Блог Всему Головин

Наш пользователь – лучший журналист России. Бесплатно издает газету о спорте, пишет о лапте, обанкротился в 90-х

Получил миллион рублей от Минспорта.

В декабре Минспорта провело национальную спортивную премию – по статусу организатора, главную в стране. Награды вручали в нескольких номинациях, в том числе в категории «журналист года». В финал вышли трое: Дмитрий Занин («Матч ТВ»), Тимур Ганеев («Известия») и Игорь Василиади (курская газета «Арена. Спорт соловьиного края»).

В итоге выиграл именно региональный журналист. Это удивило сразу по нескольким причинам:

1. Василиади проиграл народное голосование, где голос отдавал любой желающий.

2. Вы вряд ли видели хоть одну работу Василиади: его газета выходит только в Курске – раз в месяц тиражом 1000 экземпляров.

3. Василиади пишет про слишком локальный спорт – например, про лапту и спортивные праздники в деревнях, при этом язык его текстов не современный, а материалы не обсуждают за пределами области.

Мы переждали ажиотаж вокруг спорного решения и связались не просто с лучшим журналистом страны. 63-летний Василиади – активный юзер Sports.ru: уже 10 лет он ежедневно открывает сайт и за это время оставил тысячи комментариев. Ниже – его монолог.

Василиади участвовал в конкурсе четыре раза, но победил впервые. Этим он расстроил Губерниева

Особого ажиотажа по поводу моей победы нет даже в Курске. Только один местный телеканал уделил внимание. Еще какая-то «База» (возможно, речь о телеграм-канале с 140 тысячами подписчиков, который специализируется на эксклюзивах – Sports.ru) писала на почту, но так и не понял, что за ресурс. И без последующих действий.

Инициатива по участию в конкурсе шла от журналистов. Правда, все не так просто: в положении есть ряд трудновыполнимых пунктов. Надо предоставить бумаги вплоть до характеристики с места работы – от трудового коллектива, от местных спортивных властей. Плюс творческие работы – ролики, статьи, программы. Думаю, многих эта муторная процедура и останавливает. Но я подавал уже четвертый раз. Первый раз никуда и близко не попал. Второй раз где-то мелькнул. Третий – находился в числе номинантов. Сейчас весь пакет документов был готов, а трудовой коллектив – четыре человека: сели в одной комнате, подписали.

Голосование в интернете проводилось открыто, но оно не оказало решающего влияния. Все решилось мнением экспертной комиссии. Не только в моей номинации, но и в других: те, кто выигрывал голосования, часто не становились лауреатами. Все-таки решающее мнение – у жюри. У нас жюри состояло из журналистов: главных редакторов «СЭ» (Максим Максимов), «Матч ТВ» (Евгений Дзичковский), «Спорт 24» (Самвел Авакян).

Не знаю, как они голосовали, но экспертный совет вынес решение, что победил я. Хотя я отставал от Занина по голосам тысячи на две. При этом набрал более полутора тысяч голосов – это серьезно для регионального журналиста. Знаю, что ребята на Sports.ru призывали голосовать за меня. Но все равно, когда назвали мою фамилию, был удивлен. Тем более во время представления номинантов в Театре мюзикла (бывшем кинотеатре «Россия») слышал голоса: «Ну, Занин сейчас выиграет». И вдруг – моя фамилия.

Наверное, звезды так сошлись. В этом году не было крупнейших мероприятий – Олимпиад, чемпионата мира по футболу. В прошлом году, когда я собирался участвовать в конкурсе, мне сказали: «Даже не рыпайся. ЧМ освещают центральные каналы, бесполезно». И я не участвовал. В 2017-м соперниками оказались Елена Вайцеховская и Александр Кузмак. Разные весовые категории по сравнению с региональным журналистом. А тут сложилась история, что жюри решило поддержать провинцию. Хотя еще тогда я разговаривал с Виктором Гусевым, он был председателем жюри. И он сказал: «Я лично голосовал за вас, но вы же понимаете, кто ваши соперники» – «Ну, конечно. О чем разговор?».

В этот раз Занин был сильной фигурой – обладатель ТЭФИ. Но он еще не настолько мощный, как его шеф. Губерниев прошелся по конкурсу. Видимо, ему обидно, что соратник не выиграл. Он не называл фамилий, но когда был спор с Семиным о вручении «тренера года» по версии журналистов, Губерниев выступил против и сказал так: «А не курские ли обитатели «Спортивного парнаса» (так называлась номинация, где победил Василиади – Sports.ru) голосовали за Юрия Палыча?». Это неприятно. Правда, в новостях после награждения он корректно сказал: «Дмитрий Занин занял второе место, а выиграл коллега из Курска». Да бог с ним. Даже смешно.

Кроме статуэтки мне вручили денежный приз. Для этого заранее просили персональные данные: налоговый номер, СНИЛС. После этого на мой счет перечислили 870 тысяч рублей – миллион минус налог. Но участвовал не из-за денег – просто было интересно. Еще всем номинантам подарили по айфону 11 от Минспорта. Конечно, в тайне надеялся, что буду отмечен на федеральном уровне. 

В 90-х Василиади занимался бизнесом, но обанкротился и залез в долги. В том числе – из-за того, что деньги снесли голову

Журналистом я стал только 18 лет назад. По образованию и призванию – историк: после окончания исторического факультета в 1980-м и двух лет работы в обкоме комсомола трудился преподавателем в школе и в вузе. Вуз – наша сельхозакадемия. Там поступил в аспирантуру. Но пришлось уйти.

 

В составе группы ездил в Японию в круиз через бюро международно-молодежного туризма «Спутник» – со времен обкома у меня оставались там друзья. Кроме Японии я ездил в ФРГ, Польшу. Конкретно из Японии в 1987-м привез аппаратуру, продал. Официально – через комиссионный магазин. Проблема в том, что из нашей группы один человек в Японии сбежал – Юра Колчин. Попросил там политического убежища. Соответственно, головы полетели. Кому-то предъявили пьянство, мне – жажду наживы. Сказали на райкоме: «Он же не привез оттуда хлеб!». И я пошел работать в школу. Слава богу, что взяли – друг был директором интерната.

Главное впечатление из заграницы до сих пор – уровень жизни, услуг. У нас ничего такого и близко не было. Например, в Германии, где гидом был нынешний президент Латвии Эгилс Левитс – он тогда учился в университете Гамбурга и подрабатывал гидом – мы пошли в магазин и впервые попали именно в мясной. Сейчас привычная картина – 40 сортов колбасы, мяса, копченостей. Тогда нашего человека это просто убивало. Помню, как некоторые женщины стояли, открыв рты, и не могли отойти от прилавка.

Сейчас говорят, что Союз развалили за колбасу и джинсы. Отчасти так и было. Никто же не вспоминает о том, что жизнь была ужасная. Сейчас модно говорить, что СССР – это расцвет, империя. Да, империя, но 80-е – империя с талонами на сигареты, спички, сахар, водку.

Если бы не та история с круизом, я бы наверняка уже был профессором, а спорт так бы и остался хобби. Но сначала это, потом изменения в стране. После работы в школе я отправился на трикотажное предприятие, возглавлял там отдел рекламы, куда уговорила перейти жена друга – она была главным художником. Потом пошел директором видеосалона.

Наступили 90-е, мы все побежали становиться миллионерами, ударились в бизнес. Я неудачно. Согласен с Марксом, прямо по нему получилось: из всех людей, которые в конце 80-х – начале 90-х ударились в бизнес, всего 5-7% стали успешными. Я вот открыл с приятелем видеосалон и прокат. Дальше создали фирму, крутились во всех сферах – от поставок вина из Молдавии до томатной пасты и арахиса из Узбекистана.

В Узбекистане – Навои и Самарканде – вообще прожил четыре месяца. Оттуда в 90-х вернулся мой товарищ, который в 70-х попал по распределению. Ему сказали: «Ты что тут делаешь с русской мордой и фамилией? Мотай в Курск». Он уехал, но связи оставались. В 1993-1994-м он предложил: «Связывался со своими – можно по дешевым ценам купить то-то». Мы собрались и поехали. Накупили томатную пасту, арахис. Все это год в России продавали. Поездку отбили, но особой прибыли не получили, потому что томатная паста взорвалась, а арахис протух.

В целом мои бизнесы оказались убыточными – к концу 90-х влез в долги и кредиты. Выжили те, кто к этому приспособлен – люди, имеющие природные способности. Умеющие считать, требовать, долбить, выбивать, эксплуатировать. А я был мягкотелый и верил людям. Дал в долг – сидел, ждал. А были те, кто приходил и серьезно требовал с наездами. Но я не считаю 90-е провальными, бандитскими. Сейчас говорят, что это малиновые пиджаки и перестрелки. Может, в Москве они и были, но у нас все тихо и спокойно. Никто не давил и не наезжал. Бандиты, которые стали бизнесменами, – это мои друзья из мира спорта: боксеры, борцы. Так что лично я не сталкивался с наездами и отжиманиями бизнеса.

И еще надо сказать откровенно – когда занимаешься бизнесом, нельзя пить. Это расхолаживает. А бешеные бабки расхолаживали. Кто прикладывался к стакану из друзей – у всех ничего не получилось. И у меня то же самое. Деньги-то шальные пошли. Мы не понимали, что надо вкладывать в развитие бизнеса. Тратили на удовлетворение первых потребностей, которых не было в 80-е: купить машину, квартиру, цветной телевизор. Первый цветной телевизор Fuji или Hitachi стоил как «девятка». Видеомагнитофон – как «Жигули».

Предки Василиади – из Греции, отец был футболистом. В детстве Игорь играл в одной секции с Михаилом Булгаковым из «Спартака» и Олимпийской сборной СССР

Спорт всегда шел параллельно с моей работой и был хобби. Я вырос в спортивной семье. Отец считался приличным футболистом. Из Новороссийска в 1940-м его привезли в Курск. Его и друга Дмитрия Михайловича. Двух греков. Они так называемые понтийские греки, черноморские. Греки, перешедшие под скипетр Екатерины после завоевания южных земель – Малороссии, Кавказа. Сейчас они расселены по всему побережью Черного моря.

Фамилия моя исходит из города Салоники и из Трабзона – его основали выходцы из Салоников. Оттуда в 1878 году во время русско-турецкой войны, когда турки резали христиан, мой дед-сапожник убежал в Батуми. Там родился отец. Позже семья переехала в Новороссийск. В Курск их привезли – отца и дядю Митю, крестного.

В 1940-м они женились на двух подругах. И две греческие фамилии распространились. Отца присматривали столичные команды – в Курске он играл за «Динамо», до этого в «Спартаке» из Новороссийска и «Зените» из Махачкалы. Но сильно не повезло со временем – война началась в 1941-м. Отцу было 24, он пошел на фронт, прошел всю войну, вернулся. В 1946-м участвовал в дивизионе «Д» чемпионата СССР. Всех, кто остался жив, собрали в курский «Спартак», но команда заняла последнее место в зоне. Ее расформировали. Так он вернулся в «Динамо» и играл в нем до 1949-го – сейчас это бы назвали КФК. В 32 года закончил карьеру из-за травмы, ушел работать на завод, стал токарем высшего разряда. Дядя Митя вот остался в футболе: работал вторым тренером в команде «Трудовые резервы», судьей всероссийской категории. Но отец выбрал завод, потому что надо было кормить сыновей. А заработки токаря больше, чем у тренера команды мастеров.

Я четвертый сын в семье. Жили мы в частном секторе. Сколько себя помню, к нам любили ходить гости, потому что сад, яблоки, хлебосольство мамы. Всегда у нас собирались друзья отца – футболисты, хоккеисты. Пусть не самого высокого уровня, но все эти разговоры и обсуждения проникли в меня с детства. В семье выписывался «Советский спорт». Журналы – «Спортивные игры», «Физкультура и спорт». Они лежали пачками – это было мое любимое чтиво. С 1961 года приходил еженедельник «Футбол». Он у меня до сих пор цел: переплетенные подшивки с 1961 года по 1984-й. Потом перестал собирать и переплетать. Плюс пришлось переехать несколько раз и подшивки, которые не были переплетены в книги, пропали.

Мой вкус журналиста воспитывался на журналистике Льва Филатова (главный редактор еженедельника «Футбол» с 1966 по 1983 год, считается мэтром советской журналистики – Sports.ru), Мартына Мержанова (главный редактор еженедельника «Футбол» с 1960 по 1966 год – Sports.ru), Аркадия Долинского. В школе у меня стояла библиотека из книг «Звезды мирового спорта», «Спорт и личность». Начинали собирать еще старшие братья, а я продолжал. На книги в семье денег не жалели. Я пасся в книжных магазинах, в школе заводил контакты с книжными спекулянтами. Меня знали продавцы в спортивном отделе Дома книги, оставляли мне дефицитные экземпляры чисто из симпатии.

Моим любимым спортом всегда был футбол. Я вырос на стадионе: отец лет 10-12 тренировал команду электроаппаратного завода, мы с братом таскались на арену.

Бюджет газеты Василиади – 75 тысяч рублей в месяц. Почти все тексты он пишет сам, от расширения отказывается 

В журналистику я пришел под влиянием дочери. В 1998-1999-м она поступила на журфак местного университета. После первого курса пошла на практику в нашу газету «Хорошие новости» – это одна из первых независимых курских газет. Я к ней заходил, главный редактор оказался моим хорошим знакомым. В 2002-2003-м сам пошел работать в эту газету. Занимался хозяйственной деятельностью. Редакция располагалась в настоящем особнячке, его надо было обслуживать. Я умею все, начиная от замены кранов и заканчивая тепловыми узлами. Ну и постепенно стал писать. В основном – на спортивные темы.  

Еще краеведением занимаюсь, поэтому писал на исторические темы. У меня и сейчас в газете есть рубрика «Как это было». Мы пишем про историю легкой атлетики в Курской области, футбола, спортсооружений. У меня два конька – историческая тематика и интервью.

Я всю жизнь что-то писал. Сценарии для КВН, доклады для руководителей, кандидатские работы. Всю жизнь работал со словом. Но у дочери это проявилось раньше, чем у меня.

В 2010-м я стал главным редактором «Хороших новостей». Спортивная специализация оставалась, но понимал и в экономических вопросах, и в юридических, и в ЖКХ. Это был общественно-социальный еженедельник. В том же году мы с приятелем Иваном Швецовым по моей инициативе и по согласованию со спорткомитетом сделали спортивное приложение к газете. Газету «Арена» – первые два года она выходила именно как приложение к еженедельнику. Но в 2012-м еженедельник закрылся из-за общей тенденции: печатным изданиям все труднее выживать экономически из-за интернета и смартфонов. Печатные газеты умирают везде. Это убыточное дело. И я переключился на газету «Арена», уже семь лет занимаюсь только ей.

Сейчас моя газета не новостная, она выходит раз в месяц. Гнаться за интернетом нет смысла, можно посмотреть на примере «СЭ» – тиражи падают, потому что газета убыточная. Наш спонсор – спорткомитет Курска. Ежегодно он выставляют определенную сумму на торги, ее выигрывает издательство «Призма», с которым я сотрудничаю. Это юрлицо типографии, которая издает газету. Мы заключаем контракты.

Последний год мы укладываемся в 75 тысяч рублей в месяц. 50 тысяч уходит на типографию, бумагу, доставку, плюс налоги. Остаются копейки на гонорары для тех, кто мне помогает. Помогают фрилансеры: Андрей Степанов пишет о баскетболе, есть человек по техническим видам спорта вроде автомобильных. Так и крутимся.

В газете у меня нет зарплаты. Я на ставке в СКК, где играет наше баскетбольное «Динамо». Числюсь директором музея. Как такового музея нет, он в планах, мы что-то пытаемся. Уже 10 лет хотим создать Курский областной музей спорта, делаем кое-какие экспозиции. 

Как главный редактор я ничего не зарабатываю, потому что газета не имеет редакции, нет такой единицы, как редакция газеты «Арена». Есть просто я и два-три человека, которые помогают. Мы выходим ограниченным тиражом, поскольку не зарегистрированы в Роскомнадзоре. Из-за этого тираж может быть до 1000 экземпляров, мы указываем 999. Больше не имеет смысла – наша газета не продается и не имеет права продаваться. Это госзаказ – мы даже не имеем права размещать рекламу. «Арена» бесплатно распределяется по спортивным школам, кафедрам физкультуры. Частично рассылалась в районы, сейчас – нет. Ее разбирают болельщики на футболе, баскетболе, волейболе. 

Несколько раз на меня и друзей выходили бизнесмены с предложением создать редакцию и сделать газету самостоятельной: увеличить тиражи, зарабатывать на рекламе. Но пока спорткомитет нас не отпускает, да и каждый раз нужно взвешивать. Вот приходит бизнесмен, говорит: «Давайте создадим редакцию, штаб, корреспондентов». Я прикидываю, насколько его хватит: «Для чего же ему нужно? Ага, он собирается избираться в областную думу или горсобрание. Понятно, ему это нужно на полгода, чтобы показать себя спонсором газеты, чтобы там были материалы о нем».

Бывший руководитель доверял Василиади больше. Сейчас его материалы могут даже убрать из газеты 

Планерок я не провожу – какие планерки среди меня одного? Просто есть люди, которые пишут о баскетболе, военно-технических видах спорта, где я лично не понимаю. Зачем я, если кто-то делает это более профессионально? Остальное на мне. Посещаю многие соревнования. Причем мне не нужно спешить, гнаться за новостями. В течение двух-трех недель я собираю материалы, беседую с людьми. Потом прикидываю макет. Мы садимся с верстальщиком, фотографы скидывают фотоматериалы. Хотя по большей части это мои личные фотоматериалы. На гонорар я купил новую камеру – был Nikon 3100, сейчас –  Nikon 7200.

После верстки отправляю номер в спорткомитет на утверждение. Сейчас сменилось руководство – все стало более контролируемо. Они читают: это снять, это не надо, здесь написать попроще, здесь – не так резко. Согласование идет, хотя я отстаиваю свою точку зрения. Особенно по проблемам футбольного «Авангарда». Приходим к компромиссу. Отправляем в типографию. Она, кстати, в Белгороде, потому что в Курске нет такого уровня по соотношению цена – качество. Все-таки газета выходит на мелованной бумаге – 90 или 115 мг. Она презентабельная. После печати я получаю газету и раздаю.

Не скажу, что в газете есть цензура. Хотя раньше было легче. Прошлый председатель спорткомитета больше доверял. Был даже случай: к нам приехал Юра Степкин, бронзовый призер Олимпиады-2000. Мы разговорились, он сказал: «Ты же все равно не напишешь, что я скажу». Я ответил: «Спорим, что расскажу?». И он выступил с критикой федерации области.

Потом я пришел к председателю: «Алексеич, интервью Степкина почитай». Он покряхтел, а я говорю: «Он сказал, что я не напечатаю» – «Так и сказал?» – «Да» – «Да печатай, хрен с ним. Критика и критика». Сейчас такого нет. Сейчас в комитете есть специальная единица, которая курирует СМИ. Иногда просят смягчить формулировки. Я могу поспорить и не согласиться. Иногда соглашаюсь. Не думаю, что это цензура. Это наблюдение за своими деньгами. Деньги-то их.

 

Василиади пишет про регби, лапту и другие не самые популярные виды. После этого к нему приходят с благодарностями 

Самый необычный вид спорта, который я освещал, – силовой экстрим. Святое – местные праздники, это же официальные мероприятия. Я не могу не освещать официальные мероприятия, проводимые спорткомитетом. Откровением на них стала русская лапта. Очень интересная игра. Ее возрождают в сельских районах, это серьезное увлечение.

Мой день строится так: встал, поехал на работу. Там у меня кабинет, компьютер, интернет. В кабинете составляю график на день. И поехал – то на стадион, то еще куда-то. Сегодня здесь соревнования, завтра – там, послезавтра – областной чемпионат по боксу, Саша Поветкин приезжает. Кстати, его и правда ждали, а он не приехал.

Повезло, перед Новым годом встретился с Алексеем Петуховым (лыжник, чемпион мира, бронзовый призер Олимпиады-2010 – Sports.ru). Теперь он работает у нас директором спортивной школы зимних видов спорта. Мы начали беседовать, полчаса поговорили. Вижу, что ему интересно, разговорились. Ушли в сторону ВАДА. И тут к нему пришли по рабочему вопросу. Он говорит: «Извините, видите…» – «Вижу, давайте приду после Нового года».

Меня везде встречают с радостью. Недавно проходила областная премия «Вершина». В числе лучших федераций оказалась федерация регби Курской области. Ей всего лишь несколько лет, регби – вид спорта новый. Но руководство подошло ко мне со словами благодарности, потому что три-четыре года назад я эту тему развил, поднял, беседовал с нашими ребятами, один из них уже в составе юношеской сборной. И они сказали: «Игорь Васильевич, спасибо вам! Благодаря вам мы получили развитие. И дети пошли в секцию».

В другой раз звонят: «Анатолий Ватуненко, председатель федерации большого тенниса Курской области. Игорь, когда встретимся?» – «А что такое?» – «В январе юбилей федерации». Вот поеду к ним, будем освещать проблемные вопросы, варианты развития. Расспрошу про строительство четырех крытых теннисных кортов. Я помог в решении этого вопроса со своей газетой.

с Антоном Шипулиным

Я вижу, что все регионы уходят от печатных вариантов в интернет. Так дешевле, быстрее, информативнее и новостнее. Мы пока не собираемся, хотя я уже делал лет пять назад смету расходов под сайт. Но мне сказали: «Зачем сайт? Да ну его». Газета выгоднее региону – под сайд надо минимум трех-четырех журналистов, которые будут везде мотаться. Сайт должен быть заполнен. А здесь спокойно выходим раз в месяц. Плюс они везут эту газету в министерство, относят наверх в областную администрацию: «Вот какую газету комитет делает». Взаимовыгодный вариант получается.

Василиади написал две книги про спорт в Курске. Скоро издаст третью – про хоккей с мячом, прямо сейчас ищет на нее деньги 

Где-то работа становится рутиной, но исторические материалы или интервью всегда интересны. На вашем сайте я начинал активно писать в блог болельщиков «Спартака», когда-то у меня выходило интервью с Сашей Мостовым. Тогда еще спрашивали, почему оно не попало на главную. Или два больших интервью с Сергеем Михайловым – сейчас он член совета директоров «Спартака», друг Федуна. Он же курянин, а его брат Юра – мой друг по жизни, живет в Курске. Сергей же давно уехал, он ракетчик, они с Федуном близки именно на этой почве. Умнейший человек. Иногда он приезжает в Курск – у него мать жива здесь, родственники. Плюс привозит труппу Малого театра, его жена связана с ним. Как бывает возможность, пытаюсь узнать у него новости, инсайды о «Спартаке». Но не видел уже года два. А брат его, к сожалению, приболел – инсульт.

Три моих лучший материала – интервью с Гундарсом Ветрой, которое долго висело на главной баскетбольной странице Sports.ru. Кстати, мне не нравится, что вы убрали раздел женского баскетбола, теперь его нет даже в тэгах. Приходится вылавливать в общем потоке новостей. Еще вместе с пресс-атташе нашего «Динамо» делал интервью с Епифанией Принц (американская баскетболиста, с 2012 года выступает за курское «Динамо», одновременно играет в клубе женской НБА «Лас-Вегас», дважды участвовала в матче всех звезд женской НБА – Sports.ru). И, наверное, ряд очерков о лучших людях курского футбола – Владимире Басалаеве, недавно ушедшим из жизни. Он первым из курских футболистов сыграл два матча за сборную СССР – в 1967-1968 году. Попал туда из «Локомотива», мастер спорта международного класса.

В прошлом году на стадионе «Авангард» открыли мемориальную доску Виктору Сухорукову, величайшему курскому футболисту. Он признан лучшим курским футболистом всех времен. Считаю, что это в том числе моя заслуга. Я возглавляю совет ветеранов курского спорта – на общественных началах. Все ветераны – мои друзья. Некоторых через отца знаю с детства.

На спартаковских страницах есть глава из моей книги о Мише Булгакове. Я считаю, что это одна из моих лучших спортивных работ. Вообще, у меня уже две книги о курском футболе. В ближайшее время издаем третью. Вернее, вторую масштабную. Называется «Моя жизнь – спорт». Писал с нашим 82-летним ветераном – о хоккее с мячом. Потому что Курск – самый южный город, где был развит этот вид спорта. Наша заводская команда «Труд» стала чемпионом России-1959 в первой лиге. А с 1960 по 1968-й труд играла в высшей лиге советского хоккея. К нам приезжали «Динамо» Москва, СКА Свердловск.

Ветеран – мастер спорта СССР Георгий Николаевич Курдюмов. Мой друг. Он был капитаном и играющим тренером «Труда» в 1965-1968 годах. На нем воспоминания, мои – три исторических главы, вступление и заключение. Сейчас ищем финансирование. Кое-какие деньги нам пожертвовали бизнесмены. Но пока не хватает. Думаю, скоро издадим, хотя бы 500 штук тираж сделаем. Работу верстки и корректуру мы уже оплатили. Для типографии нужно 430 тысяч рублей на 1000 экземпляров. Осталось набрать 239 тысяч и напечатать хотя бы 500 экземпляров.

Собираю со знакомых, которые могут пожертвовать. Например, Николай Волокитин, бывший президент «Авангарда». Исполнительный директор «Динамо» Виктория Сгонникова. Официальные власти пока не помогают.

Если издадим 500 штук, то 100 оставим на презентации и тем, кто помогал. По 200 отойдут мне и соавтору. Какое-то количество экземпляров я продам. У меня уже заказывают.

Юрий (он же Григорий – Sports.ru) Николаевич работал над ней год. Свои три главы я написал за неделю-две. Но много времени ушло на подготовительную работу, поиск информации. Мне присылали фотографии из разных городов. Например, «Труд» играл в Архангельске, там ребята шли в архивы, брали подшивки, фотографировали статьи, что играли «Труд» и «Водник». Так было и с Кемерово, с Екатеринбургом. Я и сам ходил по архивам, газетам, библиотекам.

Я дружу с компьютерами, гаджетами. Но не умею рисовать графики, высчитывать цифры, проценты, GX (Василиади так и сказал – Sports.ru). Когда-то у меня был соратник, который организовал блог болельщиков «Спартака» – Борзыкин. Я всегда восхищался, как он умеет делать графики, схемы рисует. А я человек более старшего поколения. И учиться не собираюсь. Как я пишу, так и буду. Как писали Лев Филатов и Мартын Мержанов. Без всяких GX и графиков. Да, я понимаю, что в каком-то смысле уже ретроград. Но, насколько понимаю, меня считают адекватным пользователем не только спартаковские болельщики, но и армейцы, и зенитчики даже на вашем сайте.

Василиади мечтал сделать интервью с Черенковым, но не смог разговорить. Когда приедет в Москву, хочет зайти в офис Sports.ru

Моя мотивация в том, что мне интересно. Хотя издать книгу где-то и престижно. Можно даже подарить кому-то. Хотя уже нечего – предпоследний экземпляр отдал Малосолову (журналист, известный фанат ЦСКА – Sports.ru). На Sports.ru как-то писал ему по поводу Объединенного чемпионата, перехода на «осень–весна». Потом познакомились, он приезжал в Курск. Кроме него к нам приезжали Миша Поленов, Денис Левко, Леша Лебедев.

Еще я хочу, чтобы люди помнили, знали, интересовались историей спорта. Я считаю, что у нас в области хороший спорт, много славных страниц.

Сейчас у меня есть зарплата в СКК, пенсия. Выходит нормально, жить можно. На газету иногда приходится тратить свои деньги. Например, на последний тираж взял сумму из приза. Надо было напечатать его быстро под мероприятие – только одна типография согласилась, пришлось свои заплатить. Кто теперь их возместит? Никто. Ладно, разберемся.

Больше эти 870 тысяч не тратил – положил на счет. С кем я мог его разделить? Газету же делаю один. 

Наверное, меня можно назвать энтузиастом. Друзья и родственники к газете относятся нормально. Многие звонили, поздравляли с премией. Хотя ходят и такие слухи, что я поделился частью премии ради победы. Смешно.

Мечта в журналистике у меня была. Теперь уже не осуществима. У меня была встреча с Федором Черенковым и Сергеем Родионовым. Сидели с ними за одним столом, они приезжали на ветеранский матч в Курск. Но я тогда не занимался журналистикой – это 1998 год. Если бы занимался – Федора бы разговорил. Родионов-то говорил, а Федор сидел молча. Не пил. Я несколько раз к нему обращался – не получилось. О чем сильно жалею. Очень жалею.

Работать в Москве мне не предлагали, а я особо и не стремлюсь. Ну куда на старости лет ехать? У меня устроенный быт, привычная обстановка, много друзей. Молодые – да, уезжают в Москву, там цепляются. Мне это уже неинтересно. А они пусть растут.

Когда буду в Москве, было бы интересно зайти в Sports.ru. Все-таки 10 лет на сайте провел. Я никогда не хожу на общие ветки, не люблю срачи. А в серьезных блогах выхожу в комментарии. Я просто не любитель скандалить и разводить дурные вещи, как делает молодежь. В последнее время поменьше стал писать из-за этого. А так – это мой любимый сайт. Единственный сайт, где есть разнообразие, Трибуна, выбор видов спорта. Всегда читаю Авдохина.

В 2004-м Булыкин и Овчинников снялись в клипе Reflex. Игроки забили на запрет РФС, а съемки им напоминали договорняк

Босс «Айнтрахта» – хиповый дед: поднял клуб из руин, рулит дискотеками на Ибице, приглашает бездомных домой на Рождество

Фото: vk.com/Игорь Василиади

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья