Блог Разрезая лёд

Отношения в паре, прыжки и Нейтан Чен как пример для подражания. Интервью Аполлинарии Панфиловой — Дмитрия Рылова МАТЧ!

  • Юниорская спортивная пара Аполлинария Панфилова — Дмитрий Рылов две недели назад выиграла золото финала Гран-при, собрав тем самым полный комплект наград такого уровня. 
  • Несмотря на юный возраст (партнерше шестнадцать, партнеру восемнадцать), они давно имеют свое лицо, а главное — демонстрируют парные элементы топ-класса даже по меркам мастеров. 
  • При этом по юниорам пара выступает третий год и может не переходить во взрослые еще столько же — достаточное время, чтобы поработать над своими проблемами и развить достоинства.
  • Мы пообщались во время показательных выступлений в Турине между номером Аполлинарии и Дмитрия и финальным общим выходом.

Из этого интервью вы узнаете:

  • Самый неожиданный и милый ответ на вопрос, кто вдохновляет Дмитрия в спорте
  • Должны ли были Панфилова — Рылов исполнять тройной прыжок в финале Гран-при
  • С какой задачей они едут на взрослый чемпионат России
  • Собираются ли переходить во взрослые в следующем сезоне
  • Почему Аполлинария и Дмитрий постоянно ругались, когда только встали в пару
  • Какая связь между написанием музыки и котлетами из «Пятерочки»
  • В чем Нейтан Чен, на их взгляд, может быть примером для всех фигуристов
  • Кто идет мириться первым, если поругались

«Не хотелось бы, чтобы нас называли однодневками»

— Это ваш третий финал. Уже было серебро, бронза и теперь вот золото. Есть ли чувство, что в Турине доделали что-то важное, собрав полную коллекцию медалей?

Дмитрий Рылов: В первую очередь есть чувство, что не сделали все, что задумывалось. В короткой у нас не получился тодес, вращение поставили не по уровню. А в произвольной у Аполлинарии что-то произошло, и она упала с выброса, который обычно делает сто из ста попыток.

Аполлинария Панфилова:  Я недовольна прокатами, особенно произвольной, но и в короткой хотелось показать результат, хотя бы как на Гран-при в Польше. А в целом, конечно, мы рады. Если бы стали двукратными серебряными призерами, было бы немного не то.

— Возникло некоторое недопонимание с тем, что многие ждали от вас тут тройной прыжок. Насколько знаю, здесь и сейчас вы и не планировали его делать в силу определенных проблем со здоровьем?

А.П.: Мы его тренировали, выкладывали видео в соцсети — там все наглядно. Но конкретно сейчас старые травмы дают о себе знать, поэтому не добавляли новый элемент. Никто из нас не хочет, чтобы мы просто вылетели. И лучше мы прокатаем сейчас на стабильности, чем будем рисковать другими важными соревнованиями в сезоне.

А видео выкладывали не из желания что-то кому-то доказывать. Просто мне лично не хотелось бы, чтобы нас называли однодневками. Многих спортсменов так называют, даже девочек, которые первый сезон выходят из юниоров во взрослые. Все говорят — ой, да это на один день… А они потом побеждают три сезона.

— Во взрослые собираетесь выходить в следующем сезоне?

А.П.: Нет, остаемся еще в юниорах. Но начнем ездить на взрослые соревнования серии Б.

— Соответственно, вы для себя определяете приоритетным олимпийский цикл уже после Пекина?

А.П.: Мы так далеко даже не заглядываем, если честно. Неизвестно, что будет завтра. Травма, еще что-то. Упадешь неудачно, а тебе скажут — все, приехала. У нас пока нет прямо олимпийской цели — сейчас или потом.

Д.Р.: По нашему личному опыту, когда мы начинаем загадывать и смотреть сильно вперед, ничем хорошим это не заканчивается. Поэтому живем не то чтобы одним днем, но не форсируем.

— Скоро едете на взрослый чемпионат России. Какие главные задачи на этот старт?

А.П.: На чемпионат России едем в том числе потому, что у нас будет большой перерыв до юношеских Олимпийских игр (пройдут с 9 по 22 января в Лозанне. — «Матч ТВ»). Павел Сергеевич (Слюсаренко, тренер пары. — «Матч ТВ»)  хочет, чтобы мы поддерживали соревновательную форму, чтобы нас потом не пришлось заново собирать.

— У вас в этом сезоне две разноплановые удачные программы. Как думаете, насколько сейчас вообще важно стараться угадать с постановками?

Д.Р.: Очень важно. Еще важно, кто хореограф, важно друг друга чувствовать.

А.П.: Я думаю, что каждый спортсмен должен найти своего хореографа. От этого и получается классная программа. Нам все сезоны, кроме самого первого, все ставил Николай Морозов. Он такой трудоголик невероятный. Мы недавно были в Новогорске перед финалом: человек на льду с самого утра до позднего вечера. И никогда не скажет, что устал. Кому-то программы ставит, с кем-то над элементами работает. Великий человек.

«Могу после тренировки зайти в «Пятерочку» за котлетами, мне что-то в голову стукнет, и я полчаса, не отрываясь, пишу музыку»

— Помните первое впечатление друг о друге, когда вас поставили в пару?

Д.Р.: Я приехал в Пермь в 14 лет, встал сначала с другой девочкой. Мы попытались, пару раз съездили на сборы — потом девочка решила, что ей что-то не нравится, либо же просто испугалась. Без объяснения причин уехала.

И вот я прихожу в зал. Наш тренер смотрит на меня, потом на Аполлинарию, которая тогда пришла первый день, и говорит — давайте попробуем на время. Попробовали две недели, он сказал — давайте на годик. Так все и завертелось… Чуть больше, чем на годик. (Улыбается.)

А.П.:  Да, я как раз вернулась после травмы. Не каталась восемь месяцев, и моего бывшего партнера поставили с другой девочкой. Я на льду на ногах нормально стоять не могла первое время.

Если говорить о первом впечатлении, так как у меня уже были партнеры, я умела делать все парные элементы. И подумала — ну, во-о-от. Все заново начинать.

Д.Р.: Если честно, сначала мы друг друга вообще не переносили.

А.П.: Первый сезон.

Д.Р.: Да, первый год очень часто ссорились, что-то друг другу доказывали. Полина с таким характером, что привыкла командовать.

А.П.: В паре всегда была главная я.

Д.Р.: А я не привык, чтобы девушка так действовала. Ну, и началось.

— В какой момент вы поняли, что перестали бороться друг с другом и стали настоящей парой?

Д.Р.: Осознание пришло к нам в том году после двух этапов Гран-при. Лично я именно тогда почувствовал, что мы стали парой.

А.П.: А я почувствовала это после нашего первого финала Гран-при. Мне тогда стало реально интересно, я поняла, что у нас что-то может получиться. Интерес нарастал, нарастал, и потом у нас был резкий скачок из того сезона в следующий. Мы сильно выросли в катании. Тогда уже всем было понятно, что мы будем продолжать.

— У вас отличное качество парных элементов. Сколько времени уделяете их отработке?

Д.Р.: Пермские пары (Аполлинария и Дмитрий живут и тренируются в Перми. — «Матч ТВ») всегда отличались высоким уровнем парных элементов. Поэтому в первую очередь базовая техника влияет на качество.

А.П.: Три года, которые мы катаемся на Гран-при, над парными элементами работаем от силы 50 минут на тренировке. Мы обычно разминаем подкрут, два выброса, прыжок и идем дальше на прыжки.

Д.Р.: Сейчас мы выходим и делаем их один-два раза на льду, ну, и пару раз в зале все, кроме выбросов.

— А сколько часов в день в целом тренируетесь?

А.П.: У нас две тренировки в общей сумме по 6 часов в день. С перерывом получается так, что заканчиваем поздно вечером.

— На что еще остается время? Дмитрий, я знаю, музыкой увлекается, а Полина — мейкапом?

А.П.: Мне это нравилось раньше, но сейчас уже особо не хочется, как-то я больше в спорте. В выходные даже лишний раз никуда идти не хочется. Я могу поделать уроки, погулять, но определенного хобби у меня нет.

Д.Р.: В музыке я нахожу себя. Могу после тренировки зайти в «Пятерочку» за котлетами, мне что-то в голову стукнет, и я превращаюсь в какую-то машину печатания — полчаса, не отрываясь, пишу музыку. Пока просто не уделяю этому много времени, потому что выбираю спорт. Если пытаться охватить все всерьез, можно не успеть ни за одним зайцем.

А еще загадка — когда я разговариваю, я заикаюсь. А когда занимаюсь музыкой — нет. Не знаю, как так происходит.

— Полина, вы слышали музыку, которую пишет Дима? Что скажете?

А.П.: Когда я услышала самый-самый первый раз… (Пауза.) мне хотелось промолчать, если честно. (Оба смеются.)

Д.Р.: Это было записано на диктофон, поэтому было ужасно.

А.П.: Сейчас, если бы я не знала, что это Дима написал, даже бы слушала.

«Аполлинария меня вдохновляет — никогда не встречал раньше таких девочек»

— Если бы вы могли сейчас сходить на концерт любой группы, любого артиста, кого бы выбрали?

Полина, опережая Диму на полсекунды: 

А. П.: T-fest!

Д.Р.: Блин, я хотел на «раз, два, три» — и сказать вместе!

А.П.: Не получается никак сходить. У меня много раз была такая возможность, но я не попадала. Очень обидно.

Д.Р.:  Я бы еще хотел сходить на уже покойного XXXTentacion.

А.П.: А я бы еще на концерт Эминема.

Д.Р.: Вообще я бы больше хотел сам дать концерт. (Улыбается.) Но для этого нужна аудитория, которой у меня пока нет. Чтобы ее собрать, нужно время. Пока я в спорте, я точно не буду этого делать. Потому что если вдруг все получится, как совмещать? Сегодня выступил на сцене, а завтра рванул на соревнования? Знаю примеры, когда ребята сильно увлекались чем-то помимо спорта, но в итоге теряли все.

— Нейтан Чен выиграл финал, продолжает учиться в университете, прямо здесь на пресс-трибуне делал уроки. Как думаете, как ему удается все совмещать?

Д.Р.: Невероятно. Насколько я знаю, он еще и лучший в своем университете. Приезжает на соревнования, пишет тут какие-то формулы, а потом идет кататься. Мне кажется, мы все должны стремиться стать такими. Не приходить после тренировки, заказывать «Макдональс», есть это все и смотреть в экран. Нужно постоянно развиваться.

А.П.: Просто низкий поклон ему. Безмерное уважение.

— Раз уж речь зашла о Чене и о образцах для подражания. Как думаете, какие качества могут помочь фигуристу добиться большого успеха в спорте?

А.П.: Трудолюбие. Талант не столь важен, сколько работа. Терпение.

Д.Р.: Талант, трудолюбие и тренеры. Помощь родителей.

А.П.: Точно. Родители.

— Какую роль родители сыграли в вашей спортивной карьере?

А.П.: Моя мама очень много для этого сделала. Она ездит со мной на все крупные соревнования, сюда вот приехала. Причесывает на выступления, помогает с врачами, если у меня что-то болит, ходит в школу и берет задания, чтобы я хоть что-то успевала сделать. Вообще памятник таким родителям нужно поставить, что они не бросают ребенка на произвол судьбы — типа иди делай сам, как хочешь. При этом меня никогда не заставляли. Всегда было так, что хочешь — катайся, не хочешь — давай будем учиться. Решай сама.

Д.Р.: У меня с последним было с точностью до наоборот. Дело в том, что когда я был маленький, был ужасно ленивый. Я и сейчас-то ленивый, но тогда это было… совсем тяжело. Меня родители прямо заставляли. Говорили — вырастешь, придешь к нам и скажешь спасибо. А я думал, что мне вообще это все не надо. И сейчас только понимаю, как они были правы.

Они вложили в меня такой большой кусок своей души, что мне кажется, я им до конца жизни это не смогу отдать. Когда я еще катался в Кирове, родители искали дополнительный лед, мы делили его втроем с другими ребятами. Они находили возможность для моих индивидуальных тренировок, они меня везде возили и поддерживали. Если бы не родители, наверное, я бы еще в детстве все бросил.

— Когда ругаетесь, кто первый идет мириться?

А.П.: Дима.

Д.Р.: Полина очень гордая. Если я не прав, я могу это признать. Если накосячил, могу извиниться, вообще не проблема.

А.П.: Но я тоже могу извиниться, если накосячила!

Д.Р.: Ага, вот так: «Эээ, сорян». (Оба смеются.)

— За какие качества характера вы друг друга уважаете?

А.П.:  Надо подумать…

Д.Р.:  Ладно, давай я первый. Мне в голову сразу приходит трудолюбие. Помню только пару дней за все эти годы, когда Полина могла позволить себе полениться. Вообще она заставляет меня что-то делать очень часто.

Был вопрос на пресс-конференции, кто вдохновил нас в спорте, так я бы ответил, что до 14 лет меня никто не вдохновлял — я приходил на каток просто по привычке. А с 14 лет уже Аполлинария меня вдохновляет — никогда не встречал раньше таких девочек.

А.П.: Я теперь боюсь говорить, потому что ничего лучше и не скажу. Вообще как-то не задумывалась раньше об этом… Как в человеке меня привлекает доброта Димы к близким. К чужим людям он так не относится.

— Давайте закончим на мажорной, праздничной ноте. Как думаете, какой новогодний подарок больше всего обрадует вашего партнера?

Д.Р.: Карточка в магазин косметики на несколько тысяч.

А.П.: Да, мне очень надо сейчас. А я даже не знаю. Всегда так долго думаю, что подарить. Пусть это останется сюрпризом для Димы.

Анастасия Панина

МАТЧ!

Авторские орфография и пунктуация сохранены. Текст и фотографии приведены без изменений.

Выступления и интервью Аполлинарии Панфиловой и Дмитрия Рылова на ЮФГП 2019

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья