Блог Первые в рейтинге

Сергей Скорович: «Тренер – не остров в океане, учиться всегда есть у кого, было бы желание»

Интервью главного тренера мужской сборной России по мини-футболу Сергея Скоровича о важности обучения тренеров в преддверии семинаров «Академии футзала» АМФР в Екатеринбурге и в Москве.

Сергей Леонидович, как Вы прокомментируете ранний вылет «Синары» из розыгрыша Кубка России?  

«Оргхим» сегодня лидирует в Высшей лиге, так что ничего удивительного нет.  

А «Синара» на момент проигрыша возглавляла турнирную таблицу Суперлиги.  

Формально «Оргхим» играл с текущим лидером чемпионата России. Но если посмотреть по людям – ряд игроков отсутствовал из-за травм, в Кубке играла молодежь и такая «Синара» сопоставима с «Оргхимом». К тому же всегда высокая мотивация, когда команду из Высшей лиги играет против команды из Суперлиги и любая недооценка соперник чревата проигрышем. Приведу пример. Не помню точно, это был 2007 или 2008 год, тогда «ВИЗ-Синара» была сила, мощь и успех, и мы в Кубке играли с глазовским «Прогрессом». Глазовцы ещё играли в Высшей лиге и о Суперлиге даже не мечтали. И при этом в Глазове мы тогда еле-еле выиграли 3:2, забив впятером  в концовке. Так что в Кубке всё сложно и каждый матч может сложиться по-разному. К тому же сейчас в «Оргхиме» играют воспитанники школы «Синары», это и Аширов, и Оппер, и для них это тоже был дополнительный стимул проявить себя.  

Хорошо проявили, счёт второй игры 6:2. Дмитрия Путилова моментами было просто жаль, как команда его отдавал на растерзание сопернику. «Оргхим» преподал наглядный урок, что силу вратаря во многом все-таки определяет оборона.  

Хороший вратарь – это всегда сумма действий, и индивидуальных вратарских, и командных оборонительных. Если команда в обороне не отрабатывает, не разрушает атаки соперника, никой вратарь не в состоянии спасти от всего. Арифметик простая. Когда я работал в «ВИЗ-Синаре», по статистике за весь сезон мы пропускали не большее двух голов за матч. То есть, если мы пропускали два, а забивали три, то мы всегда выигрывали. У нас было много матчей на ноль, соперникам было крайне сложно нам забить вообще, а забить больше трёх – только избранным командам. И, если взять нашу статистику за тот период, в среднем за матч около наших ворот создавалось от трёх до шести голевых моментов. Это крайне мало. То есть эти два-три гола в наши ворота – это реализация у соперника 50%, на предельно высоком уровне. И вот вратарь стоит в воротах, включается в игру от трёх до шести раз за матч. На тот момент у нас стояли Зуев или Гарагуля. Если они из шести пропускали два-три, для нас не страшно было, хотя по моментам это 30-50%. Теперь представьте, если с таким процентом этот же вратарь играет в другой команде, в статистике которой в среднем 20 голевых моментов за матч. Во что превращаются эти 30-50%?  

В шесть-десять пропущенных мячей.   

Пусть даже не 50%, пусть 30%, но свои шесть вратарь пропустил. Что команде делать? Идти и забивать десять? Такое мало кто позволит.  

Тут остается только вспомнить, что после перехода из «Синары» в «Дину» Сергей Зуев в Подмосковье так и не заиграл, и, в основном, сидел на лавке.  

Я же говорю – арифметика простая. Другая команда, другие условия и сразу другой результат. Во втором матче с «Оргхимом» Путилов стал заложником состава. С мальчишками психология сыграла плохую шутку. Они выиграли в первом матче и почему-то решили, что дело сделано.  

Но там тоже было всё скользко, счёт 3:2 – не повод почивать на лаврах.  

Подумали, видимо, что всё также сложится и такой же победы хватит для прохода дальше. Но второй матч был совсем другой, а итог мы все видели. Думаю, для «Синары» этот исход даже неплох. Молодежь получил по ушам, у игроков есть возможность осмыслить всё произошедшее, сделать выводы и дальше двигаться по чемпионату, нацеливаясь на плей-офф и на ответственное отношение к играм на вылет.  

Тут можно ещё вспомнить выступление нашей молодежной сборной до 19 лет на первом для этого возраста чемпионате Европы. Тоже получили по ушам?

Ожидания от турнира были высокие, нашей команде ставилась задача-минимум выйти в полуфинал, а потом играть за медали либо в финале, либо за третье место. Но по факту получилось, что наши U-19 вылетели на стадии группового этапа, не вышли из группы.  

Для Константина Маевского это был первый турнир в роли главного тренера команды. Вы были на его месте, когда на первом своем чемпионате Европы с национальной командой проиграли в четвертьфинале  Испании. Как пережить такие поражения?  

Конечно, всё это тяжело даётся. Это и называется опыт. А как его по-другому приобретать, как такие ситуации прожить, пройти, если только не на своей шкуре. Не учатся тренерскому мастерству на чужих ошибках. Чужой опыт далеко от тебя и тебя он не касается. Пока ты сам не столкнулся с какой-то серьезной ситуацией в игре, в команде, на турнире, ты понятия не имеешь, что такое вообще возможно. И как из этих трудностей выбираться – рецептов тоже нет, потому что каждая ситуация, каждая игра, каждая команда уникальна. И вот этот ушат холодной воды тебе на голову опрокидывается, и ты сам должен решить – есть в тебе силы идти дальше или стоит поджать хвост и убежать подальше от чужих глаз и критики. Одни тренеры переваривают  этот негативный опыт и развиваются дальше, другие остаются на своём уровне, а кто-то после неудач начинает скатываться всё ниже и ниже. Поэтому из любого поражения самое главное сделать выводы. Прежде всего, проанализировать и оценить собственные действия – что ты сделал правильно, что ты сделал неправильно, что бы ты изменил, каким путем ещё можно было пойти. Это единственно правильный путь для тренера, который готовил команду, который её занимался и вместе с ней проиграл. К чемпионату Европы-2010 у нас команда была очень хорошая, а в конечном итоге мы раз – и уехали, не добравшись даже до полуфинала. По игре испанцам в четвертьфинале мы не уступили по многим вещам, но они прошли дальше, а мы уехали домой. И надо было разобраться, что произошло. Потом я понял, что мне тогда не хватило опыта работы именно со сборными командами, потому что клубная история – это другая тренерская работа, там всё другое, чего не коснись – подготовка, тренировочный процесс, взаимоотношения. И я тогда понял и ощутил, что мне надо поменять в себе многое, взгляды, подходы. И я стал работать над собой.  

Но собственные ошибки порой бывает непросто увидеть.  

Поэтому всегда должны быть рядом люди, которые могут тебе сказать, что ты сделал неправильно. И важно прислушиваться к мнению авторитетных специалистов в тех ситуациях, когда нет результата, даже если ты сам считаешь, что всё сделал правильно. Надо научиться слышать чужое мнение, научиться анализировать, проводить работу над ошибками и делать поправки.  Я говорю не про огульную критику и крикливые обвинения «диванных экспертов», это-то как раз надо пропускать мимо ушей, а про взгляд тех людей, кто состоялся в тренерской профессии и понимает, о чём говорит.  

Константин Маевский много лет работал с Вами как второй тренер в сборных.  

И теперь он получает собственный опыт на посту главного тренера юношеских сборных. Для команды всегда есть главный человек в тренерском штабе, и от него всегда идёт посыл - что делать, как делать, когда делать, почему делать, для чего делать. Конечно, мы все, тренеры, можем в раздевалке, в  гостинице, в кулуарах можем поговорить и подискутировать, но ответственность за результат команды и за все принятые решения лежит на главном тренере. Тренерский штаб может быть и не согласен в каких-то моментах, может предлагать другие решения или другие варианты, может обращать внимание на какие-то нюансы во время подготовки. И наша задача всё рассмотреть со всех сторон и прийти к единому знаменателю, но груз ответственности лежит на главном тренере, а не на его помощниках. И это разное психологическое состояние – быть за плечом, давать советы или принимать удар на себя. Теперь Константин ощутил эту тяжесть управления всем процессом, а в результате получил большой объем данных для анализа собственных действий в новой роли. Мы многое обсудили, и еще многое будем обсуждать. Становление тренера – это непрерывная работа, она никогда не заканчивается. Поражения – это опыт, это часть профессии, мы все через это проходим.  

Поэтому остается порадоваться, что в АМФР и в системе подготовке сборных у тренеров есть с кем поговорить, и есть, к кому прислушиваться.  

Конечно! Потом что, если никого рядом нет, это катастрофа. Конечно, можно все шишки набить самостоятельно, но путь к профессиональному мастерству займет тогда гораздо больше времени, даже есть будет возможность работать. А зачастую такой возможности у тренеров нет, кто тебе даст планомерно набивать все шишки? Чаще всего, если ты задачу не выполнил, то услышишь:  «Спасибо, до свидания!». И ты идёшь не вверх, а на новый виток, на этом же уровне или даже спускаешь ниже. И никто не знает, справишься ли ты с этим, получишь ли когда-нибудь шанс замахнуться на что-то серьезное. Так что время для самосовершенствования необходимо сокращать всеми доступными способами.  

И мы вновь вернулись к «Академии футзала» АМФР, ведь не все, как Константин Маевский, могут быть у Вас на индивидуальном обучении.  

(Смеется). Да, для увеличения охвата в «Академии»  мы проводим курс «Тренерское мастерство», чтобы помогать тренерам профессионально расти.  

В 2019-м году география семинаров  была от самых восточных до самых западных границ России.

Да, территориальных размах впечатлил.  

Можете отметить какие-то региональные отличия в аудиториях слушателей?  

Отличия у тренеров есть, и они основаны даже не на уровне подготовки тренеров, а на уровне результатов команд региона, на тех возможностях, которые демонстрируют местные команды и клубы. И поэтому наш подход к семинарам тоже варьируется. Мы не можем рассказывать о современных тенденциях футзала и о спорте высших достижений, если тренеры находятся на самых первых ступеньках своего развития. Вернее, говорить-то мы можем, но это будут знания, которые неприменимы на практике при работе с любительской командой или в ДЮСШ. Поэтому мы многое даем в упрощенном виде, чтобы тренер не просто знал, что какие-то вещи где-то в мини-футболе существуют, а мог это попробовать применить в своей команде. А если через год я приеду проводить семинар, и они сделают шаг вперёд в результатах, тогда будем говорить про следующую ступень эволюции.

В России максимальный карьерный рост, если не брать сборную, -  это стать главным тренером клуба, который играет в Суперлиги. Есть Высшая лига, юниорские лиги, но все равно клубов не так много.  

В игровых видах спорта на высоком уровне много команд не бывает, такова система. Хочешь попасть на вершину – придется пройти длинную лестницу со множеством ступенек. Я начинал работать с командой, в которой были ребята в возрасте 15-16 лет, и я начинал не главным тренером этой команды. Большой плюс был в том, что эта команда была в структуре клуба, который играл в Суперлиге. У клуба уже была история, была своя вертикаль подготовки футболистов, были возможности для развития клуба. Это было хорошее начало. Также тренеру надо понимать, что если он хочет стать грамотным специалистом, то необходимо получить профильное спортивное образование, чтобы обладать базовыми знаниями, освоить теорию и методики физической культуры и спорта. Туда входит всё – планирование, микроциклы, развитие качеств спортсменов и всё на свете, без чего невозможно работать.  

У слушателей «Академии футзала» есть это базовое образование?  

Не всегда и не у всех. А кого-то оно формально есть, человек имеет диплом института физкультуры, но знаний у него нет, потому что он не учился, а был в это время футболистом и играл. И, если эти фундаментальные знания не приобрести, то в хорошего тренера сегодня не вырасти, а про топ-уровень вообще можно забыть. Знание – сила, это ведь не просто так говорится, это средство для построения тренерской карьеры, для построения команды-победителя, для воспитания выдающихся спортсменов. Далеко за примером ходить  не надо. Недавно  проводил показательную тренировку на семинаре с футболистами из юношеской команды. Ребята не могли сделать многих технических элементарных вещей, которые являются основой футзала, и которую должен закладывать детский тренер.

Мы когда отдаём детей в школу, они там сразу занимаются тригонометрий и информатикой? Нет, они учат цифры, буквы, рисуют палочки-крючочки, учатся читать, писать, осваивают сложение и вычитание, умножение и деление, идут от простого к сложному. Как требовать решить  логарифмическое уравнение, если человек даже считать не умеет? О каких финтах и тактических действиях говорить, ли координация не развита и парни даже двигаться правильно не научены? Когда нет основы, не  будет и развития, не будет прогресса. Кто-то на природных способностях и физических данных выезжает до определённого уровня, но дальше-то – потолок и время упущено. И вопросы возникают не к спортсменам, которые не умеют, а к тренерам, которые не научили. И поэтому всё упирается в образование тренеров, чтобы они грамотно подходили к учебному процессу в спортивных школах.

Либо бывают другие истории – тренер может быть очень хорошим теоретиком, получившим прекрасное образование, но от игры он далёк, он её никогда не чувствовал, он на практике ничего не может показать, он не умеет работать с мячом. Для детей и подростков очень важен показ, что и как нужно сделать, словами многого не объяснить. Я часто на открытых тренировках вижу удивленные глаза детей-футболистов, если я сам что-то с мячом показываю. Они смотрят, как будто я с Луны упал, настолько не ожидают, что я умею делать то, что требую от них, и показываю, как всё должно выглядеть. Причем, я же как футболист, звёзд с неба не хватал, но на фоне многих работающих тренеров я на площадке выгляжу как суперзвезда футбола (смеется).

Поэтому важен баланс, на теоретический фундамент должно накладываться собственное техническое мастерство, понимание игры, любовь к мини-футболу, стремление к успеху. Это всё важнейшие слагаемые для достижения результата.  

Откуда браться таким сбалансированным тренерам?  

Давайте посмотрим на сильнейшие российские клубы. Сейчас в Суперлиге многие тренеры – это игравшие в своё время спортсмены: Горбунов, Зоидзе, Путилов, Яшин, Ларионов…  

В этом сезоне на пост главного тренера «Синары» вернулся Евгений Давлетшин, а Алексей Мохов занял пост спортивного директора клуба. Может, зря такую рокировку провели, пусть бы дальше рос в хорошего тренера?  

Это не ко мне вопрос, это решение не в моей компетенции. Лично мне импонировало, как Мохов работал, и нравилось, как команда при нем играла. И, опять же, один битый во все времена шёл по цене двух небитых.  

Все, кого Вы перечислили, это одно поколение тренеров, условно, один возраст. А кто придет за ними?  

Поэтому мне бы хотелось, чтобы, например, Мохов, и дальше развивался как тренер.  Но вопрос надо задать, прежде всего, Мохову – хочет ли он сам идти по этой дороге? Может, это было его личное решение и желание - перейти на административную работу.  

Алексей Мохов на позиции тренера лично у меня органично ассоциировался еще лет 10 назад, и, к примеру, я никогда не видела в этой роли Дмитрия Прудникова.  

Я бы хотел, чтобы Лёша был тренером. Пусть не сразу в клубе Суперлиге, может, в дубле, в каком-то клубе Высшей лиги, или вообще в другом клубе, или с юниорами, но чтобы он профессионально рос и развивался.  

Но, может, и правда, административная должность лучше, чем горький тренерский хлеб?  

Не знаю. Но мне кажется, это не интересно.  

Из тех футболистов, кого Вы хорошо знаете, кого бы Вы еще назвали, как людей, обладающих тренерским потенциалом?  

У Путилова в «Тюмени» работает  Денис Абышев, да и во всех клубах Суперлиги есть вторые тренеры, есть тренеры вратарей. Резерв готовится, возможно, кто-то из этих вторых номеров дорастет и до первого номера. Кому-то выпадет шанс, возможность, кому-то доверят, у кого-то получится, у кого-то нет.

Когда я работал в «Синаре», я чувствовал, что из игрока Лёши Мохова может вырасти тренер. Через какое-то время, думаю, может заняться тренерской деятельностью Костя Агапов и у него получится. Костя всегда был парнем с выдумкой, думающий, интересующийся. И у него уже есть необходимое физкультурное образование, к тому же это его второе высшее.  Если Костя решит двигаться в этом направлении, если  всё правильно выстроит, то его задатки могут развиться. К тому же он не такой резкий, не такой жесткий, как Мохов, Костя покладистый по характеру,  он будет требовать,  никого не ломая через колено, сможет находить общий язык с игроками и создавать нужный микроклимат в команде.  

А Константин Тимощенков?  

Он работал с Моховым в первой команде «Синары», сейчас работает вторым тренером в дубле. Не знаю, что сказать о его тренерских перспективах. Мохов, Агапов, Тимощенков – все разные по характеру.   Но это же хорошо? И тренеры должны быть разные, и команды должны быть разные, и мини-футбол должен быть разным.  

Костя, который Тимощенков, он ведомый. Может, я ошибаюсь,но он всегда шел за кем-то. Он по натуре рубаха-парень, компанейский весельчак, он душа компании и замечательный человек, и, возможно, ему просто не нужен груз ответственности. Не все должны быть главными тренерами и не все хотят быть на первом план. Быть помощником, соратником и единомышленником – тоже дар.

Я не вижу Костю сейчас каждый день, не вижу его работу, есть ли у него прогресс. Я не знаю, чем как тренер занимается Паша Чистополов. В жизни многое меняется, люди сильно меняются, и часто эти перемены непредсказуемы. Может, пройдет десять лет, и Тимощенков с сегодняшним дублем «Синары» выиграет как главный тренер чемпионат России, почему нет?  

Вы всё про своих.  

Про кого знаю, про тех и говорю (смеется).

Если говорить про сборную, то мне кажется, Робиньо будет выдающимся тренером, если выберет этот путь. Он очень к этому предрасположен и у него огромный потенциал. Сейчас у Робика новый взлёт в карьере игрока, он великолепно играет, в прошлом сезон был признан лучшим игроком в португальском чемпионате. И дай Бог ему ещё играть и играть.  Вот когда он закончит карьеру, мне было бы интересно наблюдать за его командами, если он будет работать тренером. Что-то мне подсказывает, что там будет, на что посмотреть.  

Давайте к Вашим воспитанникам вернемся. А Сергей Абрамов?  

Он потенциально идеальный детский тренер, причем для самых малышей, для которых важен не результат, а игра - бежать сломя голову, бить без раздумий и оглядки. Абраму самому дай мяч – и он счастлив.  Детям нужен праздник, радость, цирк, и Абрамов может это дать с лихвой, влюбить в футбол, показать всё возможное и невозможное, что можно делать с мячом, зажечь желание научиться.

Костя Агапов, кстати, тоже будет отлично ладить с детьми, у него получиться может создать с нуля команду, из детей, из молодежи, воспитать и довести её до серьезного уровня. Мне сложно представить, что Костя куда-то придёт и возглавит взрослую команду, а вот вырастить свою ему по силам. Для всех сложным оказывается разное, кто-то, наоборот, не может и не готов работать на результат много лет, а кто-то находит в этом радость и призвание.

Влад Шаяхметов может состояться, как тренер. Ему нужны знания, опыт и время, а по своему складу он подходит для этой работы. Шаяхмет такой, где сядешь – там и слезешь, ни одна муха не пролетит рядом без его контроля. Если что-то на площадке или в раздевалке не то, он всё выскажет. Причем сейчас Влад уже приобрел определённую  житейскую мудрость, научился контролировать свои эмоции и быть разным, таким, каким надо в зависимости от ситуации. Если раньше он вспыхивал без оглядки, то сейчас всё чаще всего под контролем, и это хорошо.  

А Сергей Сергеев?  

Мы всех будем перечислять? (смеется). Сергеев может. Он серьезный человек и трудолюбивый, если что-то делает, за что-то берется, то относится к этому ответственно.  

А Артем Ниязов? Лет через 15?  

Он молодой парень, ему ещё играть и играть. Посмотрим.

Столько много игроков проходило через сборные, сложно оценить тренерский потенциал каждого. То, что человеку дано – это одно,  а как обстоятельства складываются и чего сам человек хочет – это другое, калейдоскоп один, а картинки получаются у всех разные. Возьмите Андрея Афанасьева – целеустремленный человек, не боится работы, обладает бойцовским характером, что позволило ему стать заметным игроком. Если он поставит себе задачу тренировать и показывать определённые результаты, рано или поздно он их добьется, даже в той ситуации, когда другие бы сдались.  

Получить шанс – сложно. Тем, кто находится в клубной системе, зацепиться за возможность проще, ведь так?  

Конечно, проще, чем человеку со стороны, если в клубе тебя хорошо знают. Но под лежачий камень вода не течет, чтобы получить шанс придется и самому серьезно постараться, будь ты хоть в клубе, хоть вне его.Откуда взялся Путилов?  Мы ровесники, играли в одной команде, начинали в «Луче», а заканчивали в ВИЗе. И когда Путилов закончил, он устроился тренером в детско-спортивную школу  и проработал с детьми лет восемь или десять. Потом дошел до дубля, и только потом шагнул дальше, и вот в прошлом сезоне с «Тюменью» выиграл чемпионат России.   

А что делать амбициозным специалистам из нефутбольных городов, которые хотят вырасти в больших тренеров? Искать встречи с президентами клубов и просить дать работу?  

Надо показывать результаты. Можно работать в спортивной школе в маленьком городке или в отдаленном регионе и тренировать группу детей порядка 30 человек. Так нужно показать, что вот моя команда, вот так она играет в своем возрасте, вот такой прогресс виден от сезона к сезону, вот так мы выступаем на турнирах, вот такие отборы проходили, вот такие трофеи завоевали. Если команда проходит региональные отборы и выходит на всероссийский уровень, то тренера и успехи его команды при переходе из возраста в возраст видят многие. Так создается резюме, которое потом можно  приложить к просьбе о возможности работать в большом клубе, показать свою полезность и войти в систему подготовки для главной команды. То есть не просто «я хочу», а «я могу», потому что у меня есть образование, опыт, успехи и желание расти дальше. В спортивной школе «Синары» такие случаи не единичны, люди приезжали работать из разных уголков страны. Думаю, что и в «Тюмени» могут рассказать такие ж тренерские истории.  

На сколько лет нужно запастись терпением, чтобы наработать такое резюме, чтоб претендовать на что-то серьезное?  

Это всё индивидуально. Минимум – это пять-семь лет, если начинать тренировать  детей 7-8 лет и доходить с ними до всероссийских финалов.

И снова повторюсь, что важно, чтобы кто-то был рядом. Когда я пришел тренером в дубль, там был тренер Бугаев, а в главной команде был тренер Миргалимов. И я ходил на тренировки основной команды, занимался, учился, задавал вопросы, много общался на протяжении долгого времени и сейчас мы поддерживаем связь. После Миргалимова один год ВИЗ тренировал Руднев, отношения были не очень, но я смотрел, как работает он, как тренирует он. Потом был тренер Папаев, который работал во многих мини-футбольных командах, и у нас с ним установились теплые отношения, и мы много общались на профессиональные темы. Приехал Побегалов -  я общался с ним, и сейчас общаюсь. Был тренер Федотов в «Урале», был Стукалов, с которыми мы тоже до сих пор общаемся.

Начинающий тренер – не остров в океане, учиться всегда есть у кого, было бы желание. Все тренеры проходят сложный путь становления, и на моей практике от ворот поворот никто не давал, двери в зал не закрывали перед носом, наоборот, нужно – садись, смотри, мотай на ус. Человеческие отношения – дело другое, могут сложиться или нет, но смотреть тренировки никто не запрещал.  

Это, опять же хорошо там, где есть клубы. В Екатеринбурге – ВИЗ-Синара и «Урал», а в другом город может и не быть профессиональной команды, не то что школы.  

Было бы желание. Конечно, без сильных клубов в городе сложнее, но многие тренеры ездят по соседним регионам или используют возможности при выездах на турниры в другие города. Когда я был главным тренером «Синары», тренеры из других городов приезжали и смотрели наши тренировки, или какие-то команды хотели после своих игр поприсутствовать, я никогда никому не отказывал. Писали, звонили заранее – можно мы приедем, посмотрим, ответ всегда был один – приезжайте, смотрите. Тогда работа в клубе шла в ежедневном режиме, и никаких сложностей не было, я всегда разрешал. С клубами это гораздо проще – можно за несколько дней посмотреть тренировки команд разных возрастов и у разных тренеров, многие в «Синару» так и приезжали, на несколько дней, чтобы быть с зале с утра до ночи.

Но и сейчас бывает, что по предварительному согласованию у нас сидят тренеры  на трибунах во время занятий сборных. Чаще всего это происходит как раз в рамках семинаров «Академии футзала» АМФР,  а иногда мы проводим открытые тренировки для всех желающих, как было на «Кубке Каспия». Кто-то индивидуально вопрос посещений решает, у кого-то наши сборы с поездкой в Москву совпадают,  кто-то приезжать специально. Кто хочет, тот будет искать возможности. Тренер «Оргхима» Рашид Камалетдинов несколько сборов мужской команды в Москве посещал, сидел на трибунах и наблюдал за нашей работой. И в этом сезоне, и в прошлом году ездил, учился.  

Вот мы и выяснили, почему «Оргхим» обыграл «Синару».

(Смеется).  

Валерия Зык, СА «PRa-техника»

Фото АМФР

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья