ЗОЖ Daily
Блог

Люди пробегают сотни километров, чтобы помочь тем, кому тяжелее. Истории финансового аналитика, айтишницы и директора фонда

Благотворительные забеги как способ делать добро.

От редакции: этот материал мы подготовили совместно с фондом «Дети наши», который уже восемь лет проводит ежегодную акцию #ПомогуНабегу: команда бегунов со всей России помогает собрать деньги на помощь детям из семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Рассказываем, как и зачем бегуны-любители совмещают занятия спортом с общественно полезным делом.

В 1970-х в США деньги собирали шествиями. Теперь бегуны привлекают на благотворительность миллионы долларов – через интернет

Движение благотворительного бега выросло из мероприятий, у которых было мало общего со спортом. Они больше напоминали демонстрации и шествия мирного протеста: в начале 1970-х общественные организации в США проводили «благотворительные прогулки», на которых собирали деньги для своих программ. Во второй половине 1970-х бег стал одним из главных увлечений американцев и европейцев, а по всему миру начали проводить массовые любительские марафоны, к которым почти сразу стали подключаться благотворительные организации.

В 1984 году в Великобритании появилась общественная организация SportsAid, которая поддерживала перспективных юных спортсменов. Именно она уже на третий год  существования Лондонского марафона стала его первым благотворительным партнером. В дальнейшем традиция ни разу не прерывалась и Лондонский марафон ежегодно выбирал от одного до трех фондов, в пользу которых организаторы, спонсоры и сами спортсмены жертвовали деньги.

В 1988 году американское Общество борьбы с лейкемией и лимфомой запустило собственную программу по подготовке спортсменов для участия в крупных соревнованиях по бегу. В обмен на бесплатные тренировки и помощь в организации поездок бегуны принимали участие в благотворительных мероприятиях фонда и привлекали спонсорские средства.

→ Терри Фокс придумал «Марафон надежды»: пересечь Канаду с востока на запад (без ноги), чтобы собрать $24 млн на борьбу с раком

Позже стали появляться полностью ориентированные на благотворительность забеги: для участия в них спортсмену-любителю нужно было внести пожертвование – либо из собственных средств, либо привлекая для этого спонсоров. Крупные мировые марафоны начали отдавать общественным организациям часть своих слотов, чтобы те могли самостоятельно распространять их среди бегунов за определенное пожертвование.

Прорывом для движения стало развитие интернета и социальных сетей. Так спортсменам стало проще собрать деньги для участия даже в относительно дорогом марафоне: достаточно бросить клич среди друзей и знакомых или создать анкету на специальном сайте.

Благодаря подобным инициативам благотворительный бег стал доступен всем вне зависимости от возраста, места жительства, дохода или уровня подготовки. Например, 88-летний британский пенсионер-веган Пол Йоуд прямо во время пандемии решил поучаствовать в благотворительном челлендже: он обязался за десять дней пробежать 100 километров, чтобы собрать деньги в пользу фермы, на которой живут спасенные от убоя домашние животные.

 

Но зачем все-таки люди участвуют в таких акциях? Об этом мы расспросили участников благотворительных забегов фонда «Дети наши».

Варвара Пензова, Москва, директор благотворительного фонда «Дети наши»

Первый раз акцию «Помогу на бегу» наш фонд провел в 2014 году. Мы не были первыми ни в мире, ни даже в России. Благотворительные забеги существуют давно: почему-то именно бегуны помимо спортивной цели ставят перед собой еще и задачу привлечь внимание к какой-нибудь проблеме и собрать деньги для ее решения.

Первый раз команда наших «благобегунов» участвовала в серии забегов Московского марафона, ребята готовились, писали об этом в социальных сетях, организовывали мероприятия на работе, собирая средства в поддержку проектов фонда. Позднее мы поняли, что вызовом для людей может быть не только подготовка к сложной длинной дистанции, но даже просто регулярные занятия спортом. Поэтому мы ушли от сложных забегов и больших дистанций, которые часто требуют профессиональной спортивной подготовки, и решили, что в наших акциях могут участвовать все – и любители, и даже начинающие спортсмены с нулевым уровнем подготовки.

Каждый может использовать благотворительный бег как источник дополнительной мотивации. В 2017 году я сама впервые стала «благобегуном» – как раз, чтобы заниматься спортом регулярно. Цели, которые ставят перед собой участники акции, могут быть самыми разными: количество километров в неделю или за сезон, частота тренировок, участие в марафоне. Никаких ограничений нет.

Московский марафон – традиционно самый крупный забег, в котором участвуют наши «благобегуны», но можно бегать и на любых других соревнованиях, даже не обязательно в России. Я, например, в прошлом году так вдохновилась, что купила себе слот на полумарафон – первый раз решилась на такую дистанцию.

В рамках благотворительных забегов мы собираем деньги на нашу программу «Не разлей вода» – она направлена на то, чтобы дети, живущие в семьях, столкнувшихся с жизненными трудностями, не попали в детские дома. Обычно это семьи, которые уже находятся на учете у органов опеки, и опека должна решить, безопасно ли оставлять ребенка с родителями. К сожалению, вопрос безопасности в российском законодательстве трактуется очень широко. Забрать ребенка из семьи могут, например, только потому, что в доме плохо работает печка.

В России отсутствует система помощи – все, что может предложить государство, это временно разместить ребенка в специальном учреждении, чтобы семья за это время как-то самостоятельно справилась. Международный, да и российский опыт говорит, что это приводит лишь к тому, что ребенок остается в сиротской системе навсегда. А порой достаточно просто починить печку. Подобной работой мы и занимаемся.

Часто печка оказывается верхушкой айсберга: к сломанной печке ведет целый комплекс проблем, в основном связанных с бедностью, отсутствием работы в сельской местности, потерей кормильца. Весь комплекс таких проблем мы вместе с семьями стараемся решить. В этом году мы сделали большой акцент на помощи в сельском хозяйстве. Уже больше 140 кур поставили в наши семьи: птицы несутся, семьи за ними ухаживают, и всегда у них на столе есть свежие яйца.

Каждый «благобегун» для нас – герой, но некоторые достигают особенно выдающихся результатов. Например, в благотворительный спорт очень активно включилась спортивный врач Оля Ильина, в этом году она пробежала более 100 километров на забеге в Суздале. В одной из акций она бежала за нас марафон и собрала больше 100 тысяч рублей. Оля очень много писала про проект, на который мы тогда собирали деньги, а к забегу даже сделала футболку с именами людей, которые ее поддержали. Это очень вдохновляющий пример.

Светлана Антонова, Смоленск, 27 лет, product owner в IT

О фонде и его программе наставничества я узнала случайно. Кажется, услышала по телевизору, и сразу решила, что хочу быть наставником для ребенка из детского дома. Поддерживать его, делиться опытом и помогать в сложные моменты. Моей подопечной 17 лет, для нас идет очень важный учебный год  – 11 класс, ЕГЭ, выпуск из детского дома, поступление в ВУЗ. Она привыкла к определенному образу жизни, а скоро ее мир полностью изменится. Моя главная задача – поддержать и помочь в достижении новых целей. 

О благотворительных забегах мне рассказали сразу, когда я пришла в проект. Меня это очень вдохновило: я выросла в спорте, с четвертого класса занималась легкой атлетикой, многоборьем – прыгала в высоту, в длину, метала копье, бегала барьеры. Выполнила норматив кандидата в мастера спорта, была призером первенств и кубков России по многоборью. Правда, длинные дистанции раньше меня совсем не привлекали. Даже кросс в 15-20 минут давался тяжело. Если кто-нибудь мне сказал тогда, что я буду бегать полумарафоны и готовиться к марафону, я бы не поверила.

В 2017 году я начала понемногу бегать для себя. Помню, когда пробежала свою первую дистанцию – 10 километров на Московском марафоне – нереально радовалась, для меня это было настоящее преодоление. А теперь 10 километров – это обычная тренировка. Сейчас я занимаюсь 5 раз в неделю, работаю с тренером, даже несмотря на то, что у меня физкультурное образование. Хочу подготовиться к марафону без травм, а для этого нужна профессиональная поддержка.

Я стараюсь как можно больше рассказывать о том, что делаю: многие мои знакомые благодаря проекту узнали, что в Смоленске есть такая возможность – поддерживать семьи и детей, которые оказались в сложной ситуации. А еще я заметила, что друзья тоже начали бегать и участвовать в благотворительности. Здорово, когда ты становишься источником мотивации для других, видишь, что вокруг очень много единомышленников, которые думают и поступают так же, как ты.

Сергей Тебайкин, Москва, 37 лет, финансовый аналитик

Бегом я начал заниматься еще в юности, ходил в секцию, еще занимался спортивным ориентированием и туризмом. Потом у меня был большой перерыв, и снова в спорт я вернулся уже лет в тридцать. Сначала начал бегать для себя, старался делать это каждый день, а потом понял, что нужно поставить себе какую-то цель. Нашел спортивный клуб, тренера и стал готовиться к марафону. И примерно через год пробежал его. Помню, когда в нулевых я смотрел марафоны, главным чемпионом был Хайле Гебреселассие, думал: вот он бежит 42 километра, как такое возможно! Мне даже 10 километров казалось тяжело пробежать. А спустя годы я сам бежал эти 42 километра и эмоции зашкаливали. Мой первый марафон был в Петербурге: набережные, крейсер «Аврора», туристы тебе машут. Это запоминается.

В благотворительных забегах я участвую уже около пяти лет. Мне сразу понравилась эта идея. Когда участвуешь в благотворительной акции, у тебя словно появляется какое-то дополнительное обязательство перед самим собой. Я тренируюсь до шести раз в неделю, и здорово, что можно заодно помогать детям. Мне нравится, чем занимается фонд, и кажется важным, что он не просто финансовую помощь оказывает, покупает вещи или игрушки, а делает что-то более основательное. Фонд нанимает репетиторов, оплачивает кружки, секции, чтобы дети развивались; делает так, чтобы братьев и сестер, попавших в детский дом, не разлучали и усыновляли вместе; помогает семьям и не дает довести ситуацию до того, чтобы детей отдали в интернат.

Обычно старт новой акции «Помоги на бегу» объявляют в апреле. Фонд выбирает цель – например, мы собирали деньги на автомобиль для сотрудников фонда в Смоленской области, чтобы они могли объезжать подопечных, развозить продукты, стройматериалы. Если пользоваться общественным транспортом – никакого времени не хватит. Машина очень помогает. 

Друзья и знакомые меня в основном поддерживают: кто-то морально, кто-то финансово, некоторые сами начали включаться к благотворительность – как волонтеры, как бегуны. Реакции были разные, помню, когда я начинал бегать в 2014 году, некоторые друзья говорили: «Зря начинаешь, колени сотрешь». Спустя шесть лет большинство из них тоже бегают, плавают или ездят на велосипеде, некоторые принимают участие в соревнованиях. Причем с каждым годом – все больше и больше. То есть простым примером, никого ни в чем не убеждая, можно привлечь людей в спорт. 

Поддержать фонд и присоединиться к акции «Помогу на бегу» можно на сайте проекта.

Фото: Gettyimages.ru/Eddie Mulholland – WPA Pool, Christopher Furlong; фонд «Дети наши»

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные