти на поле с такой молодой командой.

Это очень много значило для всех старших игроков, потому что мы видим, как эти молодые ребята пробиваются вперед, и они все время подталкивают нас. Для них получить зеленый свет на то, чтобы играть перед переполненным Энфилдом было невероятным опытом.

Наблюдать, как они растут в этой игре и делают то, что делают, было удивительно, потому что, хотя все они обладают огромным талантом, это был большой шаг вперед в матче против игроков, которые были физически сильнее и опытнее. Все они замечательно справились в тот вечер, и вид того, как много удовольствия они получили от такой с трудом заработанной победы, всем в клубе дал огромный толчок. Не следует недооценивать влияния, которое это оказало на всех нас, особенно учитывая дополнительный бонус игроков первой команды, которые действительно могли наслаждаться своими зимними каникулами.

Поездка в Норвич была одной из самых запоминающихся в этом сезоне. Результат сам по себе был чем-то запоминающимся, поскольку для того, чтобы обеспечить себе титул с оставшимися двенадцатью матчами наша 17-я победа подряд оставляла нас выиграть еще пять матчей.

То, как были заработаны эти три очка, также надолго останется в памяти всех, кто был там. Садио прошел через весь свой репертуар мастерства, силы, скорости мысли и первоклассного завершения атаки, забив гол, который вывел нас за черту.

Гол украсил даже не самый лучший из пасов — Хендо всего лишь мягко запустил мяч в штрафную! Серьезно, это был отличный пас, но получив мяч, Садио еще многое предстояло сделать, и я уверен, что Хендо согласится, что в данном случае обыгрыш вингера сделал пас эффектнее. Для Садио принять мяч на грудь, отскочить от опекуна, развернуться и пробить по воротам левой ногой было невероятно. Вот почему для меня он один из лучших игроков в мире. Сколько еще игроков могли забить бы такой гол? Не многие.

По опыту я знаю, как трудно с ним иметь дело, потому что ежедневно вижу это на тренировках. Он может делать что-то неожиданное, он может переиграть тебя своей силой корпуса, он может пройти мимо тебя, используя мастерство или пролететь мимо тебя, используя свою скорость. Обладая таким талантом, он также стал гораздо более стабильным. Когда он только присоединился к «Ливерпулю», Садио уже был очень хорош, но он стал еще лучше, потому что его уровень стабильности значительно улучшился. Когда мяч находится в воздухе в матче против «Норвича» люди, возможно,и  не думали, что это голевой шанс, поэтому для него превратить эту ситуацию в гол — и притом решающий — было просто невероятным событием.

Но что действительно сделало этот выезд незабываемым, так это полет домой. Это был тяжелый день с точки зрения погоды, и мы столкнулись со штормом, которому дали имя Деннис.

Мы сели в самолет в аэропорту Норвича и уже приготовились к шатающемуся полету, потому что ветер усиливался, и прогноз был, мягко говоря, не идеальным. Затем пилот дал нам понять, что мы должны быть готовы к небольшой турбулентности, и я увидел, что на лицах некоторых растет беспокойство.

Полеты меня не беспокоят. Когда они становятся немного ухабистыми, я обычно использую черный юмор — но на этот раз я определенно немного нервничал. Я посмотрел на Кева Гая из персонала клуба, а он просто уставился в иллюминатор. Его лицо было белым как мел.

Было какое-то опасение, и некоторые из футболистов и ребят из персонала сказали, что предпочли бы путешествовать по земле. Босс ясно дал понять, что никогда никого не заставит летать в такой ситуации, и никто не будет осужден, если они решат сойти. На мгновение мне пришло в голову запрыгнуть в машину, но я выбрал ухабистый полет длиной в час нежели пятичасовую автопоездку. Некоторые все-таки сошли, и последний из них получил громкие аплодисменты, просто чтобы убедиться, что он знал, что мы видели как он пытается выползти из самолета.

Когда мы выехали на взлетную полосу, нас перед самым взлетом развернуло чуть влево, и в тот момент мысль о том, чтобы провести пять часов в машине, казалась не такой уж плохой. Как только мы поднялись в воздух, все было в порядке, и при прилете в аэропорт Джона Леннона нас немного носило из стороны в сторону, но мы благополучно сели. Это был один из самых ухабистых полетов, но ты доверяешь профессионалам, и посадка была идеальной. Когда мы приземлялись весь самолет хлопал, против чего я обычно возражаю, но в тот раз я был совсем не против.

Менее чем через 48 часов мы снова садились уже на другой самолет и столкнулись с еще одним штормом, который ни для кого не был хорош, особенно для парней, которые свинтили с рейса из Норвича. Однако погода не была нашей главной заботой. Ее обеспечил мадридский «Атлетико», наш соперник в одной восьмой Лиги чемпионов.

Когда прошла жеребьевка, я подумал, что это были одни из самых сложных соперников, которых мы могли бы заполучить. У Диего Симеоне есть одиннадцать парней, которые за своего тренера будут фактически воевать. За ними просто невероятно наблюдать в качестве нейтрального зрителя, но нам пришлось им противостоять. Мы знали, что они сделают нашу жизнь настолько трудной, насколько это возможно. В некотором смысле, они имеют схожие с нами черты. Все одиннадцать игроков так усердно работают на команду, что они обладают индивидуальностью, построенной на интенсивности, и они используют страсть своих болельщиков в своих интересах.

Мы возвращались в Ванда Метрополитано, место, где восемь месяцев назад выиграли Лигу чемпионов, но знали, что это не будет возвращением героев. С нами будут обращаться как с чемпионами только в одном отношении — «Атлетико» не остановится ни перед чем, чтобы сбросить нас с трона. Какие бы эмоции ни вызывало это место и какие бы воспоминания ни были у нас о нашем предыдущем визите, мы должны были закрепиться там. Прием нам оказали самый что ни на есть крутой, и не было бы никакой возможности для приятных воспоминаний.

Последнее, что нам было нужно — это пропустить ранний гол. Это не только сыграло бы на руку Симеоне, но и соответствовало бы тактическому подходу «Атлетико», давая им преимущество, за которое можно было бы держаться. Это также дало бы дополнительное преимущество атмосфере, которая ферментировалась задолго до старта матча.

Прошло четыре минуты, и они получили то, что хотели, а мы оказались в ситуации, которой твердо решили избегать. Я мог бы искать оправдания. Гол был несистемным, с отскоком мяча в их пользу, и взброс из-за боковой, который привел к угловому, должен был быть нашим, но мы должны смотреть только на себя. Нам нужно было лучше защищаться в той ситуации, но мы этого не сделали. С этого момента они отступили назад, зная, что им есть за что держаться. Игра стала больше о том, как «Атлетико» будет мешать нам сравнять счет, чем о том, что они пойдут вперед в поисках второго гола.

Казалось, что они отчаянно хотят победить нас. Это комплимент, а не критика. На стадионе был голод, который не так уж часто испытываешь, и его разделяли игроки и болельщики «Атлетико». Это большой клуб, они потратили много денег, у них фантастический тренер, и они проявили такое желание засветить нам по носу, которое обычно ассоциируется со светилом поменьше. Они всегда полны страсти, но мне казалось, что они одержимы желанием победить чемпионов. Мы чувствовали страсть их болельщиков.

Они оттянулись назад и, честно говоря, проделали лучшую работу, чем большинство других команд, с точки зрения того, чтобы мешать нам творить. У них был только один удар в створ ворот, но мы не произвели ни одного. Мы могли бы быть более креативными и сделать в игре нечто большее, но ранний гол убил нас, потому что они были довольны счетом 1:0. Мы могли это предвидеть с самого начала. Это был вечер разочарования, потому что мы знали, что гол на выезде изменит динамику противостояния, но на самом деле мы никогда не были близки к тому, чтобы его забить.

Я определенно был раздражен. Результат и наше выступление не давали мне покоя, как и некоторые их выходки. Это команда, которая жестко идет в стыки, и это определенно выше всяких похвал, но когда мы делали то же самое с ними, они, как правило, катались по полю в течение следующих нескольких минут, пытаясь нарушить ритм матча. Вы сталкиваетесь с командами, которые, как вы знаете, будут убивать время, и мы должны были справиться с этим лучше, чем в тот вечер.

Уходя с поля, они чувствовали, что они пройдут дальше — празднование было серьезнее, чем можно было ожидать после победы в первом матче с разницей в один гол — и я думаю, что все мы хотели напомнить им, что они все еще должны приехать на Энфилд.

Мы давали телевизионное интервью после игры и именно это сообщение давали Вирджил и я, и я знаю, что босс сказал то же самое на своей пресс-конференции. Мы знаем силу Энфилда, мы знаем, как болельщики реагируют в эти вечера, как мы себя чувствуем в эти вечера, и, насколько мы были обеспокоены, эта серия была далека от завершения. С моей точки зрения, было важно выиграть после поражения, особенно потому, что это давало мне возможность начать задавать тон на второй матч. Я хотел подготовить болельщиков, потому что их помощь нам понадобится, вероятно, больше, чем против «Ромы» или подобных игр.

В тот момент, когда состоялось это интервью, я, вероятно, мог бы сыграть в этой игре на Энфилде прямо там и тогда. Мы все были возбуждены. Теперь, оглядываясь назад, я, вероятно, немного настроился на победу, и болельщики соперников будут отчаянно желать, чтобы я опростоволосился, но я всегда предпочитал проявлять веру в своих товарищей по команде и свой клуб, чем уклоняться только потому, что в конечном итоге в мой адрес могут полететь какие-то шпильки. Не думаю, что сказал что-то не то, это было просто базовое утверждение, что мы будем готовы к матчу с ними на Энфилде, и они тоже должны быть готовы. Как оказалось, они были готовы. Так иногда бывает.

Возможно, для тех, кто смотрел это интервью оно выглядело так, как будто я не умею достойно проигрывать, но на самом деле это не так. Когда тебя переигрывают — это определенно больно, и, вероятно, еще больнее для игроков «Ливерпуля». То, как мы делали наши дела в течение последних нескольких лет, это случалось не так уж часто, и ты привыкаешь к чувству победы. Реакция, когда мы проиграли «Ман Сити» в начале 2019 года, вероятно, подводит итог нашему отношению к поражению. Проигрыш уязвил нас, и всем не терпелось вернуться на поле, чтобы мы могли оставить все это позади. Затем мы провели больше года, не проиграв ни одного матча в чемпионате. Кроме того, в глубине души мы знаем, что будут те, кто ждет нашей возможности поскользнуться, чтобы они могли порадоваться и по-своему это служит мотивацией. Так что я не люблю, когда меня переигрываю, но я бы не сказал, что я не умею проигрывать. Я могу смириться с поражением, особенно когда в этот день нас обыгрывает более хорошая команда. Разница с «Атлетико» заключалась в том, что я позволил себе разочароваться в некоторых их выходках и показал им это.

В большинстве сфер жизни, если ты облажался на работе, перед тобой не ставят кучу камер и не просят объяснить, что пошло не так и как ты собираешься это исправить. Для нас в этом отношении это другая жизнь, и она может быть трудной, но мне хотелось бы думать, что я становлюсь лучше в этом компоненте. Со сборной Шотландии, к сожалению, последние два года все было не так хорошо, как мы того хотели, и будучи капитаном, это ставит меня в центр событий, как публично, так и в частном порядке. Мне приходилось храбриться чаще, и хотя я буду продолжать делать это, несмотря ни на что, я бы отдал все, чтобы это изменилось, потому что это означало бы, что мы выигрываем более регулярно.

Поражение от «Атлетико» было всего лишь третьим поражением «Ливерпуля» за последний год — и одним из них было поражение от «Барселоны», которое не помешало нам выйти в финал Лиги чемпионов — так что для системы это было похоже на небольшой шок. Хотя все так оно и должно было быть. Если ты этого не чувствуешь, то, скорее всего, ты либо на пути к выработке привычки к поражениям, либо она у тебя уже есть.

Для всех произнесенных слов, лучшее место для ответа — поле. Единственная проблема с этим заключается в том, что соперники могут почуять кровь, когда команда, которая находится в упоении потерпела небольшую неудачу, и, поскольку мы все просто люди, бывают моменты, когда немного падает та уверенность, которая была создана за время непобедимой гонки.

Это сделало нашу следующую игру решающей, и хотя «Вест Хэм» появился на Энфилде, сражаясь за свою жизнь, мы хорошо начали с того, что Джини заработал для нас раннее преимущество с кросса Трента. Однако любой, кто ожидал простого вечера после того, как мы забили гол, был бы разочарован, поскольку «Вест Хэм» отбивался и вышел вперед со счетом 2:1. Они действительно усложняли нам жизнь, и надо им за это отдать должное, но, несмотря на то, что мы никогда не были особенно плавными в своих движениях, мы удерживались в игре благодаря сочетанию нашего желания не проиграть во второй игре подряд и нашей способности создавать моменты. Это было долгожданное возвращение после потери себя в Мадриде. Мне удалось создать сравнявший счет гол для Мо, а Садио продолжил клепать победные голы благодаря тому, что Трент заработал свою вторую голевую передачу в игре.

Было несколько тем, которые впоследствии развивались, с которыми я не совсем был согласен, но я по-настоящему думал, что они отвлекли внимание от других областей. Одна из них была основана на статистике, которая показала, что я набрал больше голевых передач, чем любой другой защитник Премьер-лиги с 2014 года. Да, я гордился этим рекордом, и двадцать семь голевых передач, которые я сделал за это время, были хорошим числом, но я был бы первым, кто признал бы, что мне очень помогает так много игроков, играющих рядом и которые отчаянно хотят забивать.

Мой последний пас и мое самообладание стали лучше, во многом благодаря помощи, которую я получил от босса и его помощников. Однако я определенно гораздо больше горжусь своим улучшением в качестве защитника, и это не привлекает к себе такого внимания, потому что прожектор гораздо ярче освещает голы, которые мы забиваем, нежели те, которые мы предотвращаем.

Вскоре после того, как я приехал в «Ливерпуль», босс действительно открыто усомнился в моих защитных умениях, сказав, что никогда не сомневался в моем продвижении вперед, но на другом конце поля по мне были вопросы. У меня никогда не было с этим никаких проблем. Мало того, что я знал, что это была область, которую я должен был улучшить, я также знал, что он мне в этом поможет.

Я упорно работал каждый день, чтобы стать лучше, и я думаю, что это видно по моей игре, но по какой-то причине мои голевые передачи привлекают больше внимания. Я не жалуюсь, приятно иметь хорошую репутацию в чем угодно, но мое первичное внимание всегда будет сосредоточено на основах моей работы, а все остальное будет приятным бонусом, а не наоборот.

Прекрасный пример того, как многие другие смотрят на это по-иному, появился после нашей ничьей на Олд Траффорде. Моя голевая передача привлекла много внимания, но я был бы первым, кто признал бы, что это был даже не великолепный кросс. Это был просто навес в область, где была куча тел, и Адам понял все это, набежав на заднюю штангу, чтобы занести мяч в ворота. С моей точки зрения, это, возможно, был один из худших кроссов, которые я делал за весь сезон, но он оказался в нужном месте, в нужное время, и это окупилось. Позже в этом сезоне я также получил «голевую передачу» за пас на пять метров на Фабиньо, когда тот пушкой забил с тридцати пяти метров.

Это одна из причин, почему я больше горжусь оборонительной частью игры. Я знаю, что стал лучшим защитником, чем был в «Халле» или «Данди Юнайтед», и меня критиковали, в основном оправданно, за то, как я защищался в ситуациях один-в-один. Некоторые из моих лучших моментов в футболке «Ливерпуля» были, когда я защищался — ставил свое тело под мяч в финале Лиги чемпионов в Киеве, когда Роналду пробивал по воротам; большие подкаты в больших играх; бросался, защищая оставленные пустыми ворота в матче против «Шпор»; важные блокировки мяча против «Шеффилд Юнайтед»; отработка назад, чтобы помешать «Барселоне» забить четвертый гол на Ноу Камп, который мог бы положить конец нашему двухматчевому противостоянию. Я больше горжусь этими моментами, чем голевыми передачами. Не поймите меня неправильно, я люблю создавать голы, и я хорошо себя чувствую, когда у меня это получается, но прежде всего я хочу быть одним из самых сложнейших защитников, с которыми сталкиваются вингеры.

Будучи хорошим защитником сейчас, ты не получаешь столько уважения, сколько, возможно, было раньше. Гари Невилл, вероятно, один из лучших защитников своей эпохи, и я знаю, что он отлично сочетался и взаимодействовал с Дэвидом Бекхэмом, но именно его защита выделяла его больше, чем что-либо другое. В наши дни крайних защитников, похоже, не так сильно уважают за их оборонительные качества, но в то же время, если они проявляют какие-либо слабые стороны в обороне, это будет выделено и использовано как шпилька, чтобы их задеть. Странная ситуация. С моей точки зрения, я мог бы исполнить пять плохих кроссов и один из находит Бобби, он забивает, и все остальные говорят, что это 23-я передача Роббо или что-то в этом роде; но я мог бы сдерживать вингера в течение восьмидесяти пяти минут, и он бы проходит мимо меня один раз, организовывает гол, и я себя истязаю. Это потому, что я считаю себя в первую очередь защитником.

Я знаю, что это трудно, потому что все хотят видеть голы, и для этого нужны голевые передачи, но Трент и я — защитники, и больше всего на свете мы хотим не пропустить. Мы хотим быть лучшими защитниками, какими только можем быть, и если вдобавок к этому заработаем голевую передачу, то отлично, потому что это часть нашей игры. Матч против «Шеффилд Юнайтед» был прекрасным примером. Я думаю, что в глазах большинства людей я не хорошо сыграл в тот день, потому что я не очень много чего делал с мячом. Но, на мой взгляд, это было одно из моих самых важных выступлений в сезоне, потому что я сделал пару жизненно важных блокировок, одна из которых почти наверняка была бы голом, мы сохранили ворота в неприкосновенности и взяли три очка. Я всегда смотрю в первую очередь на основы своей игры, и это означает, насколько хорошо я защищался. Если мы сохранили свои ворота сухими, и я этому каким-либо образом поспособствовал, то у меня была хорошая игра. Если мы сыграли на ноль, а я сделаю голевую передачу, то у нас, как у команды, будет очень хорошая игра.

Другой темой, с которой я столкнулся после «Вест Хэма», была идея о том, что мы были вроде как везунчиками.

Я был бы первым, кто признал, что в этой игре нам повезло. Лукаш Фабианьски, вероятно, посмотрит на пару забитых нами голов и подумает, что ему следовало бы сыграть получше, но именно это и происходит, когда игроки и сами команды подвергаются давлению.

Когда ты маленький, то тебе говорят, что «если ты не купишь билет, то не выиграешь в лотерею», и количество атакующего давления, которому мы подвергаем соперников, означает, что мы покупаем больше билетов, чем большинство других. Это не высшая математика. То же самое и с количеством забитых нами голов на последних минутах. Чаще всего, если счет будет равным, именно мы будем продвигаться вперед в поисках победного гола. Мы не будем отсиживаться сзади, зная, что один незначительный промах, один рикошет или один проблеск мастерства игрока соперника может стоить нам победы. Мы делаем все возможное, чтобы что-то произошло, и получаем за это вознаграждение.

Это не было удачей, когда «Манчестер Юнайтед» продолжал забивать в добавленное время под руководством сэра Алекса Фергюсона. «Время Ферги» было реальностью, потому что «Юнайтед» заставлял сыпаться команды соперников. Физически и морально они продолжали бежать вперед, пока не сказывалось давление. Чем больше таких вещей происходит в любой команде, тем больше ты знаешь, что это не зависит от удачи. Все дело в таланте. Все дело в решимости.

Мы видели, как многие вратари совершали ошибки в матчах против нас. Уго Льорис был хорошим примером. Он топ-вратарь, Чемпион мира, способный совершать невероятные сэйвы. Но ближе к концу сезона 2018/19 года мы вынудили его совершить ошибку, которая была совершенно для него не характерна, и это позволило нам забить победный гол на 90-й минуте. Обычно он делал такие сэйвы в девяноста девяти случаях из ста, но на Энфилде напротив трибуны Коп с давящим «Ливерпулем», «Тоттенхэму» приходилось напрягать все силы, чтобы сдерживать нас. Что-то должно было произойти, и так и случилось. Это не подвергание сомнению мастерства Льориса или «Шпор», которые отдали все, что у них было, но в тот день мы не собирались сдаваться. Поэтому, когда люди говорят, что нам везло в таких ситуациях, я указываю на то, что наша неумолимость приводит к их ошибкам. Каждый игрок — человек, и наша задача — разоблачить его слабости. Чем большее давление мы можем оказать, тем больше вероятность того, что это произойдет.

Единственная проблема в том, что, как бы мы ни старались это сделать, другие пытаются сделать то же самое с нами, и входя в весну, мишени у нас на спинах, казалось, были больше, чем когда-либо. Выиграв восемнадцать игр подряд, команды-соперники неизбежно должны были стать все более решительными, чтобы выбить нас из колеи. Я был на другой стороне этой монеты как член команды «Халл», которая нанесла «Ливерпулю» поражение 2:0 на стадионе Кей Си в сезоне, предшествующем тому, когда я переехал на Энфилд.

В раздевалке перед этой игрой никто из игроков «Халла» не обманывал себя тем, что в нас столько же качества, сколько в «Ливерпуле», поэтому мы должны были нарушить их нормальный образ игры и сделать жизнь для них настолько трудной, насколько это только было возможно. Вот почему идея легких игр в Премьер-лиге — это такая чепуха. Каждая команда способна провести «свой день». «Норвич» в итоге вылетел, но они также сумели победить «Ман Сити» и устроили нам настоящее испытание на Кэрроу Роуд. «Астон Вилла» также была в нескольких минутах от того, чтобы обыграть нас.

Вот почему мы ничего не принимали как должное, когда приехали на Викаридж Роуд, чтобы встретиться с «Уотфордом», который провел пять игр без побед. Все показатели эффективности указывали на выездную победу, но мы определенно чувствовали опасность. «Уотфорд» был в зоне вылета, но у них хорошая команда, в прошлом сезоне они вышли в финал Кубка Англии, и мы знали, что они смогут принять нашу игру как свободный удар.

В конце концов, они исполнили свой свободный удар, выбив его из парка. За это «Уотфорд» можно назвать молодчиками! Они играли на своем лучшем уровне, а мы не достигли своего. У нас не было никаких жалоб на результат, и независимо от того, насколько больно было поражение со счетом 3:0 после того, как мы так долго были непобедимы, мы просто должны были понести заслуженное наказание. Меня несколько раз спрашивали, когда я понял, что это будет не наш день, и я всегда отвечал одно и то же — в первую же минуту.

Конечно, это преувеличение, но у нас никогда не было ощущения, что «Уотфорд» играет так, как мы того хотели бы. У меня был шанс до того, как они забили, с которым я, вероятно, должен был справиться лучше, но потом мы начали пропускать плохие голы, и не имеет значения, каков твой рекорд — если творишь такое, то проигрываешь. Для «Уотфорда» то, что мы были непобедимы, ничего не значило, да и не должно было. Во всяком случае, они использовали это, чтобы поднять свою собственную игру.

Тем не менее, даже после того, как мы стали проигрывать со счетом 2:0, я все еще верил, что мы сможем что-то из этого извлечь. Нам просто нужно было забить один гол, и у нас был бы отличный шанс добиться ничьей. Как только они забили третий гол, я понял, что с нами покончено. Я знаю, что было много внимания на то, чтобы мы прошли сезон без поражений и стали новыми Непобедимыми, но в тот момент в наших головах этого не было. Если мы крупно проигрываем, то поначалу меньше всего думаем о том, что это может стоить нам рекорда.

На самом деле мне и в голову не приходило, что мы можем пройти целый сезон без поражений.

Я знаю, что было много разговоров об этом, и слышать это, вероятно, довольно скучно, но все мы играли от игры к игре. На самом деле я никогда не думал, что мы пройдем весь сезон без поражений, потому что в игре так много переменных. Если бы эта мысль меня развлекала, то я бы шутил по этому поводу. Я с января заводил Хендо по поводу поднятия трофея Премьер-лиги, и говорил ему, что трофей уже у нас в кармане, потому что я знал, что он клюнет на это, но я никогда не делал то же самое с нашим беспроигрышным рекордом. Даже в своем разочаровании я испытывал огромную гордость за ребят, которым удалось так долго оставаться непобедимыми.

Уходя тогда с поля, я видел, что значит обыграть «Ливерпуль», и это показывало, как далеко мы продвинулись, потому уже очень давно «Ливерпуль» не был таким бессистемным. Если ты будешь играть с командой в «их хороший день», то явно быть беде, но, в равной степени, если они не так чтобы полностью сыграют сами, то у них вполне можно забрать очки.

Реакция на наше поражение говорила сама за себя. Гари Невилл хлопал пробками из-под шампанского, «Арсенал» опубликовал праздничный твит, и многие другие — которым было нечего сказать с начала сезона — обрели свой голос. Так много людей отчаянно желали, чтобы «Ливерпуль» проиграл, что я рассматривал это как знак чести. Если кто-то отчаянно хочет, чтобы вы проиграли (кроме «Эвертона» и «Юнайтед», которые, естественно, хотят, чтобы мы проигрывали каждую неделю), то мы что-то делаем правильно, поэтому я немного гордился этим. Во всяком случае, главное было то, что мы были уверены, что именно мы будем пить шампанское в конце сезона.

Результат был достаточно болезненным и без участия талисмана клуба «Уотфорда», но он праздновал перед нашими болельщиками и жестикулировал в их сторону, когда мы аплодировали им за их поддержку. Я ничего не сказал. Что бы вы сказали взрослому человеку, одетому как насекомое? Я просто уставился на него.

Кроме того, я изо всех сил старался быть почтительным к парням из «Уотфорда», говоря им, что с такими играми они определенно останутся в АПЛ, и между нами была изрядная доля взаимного уважения, поэтому я не хотел портить все это, поссорившись с 180-сантиметровым шершнем. Мы проиграли команде, которая на сто процентов заслужила победу в тот день. Они расшевелили свою толпу, так что желаю им успеха! Я определенно мог бы сцепиться рогами с их талисманом, но в следующий раз, когда я увижу его, я пожму ему крыло, и мы поцелуемся и помиримся!

Примерно в это же время зимний перерыв снова стал проблемой, только теперь было высказано предположение, что перерыв каким-то образом остановил наш импульс движения.

На самом деле, то, что я видел своими глазами — много парней, возвращающихся более свежими, наслаждаясь преимуществом некоторого столь необходимого времени отдыха. Речь шла о восстановлении и подготовке наших тел к оставшейся части сезона, а не о гарантированных результатах. Да, после перерыва результаты были не такими хорошими, как до перерыва, но это могло случиться в любом случае. Слишком упрощенно накладывать наш спад на порог зимних каникул.

Наличие свободного времени — это не только тот конкретный сезон, но и вся твоя карьера профессионального футболиста, потому что календарь матчей сейчас настолько напряжен, что если у тебя нет времени на отдых, то ты просто накапливаешь проблемы. У нас только что был неудачный день в Уотфорде, и, честно говоря, я предпочел бы провести его со свежими ногами, чем с уставшими.

«Челси» гарантировал для нас еще парочку пустых выходных, выбив нас из Кубка Англии в пятом раунде. С тех пор, как я был в клубе — это самая дальняя стадия, до которой мы там доходили.

Обычно босс не использует меня в первых раундах Кубка Англии. Он выпустил меня в матче против «Эвертона» в моем первом сезоне, но с тех пор я был сторонним наблюдателем.

С молодыми парнями, которые так хорошо выступили в игре против «Шрусбери», наше отношение было определенно таким — «давай просто выиграем». Это нашло отражение в отборе состава команды. Мы хорошо начали, в целом демонстрируя свое намерение и создавая моменты, которые не смогли использовать. Однако Стэмфорд Бридж — всегда тяжелое место, и «Челси» в итоге взял верх над нами, выиграв у нас со счетом 2:0 и положив конец всем надеждам на Требл.

На самом деле после поражения от «Челси» разочарования было больше, чем после «Уотфорда». Мы приняли поражение от «Уотфорда» и смогли представить его в контексте нашего первого поражения в лиге за долгое время. Но мы также хотели прийти в норму в нашей следующей игре, и мы не смогли этого сделать. Это был первый раз, когда мы проиграли два матча подряд более чем за год, и хотя наше выступление было неплохим, «Челси» просто включился в тот вечер и заслужил пройти дальше. Если бы мы рискнули, то, возможно, это была бы другая игра, но мы этого не сделали.

Мы, игроки, хотим выиграть каждый турнир, в котором участвуем, и каждую игру, в которой играем, поэтому, логически говоря, это означает, что в начале сезона мы нацелены на каждое соревнование. Это может быть реалистично, а может и нет, и это явно очень амбициозно, но мы хотим много выигрывать. Это скорее менталитет, чем заявленные амбиции, и ключ к нему — обязательство принимать каждую игру такой, какая она есть, и никогда не заглядывать слишком далеко вперед.

К тому времени, когда мы выходили из зимы, люди говорили о том, что мы сделаем Требл, и это было само по себе комплиментом, потому что это показывало, что нам удалось так долго оставаться конкурентными на всех фронтах. Когда вы все еще участвуете во всех этих соревнованиях после Рождества и довольно далеко продвинулись в чемпионате, телекомментаторы неизбежно начнут спрашивать, можем ли мы выиграть Требл и, возможно, также быть Непобедимыми, но для нас, клуба, который не выигрывал чемпионат в течение тридцати лет, это должно было быть приоритетом.

Мы выиграли Лигу чемпионов, но когда ты подписываешь контракт с «Ливерпулем», ты понимаешь, как отчаянно все участники клуба стремились выиграть титул Премьер-Лиги. Ты понимаешь желание болельщиков, тех, кто выше в клубе, Кенни Далглиша и всех других легенд и прочих подобных людей. Невозможно не понимать, насколько важен чемпионский титул. Мы хотели выиграть Лигу чемпионов и Кубок Англии, но мы также хорошо понимаем, что находимся в профессии, в которой проигрыш — это профессиональный риск, особенно учитывая, что каждая другая команда также отчаянно хочет победить.

Некоторые люди думали, что колеса могли отвалиться, когда мы проиграли на Стэмфорд Бридж, но это было больше связано с установленными нами стандартами, чем с чем-либо еще. Мы все еще имели двадцать два очка преимущества в чемпионате, и это, несомненно, было нашим приоритетом номер один.

Надев свою кепку сборной Шотландии, я смог немного утешиться этой неудачей, когда Билли Гилмор продемонстрировал свои способности, которые, надеюсь, будут хорошо служить нашей стране в течение многих лет. Я бы предпочел, чтобы он приберег их для другой игры, но мне понравилось, как он делал свое дело в тот вечер.

Билли — парень, за которым я присматривал, потому что, как только он перешел из «Рейнджерс» в «Челси», было много разговоров о том, что он слишком молод, но я знал, что он был величайшим талантом. В Футбольной Ассоциации Шотландии говорят, что он хороший парень и очень надеются, что у него может быть большое будущее, поэтому я хотел посмотреть, как он выдержит нашу полузащиту, потому что она была сильна в тот день. В итоге он был назван игроком матча, и, с точки зрения сборной Шотландии, было приятно видеть его, проявившего себя очень хорошей игрой.

Потом я поговорил с ним, и он отдал мне свою футболку. Я сказал ему, что он хорошо поработал и что я с нетерпением жду встречи с ним в сборной Шотландии очень скоро. Я хотел, чтобы наша команда победила, и чтобы наша команда взяла над ним верх — конечно, я этого хотел — но он справился с задачей против полузащиты «Ливерпуля», и если он может это сделать, то он может сделать все, что угодно.

В то время как он с нетерпением ждал захватывающей карьеры, нам пришлось смириться с тем, что Кубок Англии оказался вне нашей досягаемости. Это было разочарованием, но его было легче принять вместе с призом в виде чемпионского титула.

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья